ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сорок кораблей? Ты уверен? Сорок пароходов со стальными корпусами?

Взгляд Хелдры перебегает с Тэлрина на Мариса и свиток, который последний держит в руках.

– Вот донесение. Во Фритауне правит регент императора, – отвечает Марис, нервно теребя бороду дрожащими пальцами.

– Что будут делать твои торговцы? – спрашивает Хелдра, отвернувшись к окну, за которым внизу плещется Восточный океан.

– А что мы можем предпринять? Бойкотировать Фритаун? Но от Делапры и Южного Оплота мы отрезаны, а Фритаун остается крупнейшим портом в этой части Кандара. А если учесть, что океан патрулируют военные корабли Хамора… – Марис пожимает плечами и поворачивается к Тэлрину.

– Что Братство? Можем мы построить еще одно Трио?

– Построить-то можем, но в том, что поспеем вовремя, сомневаюсь.

– Бойкотировать Фритаун? Это все, на что способны твои трусливые торгаши? – презрительно фыркает Хелдра.

– Мы можем переориентировать судоходство на Ренклаар.

– А что будет с ценами? – гулкий голос Тэлрина звучит почти равнодушно.

– Вырастут на сорок процентов. Нам придется использовать речные баржи, чтобы доставлять грузы к дороге на Джеллико, выше Хайдолара.

– Я, однако, не думаю, что торговля является для нас самой неотложной проблемой, – указывает Тэлрин. – В настоящий момент в гаванях и у побережья Кандара находится около восьмидесяти хаморианских боевых кораблей. Наше Трио способно перехватить в Деллаше дюжину или около того. Затем, если они поплывут на восток к Фритауну, – при благоприятной погоде это займет дней семь, – они могут попытаться блокировать хаморианцев в Великом Северном заливе. Но Саммердок, Южный порт, Бейл и Джера окажутся под контролем Хамора, как только подойдут остальные корабли. А они подойдут.

– Не понимаю! – возмущается Хелдра. – Как такое может твориться, если в мире существует Равновесие?

– Мы уже говорили об этом раньше. Так или иначе, что происходит, то происходит, и для нас сейчас важно не пытаться понять, как это может быть, а решить, что делать. Поступиться нашими интересами в Кандаре?

– Следуя твоей логике, – замечает Марис, – у нас нет выбора.

– Но как это им удается? – упорно спрашивает Хелдра.

– Они наращивают гармоническую составляющую механически. Равновесие, оно тоже имеет механическую природу. Наши предшественники запретили нам ограничивать усиление гармонии, ибо это неизменно влечет за собой усиление хаоса. Хамор никогда такой щепетильности не проявлял. Кроме того, – добавляет Тэлрин с кривой усмешкой, – после того как Джастин продемонстрировал всю мощь гармонии, никто на Отшельничьем не позаботился о равном по силе проявлении хаоса. Даже его братец.

– Но что происходит сейчас? Если Хамор привносит избыток гармонии во весь мир и в Кандар, разве это не должно привести к возникновению где-то некоего могучего средоточия хаоса? – спрашивает Марис, положив свиток на стол.

– Разумеется. Мы говорили об этом перед твоим приходом. Хаос концентрируется в недрах, под Кандаром и, я думаю, даже под дном залива. Полагаю, ты, – Тэлрин кивает Хелдре, – ты без труда обнаружишь зоны такой концентрации даже под Отшельничьим.

– Ничего себе! – бормочет Хелдра.

– Я не маг и не могу ничего ощутить, – замечает Марис.

– Положись на мои слова.

– В таком случае почему бы магам или кому-нибудь еще не уничтожить все эти центры средоточия хаоса, как бывало раньше?

– А ты помнишь, чем это оборачивалось? И не только раньше, а совсем недавно? Антонин едва не уничтожил все живое в центральном Кандаре! Столкновение Лерриса с Герлисом превратило долину в Рассветных Отрогах в подобие демонова ада, а отголоски прокатились по всему миру. Саммел нынче способен управлять силой хаоса, достаточной, чтобы кипятить воду, а глубоко в недрах разгорается очаг хаотического огня. Понятно?

– Так что мы все-таки будем делать? – нетерпеливо спрашивает Хелдра.

– Подвигнем Братство к строительству новых черных кораблей и будем молить о помощи Гуннара. Или Джастина.

– Джастина? Нужна ли нам такая помощь?

– А можем ли мы обойтись без нее?

– Чем мы станем за все это расплачиваться? – ворчит Марис.

Тэлрин и Хелдра пожимают плечами.

LXI

Поутру Кристал полегчало: рана еще болела, но признаков хаоса уже не было. Я наложил тугую повязку, и она поскакала в Кифриен с докладом к Каси. Потом мне удалось выкроить немного времени для Даррикова комода, но тут, на день раньше обещанного, Фаслик привез Вигила. Отец снабдил парнишку двумя пилами, рубанком и неплохим набором стамесок, хотя самая большая из них годилась скорее для корабельного плотника, чем для столяра. Я не стал заострять на этом внимание: со временем Вигил сможет обменять этот инструмент на другой, поменьше.

– Ты не передумал, мастер Леррис? – в четвертый раз спросил меня Фаслик, уже забравшись на козлы своего фургона. – Он хороший паренек, но заика, и нога у него…

– Я не передумал. Вигил получит кров и стол стоимостью медяк за восьмидневку – это на первых порах – и, за вычетом дерева, половину стоимости того, что он сможет сделать на продажу.

– А сколько времени уйдет на учебу? Когда он сможет стать мастером?

Мне оставалось лишь пожать плечами.

– Трудно сказать. Три года, может быть, два; как дело пойдет. Талант у него есть, но успехи в обучении зависят не только от способностей.

– Он славный парнишка, – повторил Фаслик, тронул вожжи и укатил, оглядываясь, пока не скрылся за поворотом.

Вигил, стоявший все это время столбом, сглотнул, и я потрепал его по плечу.

– Давай-ка устраиваться, приятель.

Поначалу Вигилу предстояло спать в отгороженном внутри конюшни помещении стражей. Конечно, я собирался помочь ему в дальнейшем обустройстве, но основную работу пареньку предстояло выполнить самому. Ну а пока ему отводилась койка рядом со стражами: условия лучше тех, на которых я нанимался к Дестрину. В помещении для стражей имелось шесть коек, но Кристал никогда не сопровождало больше четырех человек. Оборудуя эту спальню, я, как это частенько со мной случалось, перестарался, на что Кристал, оплатившая и работу, и материалы, не раз указывала. Но вот надо же, сейчас моя былая промашка обернулась удачей: по крайней мере о койке беспокоиться не приходилось.

– Где предпочтешь спать, внизу или наверху? – спросил я, когда паренек огляделся в каморке с маленьким столом, табуретом и тремя рядами коек моей работы. – Наверху чуточку теплее, что по нынешней поре, может быть, и лучше. До жары мы всяко выделим тебе отдельный закуток. Впрочем, – добавил я, вспомнив о его ноге, – некоторые предпочитают спать в холодке, так что решай сам. Займи любую из этих крайних, чтобы, когда приедет охрана командующей…

– П-при-едет?

– Я ж тебе говорил, Кристал моя супруга. Она важная особа, куда важнее меня, и когда приезжает ко мне, ее сопровождает личная стража, бойцы. Все они хорошие люди, других рядом с Кристал и быть не может.

– Гго-в-оррят т-ты у-у-бил чар-чар-ро…

– Да, я и вправду прикончил парочку чародеев, но в этом не было никакого геройства. После последнего раза я полтора месяца провалялся в постели, да и по сю пору хромаю. Работа по дереву, – тут я хмыкнул, – занятие хоть и трудное, но куда более благодарное, нежели колдовство. Ну ладно, выбирай койку и клади на нее свою торбу и посох. А инструменты отнесем в мастерскую: там у тебя будут свои полки.

Парнишка молчал, глядя на меня исподлобья.

– Вигил, не верь всему, что слышишь. Я предпочитаю работу по дереву и большую часть времени вовсе не колдую, а столярничаю. – Я успокаивающе коснулся его плеча, хотя малый почти не уступал мне ростом и значительно превосходил шириной плеч. – А сейчас пойдем, нужно приставить тебя к делу. Работы у нас по горло.

Паренек забросил вещички на верхнюю полку и последовал за мной во двор. Прежде чем пойти в мастерскую, мы заглянули на кухню, где Рисса драила плиту.

80
{"b":"19934","o":1}