ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А может, поедешь с нами?

– А что вас туда влечет? – ответил вопросом на вопрос Джастин, глядя на стройную молодую женщину. Она была рослой и широкоплечей, а в глазах ее плясали зеленые огоньки. – Сам Доррин не смог остановить Белых, так неужто вы надеетесь управиться с таким делом лучше него? Хотелось бы знать, как у вас это получится!

– А ты, стало быть, предпочитаешь проторчать всю оставшуюся жизнь в Найлане, вздыхая по Крителле, в то время как она бегает за твоим разлюбезным братцем Гуннаром? – усмехнулась Алтара.

– Так уж и бегает? Она вроде бы не гончая, – пробормотал Джастин, чувствуя, что его бросает в жар.

– Нет, не гончая, а женщина, но как раз женщин-то я знаю. Хотя бы по той простой причине, что – не знаю уж, заметил ты это или нет – тоже к ним отношусь.

– Ты как-то не особо позволяла большинству из нас это заметить, – буркнул он.

– Интересное дело: только ты можешь ляпнуть нечто подобное таким манером, что это не прозвучит обидно. Более того, чуть ли не комплиментом. А еще, признаюсь, было не неприятно посмотреть, как ты утер нос этому хвастуну и забияке Фирбеку.

– Кстати, как твоя рука?

– Еще побаливает, – Алтара немного помолчала, а потом продолжила: – Все-таки почему бы тебе не отправиться за море? Ты ведь из тех, кто умеет повести за собой. Такие, как ты, становятся командирами.

– Ты ведь знаешь, что я думаю о холодном оружии и всем таком.

– Знаю, – со вздохом промолвила Алтара. – Но считаю, что этот вопрос относится к тем немногим, о которых ты имеешь ошибочное суждение.

– Почему?

– Как раз поэтому... – она обвела жестом просторную мастерскую. – Мы изменяем заветам Доррина. Считается, что в нашем распоряжении по-прежнему только десять кораблей, что вполне соответствует принципу сохранения равновесия. Однако... Ты когда-нибудь сравнивал размеры и водоизмещение нынешних судов и «Черного Молота»?

– Как бы я мог? Младшие инженеры вроде меня не имеют доступа к военным архивам.

– Прости, я запамятовала. Но, надеюсь, ты поверишь мне на слово, если я скажу, что новый «Хаэль» будет втрое мощнее первого черного корабля.

– Что-то я не заметил, чтобы это отозвалось могучим всплеском магии хаоса по всему Кандару, – возразил Джастин.

– Это до поры. Пока что они прибирают Кандар к рукам силами Железной Стражи, вдвое превосходящей численностью все, что у нас есть, да своего Белого Отряда. Они угрожают самому существованию Сарроннина, а наш Совет отказал тирану в помощи, ограничившись разрешением набрать добровольцев. Я ни на чем не настаиваю, – Алтара пожала плечами. – Просто я была бы рада, сочти ты возможным поразмыслить на сей счет.

Умолкнув, она кивнула ему с любезной, хотя, возможно, и не вполне сердечной улыбкой.

Джастин глубоко вздохнул, гадая о том, есть ли у него подлинный выбор. В конце концов, ему хотелось бы оставаться инженером. Потом он утер пот и вышел на крыльцо, намереваясь попить воды и вернуть к работе запропастившегося помощника.

14

Севера вручила кожаную сумку с письмами местному почтовому служащему. Этого молодого человека Джастин не знал – не иначе как тот сменил на посту старого Хэйви. Джастин соскользнул со влажного кожаного сиденья почтового фургона и, встав рядом, попытался воспользоваться своими магическими способностями для того, чтобы обсушить свои брюки на... на том месте, которое соприкасалось с сиденьем. Он стряхнул капли воды с промасленного дождевика и поднял свой заплечный мешок.

Гуннар оставался совершенно сухим, наводя на мысль, что дожди всячески избегают соприкосновения с магами погоды. Только на парусине Гуннарова мешка поблескивали дождевые капельки, которые тот смахнул, перед тем как закинуть торбу за плечи.

– Спасибо, – сказал Джастин, вручая Севере два медяка.

– Не за что, молодые магистры, – отозвалась возница, и улыбка покрыла ее лицо множеством морщинок. – Надеюсь, вы хорошо проведете отпуск. Передайте привет вашей матушке. Может, когда-нибудь ты тоже станешь таким же славным кузнецом, как и она, – добавила она, обращаясь к Джастину.

Гуннар тоже протянул женщине пару медяков и получил взамен улыбку, хотя и не столь теплую.

– А тебе, Гуннар, я посоветовала бы особо не заноситься. Мы тут, конечно, наслышаны о том, что ты лучший маг-буреносец со времен самого Креслина, но я тебе так скажу: простым людям от хорошего кузнеца проку не в пример больше, чем от самого премудрого инженера или чародея.

– Конечно, тетушка Севера.

– Да ладно, ребятишки, – ухмыльнулась женщина. – Вы уж не обращайте внимания на старушечью воркотню. Я ведь всю жизнь только и делаю, что правлю вожжами и сужу обо всем со своего шестка, стало быть, с этих вот возничьих козел. Всего вам доброго.

С этими словами она повернулась к почтовому служащему, поставившему еще одну кожаную почтовую сумку рядом с полудюжиной таких же, уже разместившихся на полу фургона.

Гуннар помахал ей рукой, повернулся и пошел. Джастин чуточку задержался, с любопытством разглядывая город, в котором так давно не бывал. Впрочем, Уондернот почти не изменился. Севера остановилась возле почтовой станции рядом со «Сломанным Колесом», двухэтажным каменным строением, представлявшим собой единственную в городе гостиницу. Старый Гернон умер сразу после отъезда Джастина в Найлан, и инженер не был знаком с семейной парой, ныне владевшей трактиром. Однако и фасад, и вывеска остались прежними. Над входом красовалось все то же колесо с треснувшим ободом и недостающими спицами.

Молодая женщина с младенцем на руках пережидала дождик под навесом перед мастерской медника, а двое мужчин разгружали подводу, перенося какие-то грузы на склад кожевенной лавки Баста.

Поправив лямки торбы и размяв затекшие в фургоне ноги, Джастин побрел по гладкой, скользкой от дождя каменной мостовой – мимо гостиницы и мастерской Селдита. Гуннара ему удалось догнать лишь за городской чертой, поравнявшись с домом и амбаром усадьбы Шрезан. Дом стоял рядом с речушкой, на берегу которой эта семья пряла и ткала полотно из поколения в поколение.

Шрезан была одной из весьма немногих девушек, которым Джастин нравился больше Гуннара, пусть даже в итоге она и вышла замуж за Юсала.

С юга тянулась гряда пологих холмов, поросших плодовыми деревьями – вишнями, яблонями и ябрушами. Дождь еще не успел сбить с ветвей цветы, сохранившиеся в ярко-зеленой листве.

Гуннар замедлил шаг и, перейдя дорогу, поставил ногу на низкий каменный парапет, отделявшей полосу придорожной травы от фруктового сада.

Джастин остановился, стряхивая с коротких волос воду.

– Мне кажется, что больше всего я скучаю именно по нашим садам, – промолвил Гуннар, задумчиво поглаживая гладко выбритый подбородок. – В Краю Земли даже ябруши не те. Уондернот куда лучше и Края Земли, и Найлана. Мирный, тихий городок.

– Сдается мне, – усмехнулся Джастин, – что будь твоя воля, ты бы взял да и построил здесь большой Храм. А заодно перевел бы сюда Совет.

– А что, – улыбнулся в ответ Гуннар, – мысль дельная. Об этом стоит подумать... конечно в будущем.

«Провались я на этом месте, – подумал Джастин, – но он вовсе не шутит. Не иначе как уверен, что место в Совете его ждет не дождется».

– Ладно, – сказал русоволосый маг со вздохом. – Пойдем, а то Элизабет уже беспокоится.

«Интересно, – промелькнуло в голове Джастина, – он вправду это ЗНАЕТ или просто высказал догадку?»

Братья прибавили шагу. Дойдя до развилки, они повернули налево, туда, где к югу от дороги стоял дом, сложенный из черного камня, обшитый тесом и крытый черепицей. В отдельной постройке помещалась кузница, и оба этих сооружения обрамляли два небольших сада. Под деревьями братья заметили худощавую фигурку в коричневом. При виде путников она замахала рукой.

– Мама! Мама! Гуннар с Джастином! Они приехали!

Сорвавшись с места, Элизабет со всех ног припустила по гладко вымощенной дорожке, прыгнула Джастину на шею, повисла на нем, а разжав объятия, проделала то же самое с Гуннаром.

13
{"b":"19935","o":1}