ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Хайдолар! – повторяет офицер. – Выходит, мы отдаем им долину Охайд?

– Да. Если нам не удастся найти способ противостоять их пушкам и ружьям, мы лишимся и Хайдолара, – отвечает герцог, глядя сквозь амбразуру на поле боя.

Вражеские снаряды падают все ближе и ближе к командному пункту.

LXXIII

Раннее лето обрушилось на Кифрос как удар молота: солнце палило с сине-зеленого неба с неистовой силой, высушивая траву и превращая в пыль дорожную глину. В разгар жары и суховеев Даррик забрал свой ларь для пряностей. Мне удалось не ударить в грязь лицом и перед Пелтаром: и сундук для приданого, и кофры были отданы ему в срок, и свою премию я заработал честно. Зибер тоже предлагал золотой сверх установленной платы, шкафом он остался весьма доволен и долго нахваливал изделие, качая головой. Но принимать эти деньги от министра мне, по известным причинам, не следовало.

Помимо заказанных, мы с Вигилом смастерили и продали четыре дорожных кофра, да и работа над столом для Антоны близилась к завершению. Подмастерье сделал кое-что для Джахунта, но у того торговля не шла. Во всяком случае, по его словам.

В один душный вечер, когда Вигил подметал мастерскую, а я подбирал еловые доски для очередного кофра, застучали копыта, и на двор, оставляя за собой пыльный шлейф длиною чуть ли не в кай, заехала Кристал.

Ковырявшиеся в растрескавшейся земле куры приветствовали ее громким кудахтаньем.

– Никаких кур? – фыркнула Кристал, стряхивая с себя дорожную пыль перед тем, как спрыгнуть с седла.

Я пожал плечами.

– Сама ведь знаешь, как умеет убеждать Рисса.

– А вот и нет, – возразила легкая на помине кухарка. – Мне бы мастера Лерриса в жизни не убедить, да только когда Брин собралась продавать усадьбу и переезжать к Тиглиту, он испугался, как бы без яиц не остаться. Зато теперь и яиц у нас полно, и цыплятки есть, так что к осени будем с курятиной.

Петух подтвердил это заявление, подав голос с насеста.

– И яйца есть, и цыплятки, и петушок, а уж квохтанья да кукареканья сколько, – буркнул я.

Кристал рассмеялась, однако от меня не укрылось, сколько прибавилось у нее морщинок и седых волосков – не говоря уж о том, что она сильно исхудала.

– А сегодня у нас курятина будет? – осведомился Перрон.

– Была бы, догадайся мастер Леррис купить кур раньше, – заявила Рисса и удалилась на кухню.

Мы с Кристал повели ее коня в конюшню.

– Ты останешься здесь на ночь? – спросил я.

– А больше негде. Казармы в городе забиты людьми Лиссы. Наследница остается в Кифриене, чтобы успокоить народ, но мы ждем нападения на Расор.

– Неужто дела так плохи?

Кристал ограничилась тем, что кивнула, и я понял: дела настолько плохи, что она не хочет говорить об этом даже в присутствии доверенных телохранителей.

– Даррик забрал свой ларь для пряностей, – сказал я, взявшись за скребницу. – Пелтар расплатился за свой сундук и пару кофров. Зибер предложил золотой сверху, но я отказался.

– Похоже, ты со своими делами справляешься неплохо, – усмехнулась Кристал, расстегивая подпругу и убирая на полку седло. – И насчет Зибера решил правильно.

– Вигил тоже молодчина: и мне помогал, и смастерил несколько безделушек для Джахунта, на продажу.

– Для какого Джахунта?

– Он торгует с лотка. Раньше продавал изделия Гинстала, да только Гинстал подался обратно в Хрисбарг. Говорят, он когда-то был мастером рудного дела.

– Ничего себе! – удивилась Джинса. – Да тамошние копи забросили еще до моего рождения.

– И до моего! – подхватил Деркас. – А что у нас на ужин?

– Еда, – ответил Перрон. – Почисть клячу да умойся, а уж потом спрашивай об ужине. Где-где, а здесь всегда хорошо кормят. Главное, не пускать тебя к столу первым, иначе другим ничего не останется.

Джинса прыснула.

– Всякий солдат должен понимать, что еда – это дело первостепенной важности. А моя Бочка никакая не кляча.

– Кончай болтать, – буркнул Перрон.

Хайтен расседлала свою лошадь молча: я ощущал, что она, как и Кристал, чувствует себя не лучшим образом. Конечно, мне трудно было представить себя на месте женщины, но тому, что у меня не бывает таких неблагоприятных дней, оставалось только порадоваться.

Закончив чистить мерина, я почесал Кристал спину, особенно нижнюю часть.

– Ой, как приятно.

– Вот и хорошо.

Когда мы с ней умылись и явились на кухню, Рисса подала к столу баранину, вермишель, соус кэрри и свежайший, только что из печи, хлеб.

– Вот красотища! – воскликнул, облизываясь, Деркас, за что Джинса одарила его сердитым взглядом.

Кристал пригласила телохранителей садиться. Положив по порции ей и себе, я передал черпак Вигилу, а тот – Деркасу. Оба они себя не обидели.

– Было бы неплохо, если бы вы, мужчины, оставили что-нибудь и другим, – буркнула Хайтен.

Я растерянно уставился в свою тарелку.

– Я не имела тебя в виду, мастер Леррис, – торопливо заявила она.

– И хорошо, если не его, потому как все, что есть у нас на столе, мы имеем только благодаря его трудам, – заявила Рисса, положив в корзинку еще один каравай.

Некоторое время все ели молча. Потом подала голос Джинса:

– Что ни говори, а здесь гораздо лучше, чем в Расоре.

– А разве у моря не прохладнее? – осведомился я.

– Ненамного, да и воздух там влажный. Все время потеешь и не сохнешь. Стоит вовремя не помыться и не постирать одежду, как все начинает пахнуть плесенью.

– Вот тебе и хваленый приморский Расор, – добавила Кристал. – Главная проблема там заключается в том, чтобы сберечь припасы. Конечно, после того как удается их раздобыть. Елене скучать не приходится.

– Как у нее дела? – спросил я.

– Елена вся в хлопотах, свободного времени почти нет. А коли удается улучить часок, она посвящает его упражнениям.

– В этом с нее стоит брать пример, – заметил я, понимая, что хотя и не пренебрегаю тренировками, но все же упражняюсь недостаточно. Вот когда в Кифриене бывает Тамра, она мне застаиваться не дает.

– Вы только и толкуете, что об оружии да войнах, – проворчала Рисса. – Гадаете, когда империя нападет на Кифрос, а между тем в книге Рибэ сказано, что никто Кифроса не захватит.

– Насколько хороши оказываются пророчества, зависит от тех, кто претворяет их в жизнь, – заметил Перрон.

– Осуществлять их нам, а мы очень даже хороши, – заметил Деркас.

– Во всяком случае, по части еды, – съязвила, не упустив случая, Джинса.

Мы с Кристал в разговор больше не встревали, а сразу после ужина удалились в спальню. Там я снял с нее сапоги и помассировал ей спину.

– Помогает?

– Сам знаешь, что помогает. Просто хочешь, чтобы я это подтвердила, – откликнулась Кристал. Голос ее звучал приглушенно, поскольку она лежала лицом вниз.

– Нам, мужчинам, необходимо знать, что нас ценят.

Кристал перевернулась на спину и шутливо ткнула меня кулаком. Я увернулся, хотя от ее настоящего, не шуточного удара не увернулся бы никто.

– Осторожно, – сказал я ей. – Неровен час, зашибешь: при моем-то хилом сложении…

– Не прибедняйся, – рассмеялась Кристал. – Сил у тебя хоть отбавляй. Белый чародей обрушил на тебя больше огня, чем горит в очагах всего Кифриена, а тебе все нипочем. – Но смех ее тут же стих, а взгляд сделался отсутствующим, словно она унеслась за тысячу кай.

– Эй! – окликнул я ее через некоторое время. – Что с тобой? Ты выглядишь так, будто находишься где-то далеко.

– Это все из-за бесконечной подготовки к вторжению из Хамора.

– Ага, похожей на подготовку к вторжению демонов.

– При чем тут демоны?

– Да при том, что хаморианцами в наших краях и не пахнет, а все переполошились так, будто они на пороге. По всему Кандару распространяется хаос. Пелтар, записной торгаш, заказал два кофра не торгуясь, даже накинул по золотому сверху. Брин – Рисса тебе говорила – сорвалась с места и уехала, Гинстал тоже. А ведь ничего пока не произошло.

91
{"b":"19934","o":1}