ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кристал была рядом. Возможно, она вообще не покидала меня, но сейчас ехала рядом с повозкой.

– Прости, – пробормотал я.

– Ой, Леррис, ты просишь прощения? – Она свесилась с седла и ласково коснулась прохладными пальцами моего лба.

– Чем все кончилось?

– Почти всех копьеносцев, что были на дороге, порубила Елена. Многих накрыли их собственные ракеты, ну а от лагеря, после того как ты сошелся с белым чародеем, мало что осталось. Хидленцев уцелело человек сорок.

– Шерван спас меня, – пробормотал я, – бросил свой меч…

Повозку тряхнуло, и меня пронзило множеством клинков.

– …на что-то да сгодился, – послышался голос ехавшей по другую сторону от Кристал Джиллы.

Рука ее была плотно примотана к телу, а лицо представляло собой сплошную маску из синяков, ссадин, рубцов и кровоподтеков. Отсутствовал верхний кончик уха.

Фрейды видно не было.

– …источник?

И говорить, и смотреть мне по-прежнему было трудно.

– Не разговаривай, тебе нельзя напрягаться. Я с тобой.

Мне почему-то показалось смешным, что командующий едет рядом с раненым колдуном. Дело командующих – командовать.

– Что – источник?

– Мы захватили его. Серы там больше, чем когда бы то ни было. Фонтан бьет прямо в небо.

Больше я ничего не услышал, должно быть, опять отключился.

Несколько раз мне случалось проснуться, но чтобы вымолвить хоть слово, сил не хватало. Кристал, глядя на меня, плакала, а утешить ее я не мог, ибо даже дышал с большим трудом.

При последнем пробуждении я увидел, что нахожусь в каком-то просторном помещении. Оно было ярко освещено, и мне казалось, будто я горю заживо.

Надо мною склонился Джастин.

– …как? – прохрипел я.

– Стоит тебе чуток поднапрячься, ты проделываешь такую дыру в переплетении хаоса и гармонии, что весь мир гудит, словно колокол. Заслышав этот гул, я тотчас поспешил на зов. Но хватит болтовни, дай мне поработать.

– …мне… здорово досталось?..

Дышать, а уж тем более говорить, было по-прежнему трудно, но все-таки мне малость полегчало.

– Да так, не считая поражения хаосом, пары сломанных костей, ушибов почти всех мышц, сломанного ребра, конец которого чудом не проткнул легкое, ничего особенного.

Глядя на меня и подпитывая гармонией мое обессиленное тело, он старел на глазах.

– …сумасбродный племянничек… на восстановление Равновесия потребуется адская прорва усилий…

Мне подумалось, что его следует поблагодарить, но гораздо больше меня подмывало поинтересоваться, где он был, когда я решил заняться Герлисом. В итоге я не сделал ни того ни другого, а просто уснул.

А когда проснулся, увидел рядом со своей постелью не Джастина, а Риссу. Под ее глазами залегли темные круги.

– Рисса… – еле-еле выдавил я.

– Мастер Леррис, – она склонилась надо мной с какой-то чашкой в руках, но голос ее звучал так, словно доносился издалека, – старый маг сказал, чтобы ты, как проснешься, сразу выпил вот это. Если хочешь жить.

Жить хотелось, и я выпил лекарство, хотя вкус оно имело отвратный, а пахло и того гаже. Это потребовало таких усилий, что довольно скоро меня опять сморил сон.

В следующий раз возле меня оказалась Кристал, выглядевшая так, будто ей довелось столкнуться с демонами света.

– …люблю… тебя… – выговорил я, не желая тратить силы на пустые слова. Кто знает, много ли слов мне вообще осталось произнести.

Нежно взяв мое лицо в руки, она поцеловала меня в лоб.

– Знаю. И тоже тебя люблю, – промолвила она, и в ее руках оказалась та самая чертова чашка. – Выпей, пожалуйста, сколько сможешь.

Я отпил глоток и на сей раз не заснул, а присмотрелся к ней. Кристал была без жилета, в мятой зеленой рубашке.

– Выпей еще, – предложила она с усталой улыбкой.

– Неохота, впрочем, давай.

Сжав пальцами мою здоровую руку, Кристал свободной рукой протянула мне чашку. Я отпил побольше, и питье, кажется, помогло. Моя возлюбленная села рядом со мной и не отпускала моей руки до тех пор, пока меня в очередной раз не сморил сон.

XXXIV

Ни свет, ни тьма вовеки не смогут одержать верх, ибо одна стихия вовеки обречена уравновешивать другую, и пусть многие приверженцы света будут искать способ развеять тьму, а поборники тьмы – способ загасить свет, истинное равновесие повергнет в ничто всякого из ревнителей полного торжества любого из начал – как света, так и тьмы.

И воцарится женщина над жаждой томимыми полями и сухими рощами Кифроса, и плато Аналерии, и очарованными холмами: и сама суть чудес явит свою бренность.

В нескончаемой полноте времени воспрянут вновь и воздвигнутся как хаос, так и гармония. Приспешники хаоса предадутся исканию гармонии, а приспешники гармонии – исканию хаоса, и никому не дано будет знать, истинною ли тропою он следует.

Меч, именуемый знанием, будет извлечен из ножен: и ученые, и воители возгласят знание подлинным источником блага, каковое принесет миру процветание сверх всяких желаний и изобилие превыше всяких надежд. Однако меч сей вонзится глубоко в недра земные и прожжет небеса, и многие повергнутся в ужас, трепеща пред собственным их оружием.

Ибо воистину ужасно будет сие оружие, подобное либо мечам звезд, каковые суть солнца, либо копьям зимы вечной, меж звезд пребывающей, либо же башням зеркальным, демонами света воздвигнутым.

Темные корабли ускорят бег свой по водам, и низвергнется с небес разрушение, потрясая стены, доселе незыблемые, и даже слабейший из носящих оружие, яростию обуянный, уподобит удары свои мощи стрел огненных…

Книга Рибэ

Песнь DL(Последняя)

Подлинный текст

Часть вторая

ОБРЕТЕНИЕ ЗНАНИЯ

XXXV

Черный Чертог, Край Земли (Отшельничий остров)

– Ты почувствовал, что произошло в Хидлене? – спрашивает Хелдра, ступая на древнюю каменную террасу.

– Да, – отвечает Тэлрин, двигаясь вдоль огибающей террасу ограды, – и мне это не понравилось.

– Ощущение не из приятных, но Кандар всегда был чужд гармонии.

Хелдра переводит взгляд с обтесанных много веков назад черных камней на раскинувшийся над уступом дуб, а потом и на Тэлрина. Тот кивает.

– Почему мы здесь? – спрашивает Марис.

– Потому что это Святыня Основателей, и устав Совета предписывает нам встречаться здесь не реже чем четырежды в год.

– От этих встреч мурашки по коже: так и кажется, будто Креслин заглядывает тебе через плечо, – говорит Марис, глядя на древнее, но прочное, незыблемо скованное гармонией строение.

– В том-то и суть. Мы должны во всем следовать их заветам.

– Эти заветы были оставлены нам тысячу лет назад, – фыркает Марис. – Нынче совсем другое время.

– Как только что заметила Хелдра, и верно заметила, кое-что остается неизменным, – указывает Тэлрин. – В Кандаре за эту тысячу лет порядка вовсе не добавилось. Да, Леррис что-то сделал с Герлисом и нарушил концентрацию хаоса, однако хаоса бесконтрольного там по-прежнему устрашающе много. До сих пор мы отслеживали ситуацию, наблюдая за точками сосредоточения гармонической и хаотической сил, но теперь эта задача затруднена.

– Славное местечко. Я могу понять, почему Мегере здесь нравилось. – Хелдра отводит взгляд от Восточного океана и добавляет: – Леррис сделал не «что-то», а нечто грандиозное. Такое, отголоски чего я ощущаю до сих пор.

– И что теперь будет? – спрашивает Марис, заглядывая в окно и рассматривая древнюю Палату Совета.

Тэлрин пожимает плечами.

– Полагаю, Берфир уступит источник и прилегающие земли самодержице. А потом, после того как с помощью ракет разгромит Колариса, откажется от своей уступки.

– Думаешь, ему удастся вернуть земли, попавшие под власть самодержицы? Да и с Коларисом неизвестно как обернется: он и сам может пустить в ход что-нибудь неожиданное. Больно уж ему хочется вернуть долину Охайд.

47
{"b":"19934","o":1}