ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джастин снова поднял молоток, жалея о том, что не находится в Наклосе с Дайалой, пусть к этому приложатся водяные ящеры, лесные коты, Каменные Бугры и прочая прелесть. Интересно, что она сейчас делает? Погружена в работу, навещает родителей и друзей, беспокоится о нем?

Последняя мысль заставила Джастина покачать головой. Дайала не могла позволить себе предаваться тоске. Да и ему самому лучше взяться за дело поэнергичнее, чтобы поскорее разобраться с хаосом и вернуться в Наклос навсегда. Другой вопрос, что он там будет делать? Станет кузнецом?

Инженер пожал плечами, решив, что это далеко не худший исход, но тут же поежился – за шиворот ему затекла струйка холодной воды. В этот момент он был бы рад оказаться даже и не в Наклосе, а в Уондерноте, в жаркой матушкиной кузнице.

Спустя некоторое время Джастин уселся на камень, чтобы дать передохнуть ногам.

– Все просто... – пробормотал инженер себе под нос, прощупывая чувствами голые холмы и долины. – Мне просто нужно попытаться вызвать коллапс. Превысить критическую величину и вызвать коллапс. Вот и все.

Подняв молоток, он раздробил еще один камень, а потом поднял клапан мешка, сшитого из пропитанной водоотталкивающим составом кожи, и принялся ссыпать туда свою добычу.

121

Засветив обе лампы, Джастин высыпал руду в горн, а затем начал раздувать большие меха, настраивая чувства на гранулы, которым предстояло превратиться в ложный свинец. По мере нагревания порошка, который, как он надеялся, станет металлом, связанный гармонией хаос ощущался все более отчетливо.

Послышался стук.

Джастин покосился в сторону двери, но продолжил подкачивать меха.

Стук – на сей раз более настойчивый – повторился.

Вздохнув, инженер выгреб порошок из горна и отворил дверь.

На пороге стоял приземистый мужчина в черном.

– Мастер Турмин! Вот уж не чаял! Пожалуйста, заходи.

– Надеюсь, я не слишком поздно? – осведомился маг, войдя в кузницу.

– В каком смысле?

– Много ли ложного свинца ты уже успел получить?

– Откуда ты узнал? – воскликнул Джастин. – Я никому не говорил.

– У нас, магов, есть свои способы, – ответил пожилой чародей и, криво усмехнувшись, добавил: – Не обязательно магические. До меня дошли слухи, что ты без конца шныряешь по отвалам старых рудных копей. Ну а когда маг занимается такими делами... – Турмин пожал плечами.

– В отличие от тебя или Гуннара я вовсе не маг.

– Маг, только не такой, как мы. Потенциально ты гораздо сильнее любого из нас, а стало быть, и гораздо опаснее, – Турмин перевел взгляд на горн. – Нагреваешь, а потом сортируешь с помощью гармонии, так?

– Я надеялся, что это сработает.

– О, в том, что сработает, нет никаких сомнений! Это всегда срабатывает. Проблема лишь в том, что месяца через три, закончив обрабатывать третью или четвертую партию, маг умирает от изнурительной болезни. Правда, ты, учитывая столь высокую степень гармонизации, можешь протянуть вдвое дольше.

Джастин вздрогнул.

– Не дашь ли чего-нибудь попить? – попросил Турмин. – Я приехал верхом прямо из Альберты.

Молодой инженер кивнул:

– Конечно. Только мне нужно завалить горн. Если оставить все как есть, порошок, наверное, может кому-нибудь повредить.

– Не повредит, надо только не затягивать и избавиться от него уже завтра. Если ты не успел раскалить руду слишком сильно, можно просто высыпать ее в море.

Джастин забанковал горн, оставив порошок остывать на кирпичах, и задул лампу. Турмин проследовал за ним на пустую кухню.

– Пива или сок? – спросил Джастин.

– Сок. Я не настолько гармоничен, как ты. Кроме того, попросив попить, а не выпить, я именно это и имел в виду.

Джастин хлопнул себя по лбу.

– А как же твоя лошадь? Я совсем забыл...

– Твоя сестра оказала мне любезность и позаботилась о Вагере. Я сказал ей, что приехал к тебе как маг к магу, и она заверила меня, что напоит и накормит лошадь.

– Ох, Элизабет... – Джастин покачал головой и направился из кухни в гостиную, погруженную в полумрак. Светловолосая девушка тотчас испуганно отскочила от двери.

– Ладно, – со вздохом призналась она при виде брата, – застукал ты меня! Признаюсь, хотела подслушать. Но ты ведь расскажешь мне, что у вас за дела?

Джастин ухмыльнулся и кивнул:

– Что смогу.

– Обещаешь?

– Обещаю.

К тому времени, когда Джастин вернулся на кухню и извлек из охладителя кувшины, его сестра исчезла. Он поставил на стол два кувшина, добавил к ним две кружки и, наполнив одну из них зеленым соком, протянул пожилому магу.

Турмин опустошил кружку в два глотка.

Улыбнувшись, Джастин наполнил ее снова, налил себе темного пива, уселся на табурет и стал ждать, когда Турмин заговорит.

– Джастин, все, что я скажу, основывается не на личном опыте, а почерпнуто из книг, хранящихся в Храме, ибо никому из ныне живущих не дано повторить то, что делали и о чем писали Креслин и Доррин. Ты, наверное, слышал, что в последние годы жизни оба они постарались сохранить для потомства некоторые свои идеи и потому взялись за перо.

– Мне об этом рассказывали.

– Так вот, как только Гуннар рассказал мне о твоем трюке со взрывчатым порошком, я сразу же понял, каким будет дальнейший ход твоей мысли. Цели твои мне неизвестны, но догадавшись, какие средства могут быть избраны, я счел необходимым предупредить тебя об опасности. Ложный свинец известен уже больше двухсот лет, упоминания о нем встречаются в записках Доррина. Собрав вместе некое количество этого вещества, можно вызвать выброс чудовищного жара, почти чистого хаоса, но в малых количествах ложный свинец не менее гармоничен, нежели любой металл, хотя он и не встречается в природе в чистом виде.

Турмин пригубил еще соку. Джастин терпеливо ждал продолжения.

– Проблема, однако, состоит в том, что и в связанном состоянии он выделяет импульсы хаоса.

– Белые вспышки?

– Ты можешь их видеть?

Джастин кивнул.

– Ну что ж, стало быть, некоторое представление у тебя есть. Суть этого явления нам непонятна, однако установлено, что если поместить ложный свинец рядом с живым существом – скажем, поблизости от клетки с певчей птицей, – птица скоро зачахнет. То же самое происходило и с изучавшими это вещество магами, разница лишь в том, что они держались подольше пташек.

Турмин снова умолк. Некоторое время молчал и Джастин, но потом, не выдержав, спросил:

– И что?

– И все. Я рассказал все, что знал. Есть вопросы – задавай, а я попытаюсь ответить.

Джастин задумался, подыскивая верные слова.

– Мне не кажется, что ты предостерегаешь меня из особой любви ко мне, – сказал он наконец.

– Верно. Что бы ты ни задумал, результат, наверное, будет ужасным. А я не в восторге от тех, кто творит ужасные дела.

– Но почему, в таком случае, ты просто не предоставил меня моей судьбе? Пусть бы я погиб от воздействия ложного свинца.

– Не исключено, что погиб бы и Гуннар.

– Что еще?

– Ты встречался с ангелом?

Вопрос оказался столь неожиданным, что Джастин покачал головой и, перед тем как ответить, сделал глоток пива.

– Все называли ее ангелом, хотя я не уверен в том, что это следовало понимать буквально. Во всяком случае, она была друидой – и очень, очень древней.

– Ты тоже станешь таким, если преодолеешь свое безумие, – сказал Турмин, после чего встал, заново наполнил кружку и опять сел.

– Ты отвечаешь не совсем прямо, – заметил Джастин.

– Наверное, ты прав, – признал маг. Джастин вздохнул.

– Что ты собирался делать с ложным свинцом? – продолжал расспросы Турмин.

– Мне показалось, что можно найти способ соединить его с гармонией, дабы уничтожить хаос.

– Посредством еще большего хаоса? – сухо осведомился Турмин.

– Вполне возможно.

– И ты полагаешь, что это будет благом?

– Может быть, и нет. Но в отношении Фэрхэвена надо что-то предпринимать.

107
{"b":"19935","o":1}