ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ладно, – промолвил я и, опираясь на посох, заковылял в указанном направлении.

Со времени моего прибытия в Кандар это был уже третий посох. Нормальному человеку посох служит всю жизнь, мне же за не столь уж долгий срок понадобился третий.

– Где тут можно повесить плащ?

– В зале есть альков, там в стену вбиты крюки.

– Ты движешься ненамного быстрее меня. Славная мы с тобой пара, хоть куда.

– Ты ее любишь, верно?

Вопрос застал меня врасплох.

– Кого?

– Командующую. Ты любишь ее. Я слышала: ты лежал на повозке и бредил. Бормотал, что должен остановить белого мага и не позволить ударить по ее отряду ракетами. А она, она тоже тебя любит. Весь путь назад ехала рядом с твоей повозкой. Все приказы отдавала с седла, а от тебя не отходила ни на шаг.

Я снял плащ и шагнул к алькову.

– Давай мне, повешу.

Возражать я не стал.

– Вот почему, – продолжила Джилла по возвращении, – все готовы отдать за нее жизнь.

– Отдать жизнь? Потому что она любит меня? – услышанное показалось мне полной бессмыслицей.

Джилла покачала головой.

– Потому что вы так сильно любите друг друга и при этом, каждый по-своему, сражаетесь, не щадя себя. Вы можете потерять друг друга, то есть больше, чем любой из нас. И при этом и ты, и она родом издалека, но рискуете жизнью, защищая нашу землю. Как можно не следовать за такими вождями?

Мне оставалось лишь покачать головой. Местами это звучало вполне разумно, но в чем-то отдавало безумием. Хотя бы потому, что если кто-то сходит с ума от любви, этот кто-то явно не годится в вожди. Я, правда, никаким вождем и не был, но вот Кристал являлась прирожденным лидером. Как, впрочем, и Тамра.

– Я никакой не вождь.

– Еще какой вождь, просто сам того не осознаешь. Кто возглавил наступление?

Я промолчал. По моему разумению, этот поступок характеризовал меня не как вождя, а как безумца.

Джилла распахнула двойные двери, и я, войдя внутрь, постарался хромать не так сильно. В помещении, вероятно потому, что на улице из-за дождя было сумрачно и в тянувшиеся вдоль стены стрельчатые окна проникало недостаточно света, горели масляные лампы. В палате, насчитывавшей от входа до балдахина за троном самодержицы не менее шестидесяти локтей, никого, кроме нас, не было.

Стены зала были обшиты деревом, пол выложен плитами полированного зеленого мрамора, поверх которых от входа тянулась и взбегала по четырем ступеням помоста того же цвета ковровая дорожка. Сверху помост, высота которого не превышала двух локтей, устилал такой же зеленый ковер, а на нем красовался трон. Сработанный из окрашенного в зеленый цвет легкого дерева, белого дуба или молодой вишни, трон отличался богатством отделки, хотя не был особо массивным и величественным. На сиденье лежала зеленая подушка, рядом с вычурной резьбой казавшаяся очень скромной.

Усевшись на стоявший за одной из колонн стул, я вытянул больную ногу и спросил:

– Сколько еще ждать? Скоро начнется церемония?

– Кто их знает.

Джилла поморщилась и пожала плечами.

Заслышав, что открываются двери, я обернулся и увидел облаченных в серое Джастина и Тамру. Уголки рта Джастина были опущены, а глаза пасмурны.

– Как ты? – спросил он меня, подойдя поближе. – Не вставай, сиди.

– Это точно, мне лучше посидеть.

– Тебе вообще не следовало сюда приезжать, – сказал он, одарив свою ученицу сердитым взглядом.

– Леррис куда крепче, чем ты думаешь, – с улыбкой отозвалась Тамра.

Он хмыкнул и присмотрелся ко мне.

– Нам надо будет серьезно поговорить. Но позже, когда ты выздоровеешь.

Двери в нашем конце палаты распахнулись, впустив полный взвод Наилучших из отряда Елены. Худощавый субофицер расставил по полувзводу с каждой стороны от помоста, дал команду «вольно», кивнул Джастину и Тамре, но ко мне обратился особо.

– Привет тебе, Мастер Гармонии.

– Привет и тебе.

Я встал. Джастин нахмурился, но благодаря посоху мне удалось подняться без особых усилий.

– Меня зовут Нусерт, господин. Я хотел сказать, что мы все перед тобой в долгу.

В долгу передо мной? Я попытался не проглотить язык.

– Спасибо на добром слове, Нусерт, но ты и твои боевые товарищи сделали все возможное. А я вам просто помог.

– Ты очень любезен, господин. – Он поклонился. – Я должен идти.

Он пересек палату и занял место на фланге своего строя, ближе всего к двери.

Мелодично зазвенел колокольчик, и двери снова распахнулись, впустив в палату несколько дюжин придворных и высших чиновников. Некоторые – Лисса, сестра и наследница самодержицы, Зибер, министр общественных работ, казначей Муррис – были мне знакомы. Многих других я видел впервые.

– Наш черед, – подала знак Тамра.

С помощью посоха я поднялся с места и медленно заковылял за Тамрой и Джастином. Одолеть ступеньки оказалось нелегко, но благодаря посоху я взобрался-таки на помост, где мы встали в ряд слева и чуть позади от трона.

– Твое место ближе всех к самодержице, – шепнула Тамра.

Отворилась маленькая потайная дверь, – до сего момента я ее даже не замечал, – и в помещение вошла Кристал, а за ней Каси. Самодержица была в зеленых шелках и сияющей золотой короне, Кристал в темно-зеленой коже, с неизменным боевым клинком. Правда, поверх рубахи она надела парадный камзол с золотым галуном.

Я встретился взглядом с Кристал, и она ответила мне быстрой улыбкой. Такой же улыбки я удостоился и от Каси, но едва снова зазвучал колокол, лица обеих женщин обрели суровость, а взоры обратились к главному входу. Каси выпрямилась на троне, Кристал положила руку на рукоять меча.

– Смирно! – скомандовал Нусерт, и Наилучшие застыли как статуи.

Запела труба, и широкие звери распахнулись.

– Почтенный Турма, посол Берфира, герцога Хидленского.

Турма, широкоплечий, мускулистый мужчина с гривой светлых волос, прошествовал по зеленой ковровой дорожке. В обеих руках, словно обнаженный меч, он держал перед собой свиток. Посла сопровождали три воина в малиновых мундирах.

Хидленские стражи остановились, почти поравнявшись с Нусертом, а сам посол – лишь перед первой ступенькой помоста, где отвесил поклон настолько низкий, что это могло показаться чрезмерным.

– Я твой слуга, милостивая госпожа самодержица.

– Ты учтив сверх меры, – сухо ответила Каси.

– Ничуть. Я лишь воздаю тебе должное, – возразил Турма, выпрямившись и переведя взгляд на Кристал.

Командующая, стоявшая справа от трона самодержицы, встретила этот взгляд с невозмутимостью опытного бойца. Наконец глубоко посаженные глаза посла обратились ко мне, Джастину и Тамре. Уставились на нас и его стражи.

– Это твои почтенные советники? – вежливо осведомился он.

– Безусловно, – в очах Каси зажглись огоньки, – советники и весьма полезные помощники. Позволь представить тебе серых магов Джастина, Тамру и Лерриса. Леррис, как ты наверняка заметил, еще весьма молод, но у серного источника, по моему разумению, проявил себя наилучшим образом.

Один из посольских стражей, здоровенный малый, на добрых полголовы выше Турмы, уставился на меня в упор. Я встретил его взгляд, уж этому-то больная нога не мешала. Взор стража упал на мой посох. Внезапно лицо его побледнело, ноги подкосились, и он, звеня оружием, повалился на ковер. Я поморщился. Ковер был тонким, а мраморные плиты под ним – твердыми.

– Самодержица, я протестую, – заговорил посол.

– С твоим человеком не случится ничего дурного, – заверил его Джастин. – Надо полагать, он просто не ожидал снова увидеть молодого Лерриса.

Турма склонился над бойцом и, видимо убедившись, что тот дышит, изобразил фальшивую улыбку.

– Да, такое случается.

– Несомненно, – кивнула Каси, – Леррис молод, и как многие молодые маги ни в чем не знает меры.

Мне не оставалось ничего другого, как предоставить говорить Каси. В конце концов она поднаторела в политике и знает, как преподнести тот или иной факт, чтобы добиться Желаемого результата.

53
{"b":"19934","o":1}