ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но до следующего заседания целых четыре восьмидневки!

– Рилтар, – вмешалась Кларис, – ты сам не раз указывал, что Совету не пристало принимать поспешные, непродуманные решения.

– Ну что ж, в таком случае до следующего заседания, – раздраженно буркнул Рилтар, взял свой портфель из тонко выделанной кожи и вышел. Тяжелая дверь захлопнулась за ним с глухим стуком.

– Он не в себе. В жизни не видела его таким сердитым, – заметила Кларис.

– Он недоговаривает, он определенно что-то от нас скрывает, – промолвила Дженна, убирая со лба и заправляя за ухо прядь волос. – Впечатление такое, будто этот Джастин наводит на него страх. И мой намек на торговлю с Хамором ему явно не понравился.

– Возможно, ты и права Дженна, но подумай вот о чем: если Рилтар боится Джастина, то не исключено, что не напрасно. Но не значит ли это, что того же самого стоит остерегаться и нам? Ты ведь сама знаешь, насколько Рилтар осторожен. Без крайней необходимости он предпочитает вообще обходиться без каких-либо действий. Однако сейчас его как будто подменили. Это не может не настораживать. Однако не буду тебя задерживать... Всего доброго.

Стараясь не хмуриться, Дженна встала и кивнула:

– Всего доброго.

137

– Чудная корзина, отроду таких не плел, – признался Селдит, глядя на продолговатую, высотой по пояс, плетеную корзину, занимавшую всю середину мастерской.

– Как раз то, что мне нужно, – с улыбкой отозвался Джастин, пробежав пальцами по тройному плетению борта. – Прекрасная работа.

– И непростая. Я, знаешь ли, бочар, а не корзинщик.

– И то сказать! Сколько я тебе должен? Три монеты?

– Ну... договаривались мы о трех.

– Но тебе пришлось повозиться с ней побольше, чем ты думал сначала? – промолвил Джастин, поняв прозвучавший в голосе мастера намек.

– Ну... чтобы поспеть в срок, мне пришлось работать вечерами. Да еще и привлечь к этому Маллина.

– Держи четыре, – промолвил инженер, доставая из кошелька четыре золотые монеты.

– Это слишком щедро.

– Вовсе нет. Для меня было очень важно получить заказ в срок. Мой фургон стоит снаружи.

– Ага, значит, ты заберешь эту корзину прямо сейчас? – спросил ремесленник, и Джастину почудилось в его голосе растерянность.

– У нас, инженеров, принято говорить «куй железо, пока горячо», – отозвался Джастин, стараясь придать тону сердечность. Спрятав кошель, он поднял корзину, порадовавшись ее легкости, и попросил: – Не откроешь ли дверь: у меня руки заняты.

– Конечно, мастер Джастин.

Инженер вынес плетеную корзину за двери, забросил ее в дожидавшийся на улице фургон, поднял откидной борт и закрыл задвижку.

– Великолепная работа, Селдит! – крикнул он достаточно громко, чтобы похвалу мог услышать стоявший на пороге своей лавки галантерейщик Баста. Толстый бочар, вышедший проводить заказчика, съежился. Ехидно ухмыльнувшись, Джастин отвязал лошадей и забрался на козлы. Ребра вроде бы зажили, но о том, чтобы вспрыгнуть на сиденье, он пока не помышлял.

– Спасибо на добром слове, – прогудел с крыльца Селдит. – Всегда рад стараться.

Джастин снял фургон с тормоза, взялся за вожжи, и лошади легко понесли повозку по дороге. Вспоминая, как держался Селдит, инженер хмурился.

Работавшая в саду Шрезан – ее малыш играл рядом с матерью – помахала ему рукой, когда он проезжал. Джастин махнул в ответ, а его мысли тем временем обратились от Селдита к Рилтару. Хотелось бы знать, сколько пройдет времени, прежде чем ретивый купец подтолкнет Совет к действиям?

С чего это советник вообще к нему цепляется? Рилтар не производил впечатления человека, слишком уж радеющего о гармонии или даже просто о традиции. Связь с контрабандистами свидетельствовала о том, что куда больше высоких соображений его заботила нажива. Но как раз кошельку советника деятельность Джастина вроде бы ничем не угрожала.

За раздумьями он и не заметил, как доехал до поворота к дому. Попридержав лошадей, Джастин свернул в проулок, и фургон медленно покатил к конюшне.

Элизабет припустила навстречу из сада. Гуннар, встретив брата у конюшни, подсунул клинья под колеса. Джастин поставил фургон на тормоз и слез на землю.

– Фургон освободился, – сообщил он. – Если кому нужен, можно забрать.

– Да вроде возить сейчас нечего, – промолвила Элизабет. – Даже ранние яблоки еще не поспели.

– Ладно. Тогда я поставлю его на место, – сказал Джастин, откидывая борт и снимая корзину. – Шар готов, линзы тоже, мне осталось только прикрепить к корзине скобы. После этого мы загрузим машину и сегодня же вечером уедем.

– Я думал... Почему? – опешил Гуннар.

– Сегодня? Так скоро? – изумилась и Элизабет.

– Потому, что за мной следят. Селдит не хотел, чтобы я забирал корзину, и не особо обрадовался, даже когда я переплатил ему золотой.

– Соришь деньгами, а?

– Я решил, что это будет неплохим вложением, если поможет мне забрать корзину и убраться.

– Твои емкости для угля еще не заполнены. Мы с отцом можем заняться этим, пока ты прилаживаешь скобы. Я так понимаю, что ты хочешь проехать по Великому тракту ночью?

– Мне кажется, так будет лучше. Мы ведь не знаем, как отнесутся лошади к моей машине.

– Это точно.

– Я соберу провизию, – промолвил подошедший Горас. – Припасы вам всяко пригодятся.

– Это точно. Возможно, нам придется провести несколько дней в Найлане в ожидании «Ллиз», – указал Гуннар.

– Ничего, это всяко лучше, чем оставаться здесь. Там, в случае чего, я смогу загнать машину в мастерскую под тем предлогом, что ее изучают мастера Братства.

– Это мысль, – кивнул Гуннар. – Вижу, ты не на шутку встревожен.

– Чувствую, Рилтар что-то затевает. И не могу понять, с чего он на меня так взъелся.

– Но поскольку ты все равно не в состоянии это выяснить, – резонно заметил Горас, – так и не ломай себе голову понапрасну. Лучше соберись в дорогу повнимательнее, чтобы чего не упустить.

– Отец, как всегда, прав, – рассмеялся Гуннар. – Брат, с чего начнем?

– С воздушного шара. Уложим его во внутренний отсек. Я приготовил запасной отрез ткани, хотя хочется верить, что разрывов не будет и заплаты ставить не придется. Рама с держателями для линз уже разобрана и упакована в ящик. Все проложено мягкими тряпицами.

Джастин принялся подробно расписывать, что и как разместится в тесном нутре сухопутного корабля.

– Вот уж не думал, что ты можешь быть таким аккуратистом, – удивился Гуннар.

– Так ведь я столько времени думал...

– Мне-то что делать? Может, принести чего? – перебила брата Элизабет.

– Тащи припасы, отец скажет, где что лежит, – отозвался инженер, подняв глаза на почти безоблачное послеполуденное небо. – А мы выкатим машину во двор. Парусина, наверное, не понадобится.

– Парусина? – удивилась вышедшая из кузницы Кирлин. – Это еще зачем?

– Я запасся ею для защиты от дождя или слишком жаркого солнца. Но похоже, в пути до Найлана укрываться от непогоды нам не придется.

– Никакого дождя точно не будет, – уверенно заявила Элизабет, деловито направляясь вслед за отцом за кухню.

Джастин, Гуннар и Кирлин выкатили машину во двор.

– Чтобы толкать ее при полной загрузке, троих не хватит, – пробурчал Гуннар, привалившись к боковой броневой плите.

– Особенно если она не на дороге, а на рыхлом грунте, – отозвался Джастин, поставив машину на тормоз.

– Куда это девать? – спросила Элизабет, вернувшаяся с охапкой вощеных пакетов.

– Клади сюда, – Джастин указал на сиденье рядом с местом водителя. – Потом я переложу пакеты в ящик в определенном порядке. Чтобы все поместилось.

Гуннар поднял брови.

– Говорю тебе, я все промерил и рассчитал. Какой толк учиться на инженера, если не применять знания на практике?

– Пойду за оболочкой шара, – сказал Гуннар.

– Я помогу, – вызвалась Кирлин.

– Отец спрашивает, браться ли ему за обед? – обратилась к Джастину Элизабет.

117
{"b":"19935","o":1}