ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Не исключено, – кивнул Джастин. – Но Хайдоларский тракт проходит через Кертис, и виконту их планы могут не понравиться.

Каждый пехотинец нес на плече что-то, издали походившее на посох.

Тамра прищурилась, а потом поежилась и посмотрела на Джастина.

– Ружья? По ощущению ружья, железо и все такое. Но ведь у Берфира есть белый маг.

– Да, это ружья, – вздохнул Джастин.

Джастин помолчал, а потом очень тихо сказал:

– Попытайся ощутить, что у них на поясах.

После долгого молчания Тамра выпрямилась в седле.

– Там металл, маленькие стальные цилиндры… Но разве сталь укроет от хаоса?

Джастин кивнул.

– Миниатюрные патроны. Все равно, что крохотные ракеты. Пороховницы больше не требуются.

– Но почему, откуда все это взялось?

Джастин, не сводя глаз с длинной колонны, пожал плечами.

– Это из-за Лерриса?

Шепот Тамры прозвучал очень резко.

– Нет, – печально покачал головой Джастин. – Это началось задолго до Лерриса.

Тамра открыла было рот, но он решительно повторил:

– Задолго. Кто-то заново открыл то, что считалось надежно укрытым. Увы, ничто не может оставаться сокрытым вечно.

Джастин тяжело вздохнул.

За пехотой со скрипом катились тяжелые фургоны, каждый везла четверка лошадей.

Тамра с Джастином ждали и смотрели. Смотрели и ждали.

LI

Человек, стоявший у дверей мастерской, ростом был мне по плечо, а его зеленый, отделанный кроликом плащ и добротные, начищенные сапоги свидетельствовали об ограниченном достатке.

– Мастер Леррис?

– Будь добр, заходи, – ответил я, бросив взгляд на стол и стул Верфеля, которые мне наконец удалось закончить. Оставалось лишь погрузить их в фургон, в чем мне обещал помочь приятель Риссы Киблон. – Чем могу служить?

Посетитель вошел внутрь и, чтобы не выпускать тепло, закрыл дверь.

– Меня зовут Даррик, – сказал он, отбросив с загорелого лба редеющие темные волосы и прокашлявшись. – Я торгую пряностями. Завозил кое-что Хенсилу, ну и… Верин рассказала мне про стулья.

– Хочешь заказать такие же?

Даррик рассмеялся.

– Такие стулья или такой стол? Нет, подобные вещи мне не по карману. Я подумывал о ларе с отделениями или ящиками.

– Ага, под специи. Чтобы хранить каждый сорт на своем месте, так?

– Именно.

– Тут могут возникнуть сложности.

Даррик поджал губы.

– В таком деле важен и основной материал, и отделка. Нужна твердая древесина и точная подгонка. Ящики должны закрываться плотно: ты ведь не хочешь, чтобы твои пряности выдыхались?

– Конечно, нет! Об этом я не подумал, но звучит убедительно.

– Сколько отделений тебе потребуется?

– Я привез перечень всего, чем торгую.

– Это потом, сейчас скажи примерно.

– Ну, два-три десятка.

Я выложил на верстак несколько листов бумаги.

– Надо думать, для одних тебе потребуется больше места, для других меньше, так? Тогда можно большие секции разместить внизу, а что поменьше, те повыше. Смотри, – я сделал быстрый набросок. – Это только общая форма: готовая вещь будет выглядеть не так.

Торговец пряностями склонил голову, присматриваясь к рисунку.

– Хм-м…

– Ты предпочитаешь отделения с дверцами или выдвижные ящики? А может быть, и то и другое?

– А что, если здесь и здесь, – он указал на чертеж, – сделать маленькие выдвижные ящики для самых редких специй? Они много места не занимают. И два ряда небольших ящиков можно сделать вот тут.

– Дело в том, – прервал я его, – что много маленьких ящичков будут весить больше, чем несколько больших. Это сместит центр тяжести ларя кверху и сделает его неустойчивым. Можно, конечно, утяжелить основание, сделав его шире, вот так…

– Не уверен, что мне это понравится, – медленно произнес Даррик. – А другого способа нет?

– Есть несколько, но у каждого имеются как преимущества, так и недостатки…

Я быстро набросал несколько эскизов с разными вариантами размещения ящиков, отделений и полок.

Пока он рассматривал чертежи, я добавил воды в увлажнитель и горшочек для клея, а заодно смел опилки со стула.

– Вот уж не думал, что заказ простого ларя может оказаться таким сложным делом.

– Простых ларей не бывает. Конечно, ты можешь заказать что-то вроде комода с ящиками одинакового размера, но в некоторых из них пространство будет теряться впустую. К тому же вещь получится заурядной.

– Но я ведь и не претендую на произведение искусства, мастер Леррис. Простой ларь или комод.

– Вот такой?

Я набросал простой комод с двенадцатью выдвижными ящиками.

– Нет, больно уж приземист.

– Ладно, а такой?

Второй вариант был с пятнадцатью ящиками, поуже и повыше.

– Ну, не знаю…

Я рассмеялся.

– Ты только что сказал, что тебе нужен простой комод, но как раз простой тебе не нравится.

– Что поделать, если я не могу позволить себе произведение искусства.

– Часть стоимости изделия приходится на материал. Древесина мягких пород стоит дешевле, и работа с нею идет быстрее, но она требует более твердых лаков.

– Но ведь ты наверняка хочешь содрать с меня как можно больше.

– Ты неправильно меня понимаешь. Конечно, чем лучше вещь, тем дороже она будет стоить. Но тебе хочется получить приемлемую вещь за приемлемую цену.

Он кивнул.

– Так оно и есть.

– Тогда вот что, – со вздохом сказал я, – сначала выясним, что тебе нравится. Я скажу, сколько примерно это может стоить, а потом мы обговорим это более подробно. Детали, украшения, резьба и все такое может существенно повлиять на цену.

– Ну давай посмотрим.

Изведя листов десять бумаги – не на один, между прочим, медяк, – мы остановились на варианте, близком к первоначальному. Правда, в середине верхней части я, для красоты и равновесия, поместил полку.

Сговорились мы на восьми золотых.

– Но чтобы никаких трещин, – предупредил Даррик.

– Трещин не будет. А если вещь тебе не понравится, можешь не забирать.

– Ты веем заказчикам так говоришь?

– Всем!

Он покачал головой.

– Молодой, а так уверен в себе…

Сам я полагал, что дело не в уверенности: просто считал, что мои изделия достаточно хороши и, в случае отказа заказчика, их всегда можно будет продать кому-нибудь другому. Но даже будь это не так, у меня все равно не было желания заставлять людей приобретать вещи, которые им не нравятся. Это не принесло бы радости ни заказчикам, ни мне.

– Я никого не принуждаю…

– Надеюсь, ты всегда будешь рассуждать так же. А когда будет готов мой заказ?

– Самое меньшее, через четыре восьмидневки, а то и через три месяца. У меня нет готового материала, а значит, дубовые доски придется выдерживать, чтобы потом не пошли трещины.

– Ну что ж, надеюсь, мне не придется ждать больше трех месяцев.

Он запахнул плащ и повернулся к двери.

– Я тоже.

Мой голос прозвучал сухо.

– Всего доброго, мастер Леррис.

– Всего доброго.

После ухода Даррика мне удалось-таки найти рисунок письменного стола Антоны и начать набрасывать эскиз креплений. В отличие от дядюшки Сардита мне приходилось делать наброски. Правда, у меня не было его опыта: возможно, в молодости он и сам работал по чертежам.

Незадолго до полудня на тощей, костлявой гнедой кобыле приехал Киблон. Заслышав странный аллюр, я вышел на крыльцо мастерской, а Рисса – на порог кухни.

Худощавый, как и его лошадь, Киблон улыбнулся Риссе и кивнул мне.

– Добрый день, мастер Леррис.

– Добрый день, Киблон. Спасибо, что согласился помочь. Я подыскиваю подмастерья, но пока такового нет…

– Хорошего подмастерья найти непросто.

– Особливо, – встряла Рисса, – ежели хозяину надо, чтобы и смышленый был, и дерево чувствовал, и руки росли из нужного места.

– Ох, Рисса, девонька моя, на месте мастера Лерриса я искал бы точно такого же. Мне тоже не подойдет паренек, который станет ломать тростник, вместо того чтобы гнуть.

66
{"b":"19934","o":1}