ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Гордыня часто берет верх над разумом.

В этот момент сине-зеленые знамена качнулись, и очередная волна вооруженных пиками солдат двинулась в атаку на склон. Взахлеб затрещали ружья. Выстрелы косили наступавших целыми рядами, знамена, одно за другим, падали на окровавленную траву.

– Глупцы, – фыркнула Тамра. – Могли бы взорвать патроны с помощью магии.

– Это вряд ли, – отозвался Джастин. – Патроны в стальных оболочках, и подорвать их на расстоянии способен лишь очень сильный маг хаоса. У виконта такого нет.

– Думаешь, Коларис займет и Кертис, и Хайдолар?

– Сейчас сила на его стороне, но, – Джастин покачал головой, – скоро ружьями вооружатся все. Если их поставит Хамор.

– А если нет?

– Значит, император пришлет в Кандар собственные войска. Тогда любая из нынешних войн покажется увеселительной прогулкой.

– Вот как? – Тамра хмыкнула. – Ну а как насчет этих? – она кивнула в сторону долины. – Не думаешь, что они попрячутся в окопах, и на этом дело застопорится?

– Не думаю. Судя по всему, сюда скоро подтянут пушки, и все будет гораздо хуже, чем сейчас. Так бывает всегда.

Он тронул поводья и направил Роузфут на запад.

Последний раз окинув взглядом задымленную долину, Тамра двинулась за Джастином. Она нахмурилась, и вокруг нее, разгоняя дым и облегчая дыхание, закружил легкий ветерок.

LIV

В тот день, когда на 12 часов был назначен не суливший ничего хорошего прием самодержицей посла Хамора, Кристал с охраной выехали во дворец рано поутру, а я, почистив и накормив Гэрлока, зашел в мастерскую. Чтобы обустроить для Вигила рабочее место, требовалось кое-что переставить. Двигая и перекладывая веши, я нашел несколько нуждавшихся в заточке резцов, а за одним из верстаков обнаружил сложенные и благополучно забытые куски древесины. Так и получилось, что поработать мне толком не удалось, пришло время собираться на аудиенцию.

Я умылся, побрился (бритье никак не относилось к любимым моим процедурам, но стоило мне отпустить щетину, как она начинала отчаянно чесаться) и явился на кухню.

– Хорошо выглядишь, – одобрительно промолвила Рисса. – Конечно, для мага ты молод, но маги могут выглядеть, как им угодно, так что все в порядке.

– Рад, что ты одобряешь мою внешность. Тем паче, что изменить ее можно, разве что отрастив бороду, а это не по мне.

– С бородой ты выглядел бы старше и внушительнее.

– Никаких бород!

Отломив кусочек еще не успевшего зачерстветь хлеба, я принялся жевать: кто знает, сколько придется проторчать у самодержицы и когда выпадет случай перекусить. Государственные дела, как правило, отодвигают еду на второй план.

– Не запачкай крошками свое серое платье.

– Да смахну я их, эти крошки.

– Мастер Леррис…

Доевши хлеб, я смахнул крошки и направился в конюшню седлать Гэрлока, который встретил меня одобрительным ржанием.

Когда я, набросив поверх серого одеяния коричневый плащ, выехал со двора, солнце уже ухитрилось пробиться сквозь плотную пелену облаков. Серого плаща у меня по-прежнему не было, но это не имело значения: в палату аудиенций в плащах не являются. Штанину, которую раньше приходилось застегивать, Рисса, по моей просьбе, подшила. Это позволяло мне не чувствовать себя инвалидом.

Воздух оставался морозным, но что-то неуловимое свидетельствовало о приближении весны. Я заждался ее, хотя зима выдалась не столь уж студеной, а самые сильные снегопады пришлись на время моего вынужденного бездействия после встречи с Герлисом.

Ко дворцу я предпочел поехать не через рыночную площадь, а улицей ремесленников, уж больно хотелось полюбоваться на выставленные в витринах ювелиров украшения. Мне хотелось подарить что-нибудь Кристал, хотя она не могла носить драгоценности с мундиром. Да и вкусов ее по этой части я не знал.

У ворот резиденции самодержицы меня встретила сидевшая верхом Хайтен.

– Привет. Тебе выделено стойло в конюшнях Наилучших.

– С каких это пор?

– А с тех, как только было решено, что негоже тебе ставить Гэрлока рядом с лошадьми чиновников да писарей. Ты скорее боец, чем придворный. Я это поняла с самого начала, но другим потребовалось время.

Военная конюшня находилась чуть подальше, но зато конюх там был не таким наглым, как при конюшне гражданского персонала.

– Давно пора было к нам, – заявила дежурная по конюшне, женщина с бычьей шеей, рядом с которой я казался щуплым. – А то киснем тут без своего волшебника.

– Спасибо. Гэрлоку тут будет удобнее. Да и мне тоже.

– Я так и думала.

Хайтен, спешившись, отправилась куда-то по своим делам, а я зашагал по чисто выметенному двору к казармам.

У входа меня приветствовали бойцы. Некоторые, например Джинса из личной охраны Кристал, были мне знакомы, других я не знал. Уже в коридоре меня окликнул Валдейн, в петлице которого я приметил серебряный знак взводного командира.

– Привет, мастер Леррис. Вижу, ты уже оправился.

– Ты тоже. В следующий раз я заставлю тебя возглавлять атаку. А еще лучше, заставлю провести учебный бой с Тамрой: тебе достанется больше колотушек, чем в любом сражении.

На миг Валдейн удивленно приподнял брови, но потом ухмыльнулся. Я проследовал к дверям Кристал, где стоял на часах неизменный Херрельд.

– Командующая примет меня?

– Сейчас узнаю, Мастер Гармонии.

– Спасибо.

Страж исчез за дверью и тут же появился снова.

– Тебя просят немного обождать. У нее сейчас Килдеси и казначей Муррис.

– О! В таком случае нам лучше оставаться за дверью.

Херрельд улыбнулся.

Вскоре из комнаты вышли дородная Муррис с прилизанными седыми волосами и женщина помоложе, тоже стриженная под скобку, в зеленом мундире Наилучших.

– Добрый день, министр, – кивнул я Муррис.

Та кратко кивнула в ответ, и они удалились.

Херрельд едва заметно пожал плечами. Выглянувшая Кристал пригласила меня в дворцовый служебный кабинет.

– Терпеть этого не могу, – пробормотала она, как только за нами закрылась дверь.

– Что, Муррис пыталась на тебя давить? – спросил я, целуя ее в щеку.

– Выражала озабоченность тем, что корпус Наилучших не использует таланты Килдеси в полной мере. – Кристал поморщилась. – Спору нет, мечом Килдеси владеет недурно, хороша в разведке и вполне годится для командования взводом, но… Елена до сих пор не может толком выяснить, куда подевались деньги, направлявшиеся в Расор, когда Килдеси командовала тамошним гарнизоном.

– Я так понимаю, Муррис ты этого не сказала.

– Демоны света, конечно, нет! Мы не располагаем доказательствами того, что Килдеси прикарманила денежки. Но не будь Муррис ее теткой, нам бы они и не понадобились.

– Да, как я понимаю, с Муррис ссориться нежелательно.

– Особенно в преддверии войны. Которой, боюсь, нам не избежать.

– Войны? С кем воевать-то? С Берфиром? С виконтом? С Хамором?

– Сдается мне, все это лишь разные фронты и сражения одной и той же войны. Добавь сюда и Отшельничий: хаос в Кандаре разрастается не без его участия. И, похоже, мы единственные, кто это осознает и кому есть до этого дело.

Она разгладила куртку с золотым галуном.

– Каси хочет поговорить с нами, главным образом с тобой, до аудиенции с послом Хамора.

– Со мной?

– Как я уже говорила, ты единственный маг, который у нее остался. И единственный, кому она действительно доверяет. – Наклонившись, Кристал поцеловала меня и добавила: – Нам пора идти.

– Она что, не доверяет Джастину?

– Не то чтобы, но ты все-таки живешь здесь и не имеешь привычки исчезать в решительный момент. К тому же у тебя есть тайное желание стать героем.

– Скажешь тоже, героем! Быть героем опасно.

Кристал подняла брови, но, оставив мои слова без комментариев, открыла дверь.

– Херрельд, – обратилась она к стражу, – я ухожу к самодержице и когда вернусь, не знаю. Всех, кто придет с какими-то делами, отправляй к Валдейну. Он разберется: что сможет, решит сам, а не сможет, скажет, к кому обратиться. Понял?

70
{"b":"19934","o":1}