ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я взглянул на него так, что он попятился.

– Честное слово, господин, она не сказала, куда отправилась и когда будет.

Мысленно чертыхнувшись, я решил поискать Елену, спустился в пропахшие маслом (это был своего рода военный ладан), металлом и кожей казармы.

– Елена сегодня в провиантском наряде. Сказала, что поедет на рынок.

Попытка найти Тамру тоже не увенчалась успехом.

– Рыжая, ученица чародея? Нету ее, господин, о чем, признаюсь, никто не плачет.

Да, нельзя было не признать, что Тамра всегда имела особый «дар» обзаводиться друзьями.

В конце концов, мне пришлось отправиться домой, и едва я въехал на освещенный мерцавшим на ветру фонарем двор, как навстречу выбежала Кристал. Сжав в объятиях, – я и забыл, какая у нее силища, – она чуть ли не стащила меня с Гэрлока.

– Ты вернулся!

– Поосторожнее с рукой. Рана еще не зажила.

На это Кристал ответила мне поцелуем, который стоил всех трудов и скитаний.

– …надо же… а мне думалось, вы друг по другу не соскучились… да и с чего бы?

Ехидные замечания Хайтен, адресованные Перрону, в настоящий момент заменявшему Елену в качестве командира личной охраны Кристал, были оставлены мною без внимания, а вот в ответ на его предложение поставить Гэрлока в стойло последовало согласие. И мое, и самого Гэрлока.

– Тебе надо подкрепиться, – заметила Кристал.

– Не помешает. Но сначала помыться и привести себя в порядок.

– Тоже верно, – согласилась она, принюхавшись и скорчив гримасу.

– Ужин ждал долго и подождет еще, – завела свою песню Рисса. – Все равно мне приходится стряпать, не зная, сколько человек сядет за стол. Много наготовишь, никто к обеду не явится, мало – нагрянет целая орава…

Переглянувшись и ухмыльнувшись, мы с Кристал отправились в умывальню, где я первым делом сбросил свою, мягко говоря, не слишком чистую одежонку. Кристал, само собой, принялась рассматривать рану.

– Как тебя угораздило?

– Да вот, нарвался на трактирщика, который с помощью наемных головорезов грабил постояльцев. Уйти-то мне удалось, но, как видишь, не без потерь.

– А почему ты не отделал их посохом?

– У меня его с собой не было. Знаешь, на малого, который повсюду таскает с собой орясину длиной в пять локтей, люди посматривают с подозрением. Не иначе, находят его опасным. То ли дело клинок, один его вид внушает всем почтение. Кристал хмыкнула:

– Может быть, тебе стоит носить дубинку?

– А что, идея недурна.

Мне это как-то не приходило в голову, но мысль, безусловно, казалась здравой.

– Кристал, вокруг источника стоят лагерем две сотни бойцов. И у них есть ракеты.

– Ракеты? Такие, какие в старые времена Отшельничий использовал против Фэрхэвена?

– Не совсем. Те были из черного железа, а у Берфира – стальные, – ответил я, взявшись за бритву. При всей моей нелюбви к бритью щетина на щеках радовала еще меньше.

– Ты собираешься бриться до обеда?

– А что, надо после?

– Ты невозможен.

– Только временами, – ответил я и поскреб щеки. – Этот чародей, Герлис, будет посильнее Антонина.

– Давай обсудим это попозже, – отозвалась она, осторожно прикасаясь пальцами к кровоподтеку вокруг покрывшейся коркой раны. – Как давно это случилось?

– Дай-ка подумать… Задели меня в Санте, а там я был около восьмидневки тому назад.

– Надо же, а рана почти зажила.

– Умение работать с гармонией дает некоторые преимущества.

– Дает-то дает, но обольщаться этим не стоит. Бывают раны, которые не исцелить никакой магией.

Спорить с этим не приходилось, и я поспешил поскорее покончить с бритьем и умыванием. Тем паче, что желудок мой выдавал отчаянные рулады.

– Кое-что не изменилось, – заметила Кристал, покачивая головой.

– Много чего не изменилось.

Через заднее крыльцо, на котором я не сиживал с лета, мы прошли прямо на кухню. Рисса уже расставляла посуду.

– Принимайтесь за еду, пока не остыло, – сказала стряпуха.

Перрон и Хайтен усмехнулись, их уговаривать не приходилось.

Над кастрюлями поднимался пар, и я чуть было не обжег левую руку, но не стал заострять внимание на таких пустяках и налег на одно из самых любимых блюд Риссы: куриный бульон с клецками, зеленой лапшой, листьями мяты и перечным соусом, делавшим блюдо почти столь же острым, как буркха.

– Как путешествие? – спросила Хайтен.

– Сначала мне нужно дать отчет командиру, а уж потом расскажу всем, – ответил я, с улыбкой посмотрев на Кристал.

Перрон покачал головой.

– На прошлой восьмидневке сюда наведывался торговец оливками, – заявила Рисса. – Назвался Хенсилом. Норовил браниться, но я, как было велено, сказала, что мастер Леррис уехал по поручению самой самодержицы. А он ответил, что у самодержицы своя работа, а у столяра – своя. Самодержица не мастерит стулья, а вот столяру не стоит заниматься государственными делами.

– А что ты ему еще сказала? – спросил я, едва не поперхнувшись слишком горячей клецкой.

Рисса пожала плечами.

– Сказала, что он совершенно прав и что всем нам было бы куда как лучше, займись мастер Леррис своими делами, а не выполнением чужих просьб.

– Конечно, – пробормотала Хайтен с набитым ртом, – заказчику стульев хочется, чтобы ремесленник делал стулья, а заказчику магии интереснее другое.

Я продолжал есть. Бывают моменты, когда лучше всего попридержать язык за зубами.

После обеда Рисса выставила нас из кухни. С нашей стороны никаких возражений не последовало.

– Что сначала, дела или удовольствия? – спросила Кристал, закрыв дверь спальни.

– Сперва поговорим о делах. Тем, что поважнее, займемся потом, – ответил я, хотя и понимал, что разговор о делах может не оставить времени для более приятных занятий.

Итак, она услышала полный отчет о моих похождениях, включая историю с обеими девушками и признание в том, что я и по сию пору испытываю чувство вины перед девчонкой из конюшни.

– Я тебя понимаю, – сказала Кристал, покачав головой, – но в первую очередь тебе следовало помнить о том, куда и зачем ты едешь.

Возражений у меня не нашлось. Пытаясь как-то повлиять на Джассида, я, скорее всего, лишь напрасно привлек бы внимание к себе и к тому факту, что являюсь магом.

– Тебя беспокоит Герлис? – спросила она, присев на краешек кровати так близко от меня, что я непроизвольно воспринимал ее всеми своими чувствами.

– Да.

– Но вряд ли ты можешь предпринять что-то по этому поводу прямо сейчас.

– Не могу, – был вынужден признать я. – Ну, тогда…

Мы обнялись и предавались этому занятию все ночь. То есть мы, конечно, не только обнимались, однако объятия явились существенной частью нашего времяпрепровождения. Мне даже вспомнилось, как мы обнялись впервые по ее инициативе. Это было на Отшельничьем, еще до отправки на гармонизацию, когда я понятия не имел, что мне суждено ее полюбить.

XXII

Пройдя по мощенной камнем тропе, ведущей от дороги к высящемуся на гребне пологого холма черному каменному строению, и вспугнув нескольких чирикавших в ветвях яблонь и вишен птичек, Гуннар обернулся и бросил взгляд на восток, в направлении Уондернота. Из города по направлению к Институту Постижения Гармонии скакал единственный всадник. Маг отвернулся и под посвист ветра и шелест осенней листвы продолжил путь к черной каменной арке, представлявшей собой вход в Храмовый корпус Института. Позади захлопали крылья: птицы целой стайкой устремились к расстилавшемуся ниже по склону сжатому полю.

Стук копыт послышался уже близко, и он вновь повернулся к дороге.

Всадник оказался высокой стройной женщиной с непокрытой головой и взъерошенными ветром русыми, чуть посеребренными волосами. Поравнявшись с рослым магом, она остановила коня и спешилась.

– Элизабет! – воскликнул Гуннар, обнимая сестру. – Вот уж кого не ждал!

Конь фыркнул, но Элизабет успокоила его единственным взглядом.

– Зря не ждал: даже я чувствую назревающий конфликт, – заявила она. – Вот и приходится искать тебя.

35
{"b":"19934","o":1}