ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вермишель… тоже мне, еда… Вот будь у нас свои куры…

– Никаких кур.

– Будь у нас куры, я могла бы обеспечить настоящую еду, даже когда к нам нагрянут без предупреждения…

Я уже шел к умывальной. Кристал за мной.

В умывальной она сняла куртку. Очень осторожно.

– Что с тобой? – спросил я и, не дожидаясь ответа, потянулся к ней чувствами.

Обнаружив глубокий, уже слегка тронутый хаосом рубец на левом плече, я направил туда поток гармонии. Как я мог не заметить такую рану сразу? Наверное, из-за того, что был слишком занят своими болячками.

– Ой, как приятно! – сказала она.

– Очень рад. Но что же случилось?

Кристал сняла рубашку, и я постарался не поморщиться при виде рваной, воспаленной, зашитой грубыми стежками раны. Кончики моих пальцев пробежали по гноящимся краям, изгоняя хаос и инфекцию.

Она попыталась пожать плечами, но передумала. Я подкачал воды и стал бережно, осторожно обтирать ее губкой.

– В Матизире, а не в Дазире, произошел неприятный инцидент. Заместитель тамошнего коменданта, женщина по имени Фринекл, убила командира ополченцев, кажется, Устрелло. Заявила, будто он пытался ее изнасиловать, а она защищалась.

– Да, дело неприятное, – хмуро кивнул я, припоминая Устрелло. – Мне ведь довелось встретиться с ним и с его супругой. Он не производил впечатление негодяя, но трудно судить о человеке по одной встрече.

Кристал застонала: видать, я переусердствовал с губкой.

– Прости.

– Ничего. Я торопилась домой…

Лицо ее сделалось землистым. Усадив Кристал на табурет, насухо вытерев полотенцем и набросив на нее рубаху, я подкрепил ее гармонией. У меня самого почти не оставалось сил, однако цвет ее лица улучшился, и мне удалось снова отвести ее на кухню.

– Подкрепись. Тебе это необходимо.

Под рукой оказался только ломоть хлеба.

– Вермишель еще не согрелась, – промолвила Рисса, переводя взгляд с меня на Кристал. – Но есть белый сыр.

Кристал молча откусила хлеба с сыром и запила глотком холодной воды. Ее телохранители тем временем рассаживались вокруг стола. Когда она наконец стряхнула последнюю крошку, я прикоснулся пальцами к ее запястью и понял, что ей стало чуточку лучше.

– Так что там с Устрелло?

– Он умер прежде, чем мы успели туда добраться, – со вздохом ответила Кристал. – Эта Фринекл… я просто сама не своя…

– Дело в том, – с виноватым видом пояснил Перрон, – что эта сука сумела втереться к командующей в доверие и вызвать ее сочувствие. Но когда командующая осмотрела тело…

– Судя по нанесенным ранам, – продолжила Кристал, – он просто не мог находиться с ней лицом к лицу. Следов бегства тоже не обнаружилось: Фринекл или подкралась к нему неслышно, или отвлекла и убила коварным ударом сзади. Повреждения на теле никак не соответствовали ее объяснениям, а когда я спросила ее, в чем тут дело, она подняла меч Устрелло – якобы чтобы продемонстрировать, как это вышло. Глупо. Я показала себе первейшей дурой.

Перрон покачал головой.

– И я выглядел не умнее.

– Окажись на месте нашей командующей боец чуть похуже, ему бы не жить. Но и ей, само собой, пришлось убить Фринекл на месте.

– Дура и стерва! – пробормотала Джинса.

– Мне следовало бы понять это раньше, – со вздохом сказала Кристал.

– Нам много чего хотелось бы понимать заранее, да не получается, – отозвался я, сжав под столом бедро Кристал и выразив таким образом свою поддержку. Взял бы за руку, да рука у нее болела. Телохранителям было невдомек, но я знал, что Кристал поверила Фринекл потому, что некогда подобная история привела к изгнанию с Отшельничьего ее самой.

– Что правда, то правда, – поддержала меня Рисса, расставляя по столу блюда.

Телохранители приступили к еде только после того, как мы с Кристал взяли себе по порции, правда, она положила в тарелку совсем немного.

Ни мы, ни стражи за столом рассиживаться не стали: все, кроме Риссы, отчаянно зевали. Впрочем, четверка бойцов, пусть и смертельно усталых, смела со стола вермишель с подливой почище, чем если бы это было сделано посредством магии хаоса. Деркас и Джинса ушли первыми, за ними Перрон и Хайтен.

Когда я затворил за нами дверь спальни и зажег лампу, Кристал села на краешек постели. Зная, что наклоняться ей больно, я стянул с нее сапоги.

– Я смотрю, у нас новое постельное белье, – заметила она.

– Да, старое малость поистрепалось. – Сняв со шкафа прожженную простыню с одеялом, я расстелил их поверх новых.

– Ох, Леррис! – выдохнула Кристал. – Ты, никак, спал тут без меня в обнимку с печкой?

– Не совсем так… и не скажу, что эти жаркие объятия мне понравились.

– И все-таки?

– Ложись в постель, там все расскажу. В твоем состоянии надо лежать.

– Ты выглядишь ненамного лучше меня, Мастер Гармонии.

Так или иначе, мы разделись, улеглись на новые простыни и накрылись новым одеялом.

– Выкладывай! – потребовала она, сопроводив эти слова зевком.

– Будь по-твоему. Дело было так: лежал я в постели, слушал, как постанывают на ветру балки, и это напомнило мне о подземных стонах, что звучали в серной долине. Я потянулся чувствами вниз и кое-что выяснил. Во-первых, оказалось, что я маг земной стихии, хотя прежде мне о таких магах слышать не доводилось. Ну а во-вторых, выяснилось, что маг я весьма невежественный и по невежеству своему едва не угодивший в смертельную ловушку. Дело в том, что в некоторых случая бездумное вторжение равносильно нарушению Равновесия.

– Неужто ты не можешь чувствовать себя в безопасности даже в собственной постели?

Она покачала головой, и я погладил ее по волосам.

– Ну, теперь мне уже ничто не грозит. Просто мне пришлось заплатить за это право.

– Мы все время за что-то платим.

– И всегда будем платить.

– А я от этого устала.

Возразить было нечего: ей пришлось заплатить дороже, чем мне. Вместо ненужных слов я поцеловал ее в щеку и осторожно взял за руку.

– Мы так редко видимся, а когда остаемся наедине, ни на что не годимся, – тихо проговорила она и легонько вздохнула.

Я снова пожал ее руку, снова поцеловал в щеку и молча дождался, когда ее сморит сон.

И тут послышался тихий рокот. К бревнам и балкам он отношения не имел: ночь выдалась совершенно безветренная. Желание выяснить, что это такое, боролось во мне с боязнью: я облизал губы. Кристал, слегка застонав во сне, приткнулась мне под бочок. Я обнял ее и осторожно, медленно огибая переплетения гармонии и хаоса, направил чувства в глубины.

Достичь источника колебаний и звуков мне не удалось, однако стало ясно, что он находится где-то на северо-востоке, между Фритауном и Слиго. Результат не особо меня разочаровал: в том, что мне многое пока было неизвестно, нет ничего дурного. Кроме одной мелочи: каждый найденный ответ порождал уйму новых вопросов.

Однако на сегодня новых ответов не предвиделось. Я повернулся на здоровый бок, крепко, но бережно, старясь не задеть рану, прижал к себе Кристал и заснул.

LX

Найлан, Отшельничий остров

– Нарастание хаоса в Кандаре столь значительно, что я ощущаю его даже здесь, – говорит Хелдра, бросая взгляд на полуоткрытую дверь. – Где же Марис?

– Собирает донесения от торговцев. Правда, ему пора бы уже быть здесь, – отвечает Тэлрин, постукивая пальцами по черной керамической баклаге. – Да, я тоже ощущаю хаос и говорил на сей счет с Гуннаром. Даже он обеспокоен: говорит, уровень столь же высок, как при падении Фрвена. Если не выше. Не знаю, как к этому отнестись, но он намного старше нас.

– Он утверждает, будто преодолел тяжкое испытание, служа гармонии, но его объяснения и по сию пору вызывают у меня массу вопросов, – ворчит Хелдра.

Хлопает наружная дверь, и советники не сговариваясь вскидывают глаза. Войдя в Палату Совета, Марис обводит ее взглядом и, удостоверившись, что его коллеги на месте, затворяет за собой дверь.

– Хамор вторгся в Кандар. Более сорока кораблей – новейших кораблей! – удерживают Фритаун. Коларис и верные ему стражи схвачены и казнены. Вскоре ожидается прибытие новых кораблей и войск.

79
{"b":"19934","o":1}