ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но ты не сможешь управлять машиной так долго без отдыха.

– Что правда, то правда. Придется тебе научиться этому нехитрому делу и меня подменять.

– Мне? – ахнул маг Воздушной Стихии.

– Тебе, – скромно подтвердил Джастин.

138

Допив вино, Белтар без промедления наполнил бокал снова.

– Здесь, в башне, вино нужно пить быстро, пока оно не прокисло.

– Надо полагать, причиной тому избыток хаоса, – пробормотал Элдирен.

– Несомненно, – Высший Маг поставил бокал на стол, потеребил звенья цепи, на которой висел его золотой амулет, и снова потянулся за бокалом. – Несомненно.

– Что, покорять чужие земли было интереснее, чем заправлять делами в Фэрхэвене?

– Это уж точно, – отозвался Высший Маг. Он снова поставил бокал на стол и бросил взгляд в сторону полуоткрытого окна. Хотя уже началась осень, но погода стояла жаркая, а неподвижные занавески указывали на полное безветрие. Утерев лоб, он пояснил: – Все тебя ненавидят, но ходят вокруг тебя на цыпочках, и что бы ты ни сказал, в ответ слышишь одно: «Да, Высший Маг. Истинно так, Высший Маг...»

– Да, Высший Маг.

– Элдирен! Думаешь, если я малость перебрал вина, так у меня уж и голова не работает?

– А что ты хочешь от меня услышать?

– Что-нибудь насчет того чародея.

– Какого еще... чародея?

– Того самого, который взорвал магические зеркала. Уже дважды... вроде бы дважды?

– Ах... того! – пальцы Элдирена непроизвольно коснулись тонкого шрама на щеке.

– Его, его самого. Тебе прекрасно известно, о ком речь, – Белтар уже в который раз потянулся за бутылкой.

– Если бы знал! Я даже не могу его обнаружить. Изображение расплывается, и уловить удается лишь странное переплетение гармонии и хаоса, причем все это гармонизировано. Ты можешь себе представить гармоничный хаос?

– Пропади он пропадом! – Белтар осушил бокал, наполнил его снова и с преувеличенной осторожностью водрузил на стол опустевшую бутылку. – По-твоему выходит, что мы имеем дело с настоящим Серым магом... Из тех, про которых говорят, будто их не бывает?

– Утверждать наверняка я не возьмусь, – отозвался Элдирен. – Но мне так кажется.

– Пропади все пропадом! Мало мне коварных льстецов с их поддакиванием и кознями за спиной! Так теперь приходится беспокоиться еще и об этом Сером демоне, шастающим невесть где и взрывающим зеркала, так что никто не может его найти.

Элдирен не поднимал глаз от стола.

– Ты все равно не пьешь, – промолвил Белтар. – Давай-ка я выпью и твое вино, пока оно не прокисло. Как все вокруг.

139

– Умно придумано, весьма умно, – промолвила Алтара, пробежавшись пальцами по броневым листам из черного железа, подкрепленным черным дубом. – Впрочем, Джастин, ты всегда умел находить удачные решения. А могу я поинтересоваться, как этот наземный пароход пропустили в ворота?

– Джастин сообщил караульным, что машина предназначена для тебя и ты рассердишься, если не получишь ее вовремя, – пояснил Гуннар. – А поскольку это не вполне убедило их, добавил, что если это хорошее устройство, то задерживать его им незачем, а если плохое и вредное, то его надо убрать подальше. А в таком случае лучшего места, чем инженерная мастерская, для такой чертовщины не подобрать. А еще во всеуслышание объявил себя инженером, одержимым гармонией. Короче говоря, устроил настоящее представление.

– Охотно верю, – хмыкнула Алтара.

– Он преувеличивает, – возразил Джастин. – Да и ты тоже: в этой конструкции не так уж много оригинального. В ход пошла уйма корабельных деталей.

– Помнится мне, твои гармонизированные наконечники для стрел тоже отличались от обычных лишь одной малостью, – припомнила Алтара. – Если вещи, в которых не так уж много нового, таковы – то мне страшно подумать, что представляло бы собой твое по-настоящему оригинальное изобретение.

Джастин счел за благо не распространяться о воздушном шаре и гармонизированном световом луче.

Гуннар отвел взгляд и уставился на утрамбованную глину перед грузовыми воротами мастерской.

– И что же, предполагается, я стану делать с этим... устройством? – криво усмехнулась Алтара.

– Я подумал, что тебе, возможно, захочется осмотреть и изучить его в течение дня или двух, перед тем как... – Джастин умолк.

– Ясно. Избавь меня от подробностей, Джастин, – отозвалась Алтара, глядя на утреннее солнце над Восточным океаном. – По моему скромному разумению, ты просто хочешь спрятать эту паровую иголку в стоге сена нашей мастерской. Я права?

– Да, о догадливейшая и любознательнейшая из инженеров.

– И при этом ты даже не соврал насчет изучения – всякий настоящий инженер, увидев этакую диковину, наверняка излазит ее сверху донизу и перенесет на чертежи все, что можно и нельзя. Таким образом, вне зависимости от удачи или неудачи твоего предприятия, изобретение сохранится, если только Совет не разгонит весь корпус инженеров.

– Последнее представляется мне маловероятным, – заметил Гуннар.

– Пожалуй, ты прав. Однако, учитывая рвение достойнейшего советника Рилтара, приходится принимать в расчет и самое невероятное. За последнее время он интересовался здоровьем Джастина никак не меньше полудюжины раз. Видать, не уверен, что для твоей поправки достаточно одного лишь отпуска.

– Мне это рвение непонятно, – ответил Джастин.

– Мне тоже, но такие люди, как Рилтар, ничего не делают без серьезной причины. А ты, – она пристально уставилась на Джастина, – и впрямь выглядишь не лучшим образом. Наверняка не спал по ночам.

– У меня было много работы.

– И что это работа дала? Мне интересно, чего ты добиваешься?

– Интересно? – Джастин изобразил вымученную улыбку. – Хочу поразить все Братство и прославиться как первый строитель сухопутного корабля.

Вызванная ложью боль сжала его виски, но он был готов к этому и сумел не вздрогнуть. Алтара покачала головой:

– Так или иначе, но ты не сможешь прятать здесь свою железяку долго.

– Знаю. Но это – техническое устройство, а стало быть, в том, чтобы временно разместить его в мастерской, ничего противозаконного нет. Всего на пару ночей, а?

– Посмотрим, – Алтара пожала плечами и обернулась к Гуннару: – Можешь ты проследить за тем, чтобы наш изобретатель не нарывался на каждом шагу на неприятности? И чтобы он хоть чуточку поспал?

Гуннар пожал плечами.

– Постараюсь.

– Ты собираешься спать в комнате Гуннара? – спросила Алтара у Джастина.

– Нет, в машине.

– Не знаю, что хуже: пустить тебя в помещения Братства или отправить в мастерскую, – призналась Алтара.

– Так ведь ночью в мастерской никого нет, а днем я к ней и близко не подойду.

– Ладно, загоняй этот сухопутный корабль, паровой фургон, или как его ни назови, внутрь! Да поживее, пока зеваки не собрались. Вон туда, к большому прессу.

– Хочешь, чтобы я объяснил устройство машины кому-нибудь из инженеров?

– Уверена, до своего отъезда ты обязательно это сделаешь.

– Джастин! – невесть откуда взявшийся Варин обнял молодого инженера. – Не стоило тебе возвращаться! Ты выглядишь совсем разбитым.

– Это от усталости. Отдохну, и пройдет. Зато смотри, что мы построили. Сухопутный корабль. Видишь... если взять маленький паровой котел...

Алтара переглянулась с Гуннаром, и оба они покачали головами.

После того как Варин ушел, Гуннар схватил Джастина за руку:

– Я уже с голоду умираю, а ты все никак отсюда не уйдешь. Дождешься, что Алтара вышвырнет тебя отсюда вместе с твоей тарахтелкой.

– С чего это ты решил спать в машине? – спросил Гуннар, когда они уже шли по переулку к гавани. – Это не слишком удобно.

– Я вообще не уверен, что буду спать, – зевнув, отозвался Джастин. – Сосну чуток в твоей комнате после того, как мы перекусим, а ночью... Ночами, до отплытия, я намерен сторожить машину. Если и вздремну, то выставив охранные чары.

– Не уверен, что охранные чары будут действовать вблизи такого количества железа, – указал Гуннар, тоже зевая. – Часовые надежнее. Может быть, Мартан сможет выделить караул?

119
{"b":"19935","o":1}