ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кристал покачала головой.

– Уже произошло. Люди Братства убили первого хаморианского регента, не Лейтррса, а Ригнелджио. Кроме того, их корабли потопили три железных имперских крейсера, причем на борту одного из них находился командующий флотом. Лейтррс принял на себя командование всеми силами империи в Кандаре, и он, похоже, знает, что делает. Ренклаар только что пал, и воды гавани были красны от крови, как знамя Хидлена. Во Фритауне высадились еще пять тысяч императорских солдат: они маршируют на Хайдолар. Монтгрен сдался регенту без боя, а виконт Кертиса проводит всеобщую мобилизацию.

– Это хуже, чем я думал.

Думал я в основном о магии, упустив из виду, что чисто физическое воздействие империи может оказаться для Равновесия не менее значимым, чем любое колдовство.

– Будет еще хуже.

– А Лейтррс уже обратился к Каси с каким-нибудь посланием?

Кристал покачала головой.

– Думаю, – промолвил я помолчав, – что две-три восьмидневки назад взорвался серный источник. Выброс хаоса был так силен, что разбудил меня посреди ночи.

– Каси получила известие о том, что огонь и пар выжгли половину Арастии. Над рекой пар поднимается до сих пор.

– А я до сих пор слышу стенания хаоса.

– Ты можешь что-нибудь сделать, Леррис?

– Просто не знаю, как к этому подступиться. Ведь избыток хаоса – это оборотная сторона такого же избытка гармонии.

– Избытка гармонии? Но Отшельничий не мог породить так много гармонии.

– Дело тут не только в Отшельничьем. Я получил письмо от родителей.

– Правда? Я рада, что ты наконец-то удосужился им написать. Тамра тоже была бы рада узнать об этом. Кстати, нет ли каких-нибудь вестей от нее или Джастина?

– Нет.

– А о чем пишут твои родители?

– Письмо написала матушка, но она привела слова отца. Насчет того, что Равновесие срабатывает двояко. Поначалу это показалось мне странным.

– Так ведь и правда, звучит странно.

– Но потом я сообразил: Отшельничий ограничил использование гармонии и у себя, и в Кандаре, чтобы не допустить соответствующего нарастания хаоса. Хамор обходится без магии, но все эти машины, инструменты и сама в высшей степени упорядоченная структура огромной империи привносят в мир столько гармонии…

– Что это порождает избыток хаоса?

– Думаю, да.

– Сохрани нас Тьма! – прошептала она, и взгляд ее снова устремился куда-то вдаль. Я молча держал ее за руку, пока она не уснула, а потом осторожно раздел и укрыл одеялом. Всю ночь моя командующая покоилась в моих объятиях, и это позволяло мне не обращать – почти не обращать – внимания на глухие стенания переполнявшего Кандар хаоса.

LXXIV

К востоку от Лаваха, Слиго (Кандар)

Человек в желто-коричневой униформе троекратно стучит в дверь хижины. Позади него, окружив лачугу и подняв огромную тучу пыли, дожидается целая сотня всадников. У двух лошадей седла пусты.

– Приветствую почтенного мага, – говорит Лейтррс, когда Саммел открывает дверь.

– А, это опять ты. Что привело тебя на сей раз? Хочешь предложить мне сан Императора Знания всего Хамора?

Саммел утирает лоб, щурится на солнце и отступает во мрак хижины.

– Заходи. Не смысла обсуждать наши дела перед всем миром. Он и так узнает о них довольно скоро.

Лейтррс заходит внутрь и тоже утирает лоб. Несмотря на открытые окна, в хижине жарко и душно.

– Вообще-то я хотел попросить тебя помочь нам вернуть некое утраченное знание, – с поклоном говорит Лейтррс.

– А какое именно? Зачем ты привел с собой столько солдат? И зачем столько поклонов: они плохо вяжутся с достоинством посланника Хамора. Не думаю, что Хамор обычно добивается своих целей смирением.

– Может быть, и нет, но все это, – Лейтррс указывает на конный отряд, – обусловлено обстоятельствами. Как ты, наверное, слышал, убийца с Отшельничьего сразил регента Ригнелджио. Кроме того, их невидимые корабли потопили несколько наших. Немного, но, на беду, на борту одного из этих немногих находился командующий флотом Кулиорс. Так получилось, что на данный момент я, всего лишь обычный посол, являюсь первым по старшинству из представителей Хамора в Кандаре. Император, вне всякого сомнения, скоро решит вопрос с утверждением нового регента. Но на данный момент…

– На данный момент ты предпочел бы воспрепятствовать дальнейшему истреблению высших представителей Хамора в Кандаре. Именно этим и объясняется твоя исключительная любезность, – говорит с преувеличенно низким поклоном Саммел. – И каким же знанием могу я помочь Твоему Могуществу? Или даже Его Всемогуществу императору?

– Император действительно могуч, – говорит Лейтррс и качает головой. – А вот ты, маг, становишься дерзким.

– А ты, почтенный посол, теряешь самообладание. Итак, ты хочешь, чтобы я добыл для тебя знание? А какого рода?

– Некогда на пути от Фритауна до Фрвена, а оттуда через Рассветные Отроги были проложены великие дороги. Мы думаем, что если бы удалось установить местонахождение этих трактов, их можно было бы расчистить, а потом – использовать.

– Разумеется, для переброски войск, – говорит Саммел, снова промокнув лоб.

– К сожалению, у нас под рукой нет ни ученых, ни инженеров.

– И вам надоело мериться силами с Отшельничьим на море. Вы решили, что на суше понесете меньшие потери.

Посол молчит. Взгляд его перебегает к висящей на стене ракетнице, и он кривит губы.

– А что будет, если я откажусь?

– Ничего… пока.

– Это звучит как угроза.

– Император не забывает друзей. – Лейтррс пожимает плечами. – Но и недругов тоже.

Саммел поглаживает подбородок.

– Стало быть, восстановление дорог… ну что ж, это, несомненно, тоже разновидность знания.

Проследив за взглядом посла, направленным на ракетницу, он снова смотрит на Лейтррса.

– В прошлый раз ты упоминал о вознаграждении. Что имелось в виду?

– То, что ты получил в прошлый раз, действительно было не вознаграждением, а лишь знаком признания твоих способностей. Что же до места Главного Библиотекаря, то оно остается вакантным. Кроме того, я предлагаю тебе совершить приятное путешествие под охраной воинов императора. В наше беспокойное время это гораздо полезнее для здоровья, чем жизнь в уединенной хижине.

– Да, кое-кто тоже оставлял у меня «знаки», – смеется Саммел, кивая в сторону ракетницы. – К тому же в Рассветных Отрогах нынче прохладнее.

– Я даже взял на себя смелость привести лошадь: на тот случай, если у тебя не окажется своей.

Саммел усмехается.

– Позволь мне собрать в дорогу кое-какие вещи. А тот «знак», что висит на стене, можешь взять себе.

– Непременно, – кивает Лейтррс. – Так я и сделаю.

LXXV

– Чем ты собираешься сегодня заняться?

Глянув на Кристал, я взял кувшин с клюквицей. Ранний сок был очень дорог, но вода мне надоела, и я, не выдержав, купил целый бурдюк. Ну а чтобы все было по справедливости, пришлось купить для Кристал бочонок светлого эля, хотя обычно она пила его только по вечерам.

Жаркий порыв ветра залетел в открытую дверь, и Рисса захлопнула ее с сердитым стуком.

– Ежели держать двери открытыми, так вся прохлада мигом повыветрится…

– Прошу прощения, – машинально буркнул я и лишь потом сообразил, что дверь оставил открытой или Вигил, или кто-то из стражей и мне извиняться не за что.

– Так чем ты сегодня займешься? – повторил я свой вопрос.

– Буду играть в политику, – с усмешкой ответила Кристал, поставив кружку. Со времени прибытия из Расора она посвежела и отдохнула, хотя видеть ее дома между завтраком и закатом солнца мне случалось нечасто. Правда, поспать ей нынче удавалось побольше, но темные круги и морщинки вокруг глаз еще не исчезли. – Нужно посоветоваться кое о чем с Зибером, а еще и посетить отца Дорна, чтобы ублажить почитателей Единого Бога.

– Разве это не работа Каси?

– Она еще не приехала. Прибудет сегодня утром и займется тем же самым, но я смогу доложить ей, что у них на уме, а они будут довольны, что о них помнят и с ними считаются.

92
{"b":"19934","o":1}