ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Молодой инженер нахмурился – в одном из ранних текстов Доррина утверждалось, что без применения черного железа возможно создание лишь простейших паровых установок, работающих под малым давлением и с малой мощностью. Однако маломощная машина попросту не смогла бы привести в движение громаду «Клартама», не говоря уж о том, чтобы разогнать его до большой скорости.

Пока механик регулировал паровой клапан и проверял смазку подшипников, Джастин, привалившись спиной к трапу, тщательно изучал чувствами всю двигательную систему.

19

Резкий порыв студеного северо-восточного ветра закатил по неприкрытой щеке Джастина холодную оплеуху. Утреннее солнце светило ярко, однако тепла почти не давало. Сгибая и разгибая пальцы в толстых кожаных рукавицах, Джастин порадовался тому, что не пренебрег добрыми советами и захватил с собой теплый овчинный тулуп.

Алтара, тоже в перчатках и теплой куртке, толковала о чем-то с высунувшимся из рубки давешним светловолосым норландцем.

Бирол и Никос перевесились через ограждение правого борта. Ничего заслуживающего внимания в море не было: они просто-напросто страдали от морской болезни.

Над головой поскрипывали снасти. Дул попутный ветер, и корабль шел, поставив все паруса. Двигатель не работал, однако Джастин знал, что механик не остужает котел, чтобы иметь возможность запустить машину при первой необходимости.

Севернее «Клартама», удерживая постоянную дистанцию, двигался параллельным курсом черный корабль, присоединившийся к норландскому торговому судну у северного побережья Слиго. Черный нос «Доррина» – военного корабля довольно старой постройки – вспарывал волны Северного океана, поднимая брызги, долетавшие порой до его единственного башенного орудия.

– С чего это у нас такой эскорт? – пробормотал матрос, разматывавший сейчас ту самую бухту, которую он же днем раньше сматывал. – Ничего не скажешь, вид грозный. Хорошо, что тамошние моряки нам не враги. В их присутствии мы, по крайней мере, можем не беспокоиться насчет Белых: в этом плавании нас на абордаж не возьмут.

– А что, такое часто случается? – поинтересовался Джастин. Палуба накренилась. Чтобы не упасть прямо на бородатого матроса, ему пришлось ухватиться за перила.

– Не то чтобы особо... Они, в основном, не пиратствуют, а всячески дают понять, что за ними сила и власть. Остановят корабль, будто бы для досмотра, и давай куражиться. Ну а полебезит капитан перед ними, глядишь – и дальше поплыл.

– Иными словами, ведут себя примерно так же, как патрули из Найлана? – уточнил Джастин, глядя моряку в глаза.

Тот замялся.

– Чего уж там! – хмыкнул Джастин.

– Ну... Оно конечно. Патруль и есть патруль – какая разница, кто тебя шерстит да ковыряется в твоем трюме. Мы ведь не Белые, не Черные, наше дело торговля. А значит, нам нужно ладить со всеми.

– Серрен! Хватит с пассажирами лясы точить! Живо за работу!

Жилистая женщина – третий помощник капитана – жестом указала на грот-мачту, куда уже взбирались моряки. Похоже, ожидался нешуточный шторм.

Матрос оставил канат и направился к мачте.

Джастин повернулся и стал наблюдать за «Доррином», гадая, хотел ли основатель Найлана и первый строитель черного флота чтобы в его честь назвали корабль?

Сам не зная почему, молодой инженер в этом сильно сомневался.

20

Клерв, Алтара, Джастин, Бирол и Крителла стояли на носу «Клартама», который на полном ходу приближался к Рильярту.

Джастину по-прежнему не давала покоя явно недостаточная гармоничность работы мощного двигателя, скрытого под палубой. Он сильно опасался, что не далее как через несколько рейсов что-то в двигательной системе этого судна непременно развалится на части. Он только не мог заранее сказать, что это будет – паровой котел, цилиндры или система передачи.

– Рильярт большой порт, гораздо больше и Найлана, и Края Земли, – заявил Клерв, указывая на четыре длинных причала, выступавших далеко в глубь гавани. – А корабли-то какие, вы только гляньте! Вот тот, большущий, – интересно, он откуда?

– Из Хамора, – промолвила, заслышав его вопрос, женщина, служившая на судне третьим помощником. – Он действительно большой и страшно замызганный.

На фоне ясного неба отчетливо вырисовывались здания и сооружения порта, сложенные преимущественно из розоватого камня.

– Вид с моря просто замечательный, – высказалась Бирол. – Они здесь все строят, главным образом, из такого камня, верно?

Джастин принюхался. Над гаванью витал слабый запах рыбы и водорослей.

– Все заслуживающее внимания здесь и вправду сложено из этого камня, – отозвалась госпожа третий помощник. – Это их излюбленный строительный материал. Чем-то он напоминает сам Сарроннин и сарроннинцев. Они такие же привлекательные с виду, такие же твердые и такие же косные. Это отсталая страна. Паровой двигатель здесь большая редкость. Вот почему, при всем мужестве здешних жителей, они едва ли смогут дать отпор Фэрхэвену. Но мне хотелось бы знать, – тут она легонько толкнула Джастина в плечо, – что могло привлечь сюда такого симпатичного паренька? Неужто тебе не терпится сложить голову в бою с Белыми дьяволами?

– Не такие уж они непобедимые да страшные, – с улыбкой откликнулся Джастин.

Корабельные колеса начали вращаться в обратном направлении, гася скорость. По мере того как обшитый деревом пирс становился все ближе, Джастин снова и снова задумывался о значении услышанного во сне. Что значит «побывав в Сарроннине»? То, что он посетит страну и покинет ее? И будет ли от его пребывания в этом краю хоть какой-то толк?

– Допускаю, что ты прав, и победить их возможно, – рассудительно произнесла норландка, – однако до сих пор сделать это не удается отборным войскам Кандара – тех земель, что еще остаются свободными. И уж всяко трудно поверить, что с такой задачей справится горстка инженеров да целителей. Эй! – женщина окликнула проходившего мимо матроса. – Почему на палубе размотанный линь? Живо привести бухту в порядок!

Моряк, понурясь, взялся за работу.

– По-моему, эта морячка к тебе неравнодушна, – заметила Крителла, когда госпожа третий помощник удалилась. – Ишь как разговорилась!

– Кстати, рассуждает она хоть и довольно едко, но толково, – возразил Джастин.

По мере приближения к берегу запах рыбы и водорослей усиливался, смешиваясь с едва уловимым запахом серы и гари. Взбивавшие мутную воду гавани колеса замедлили вращение, и «Клартам» уткнулся в обмотанные канатами причальные бамперы. Натужный скрип наложился на свист ветра и плеск воды. Однако все эти шумы перекрыли резкие команды, выкликавшиеся третьим помощником.

– Ну и голосок у нее! – промолвила Алтара. – Ни дать ни взять напильником по железу.

– Ага, – весело подхватила Крителла. – Бьюсь об заклад, это наш Джастин на нее так действует. У него особый дар. Он оказывает прямо-таки магическое воздействие на моряков, стражей... и прочих хищников.

– Спасибо за комплимент, – отозвался Джастин и отвесил шутливый поклон. В этот момент швартовы натянулись, корабль качнуло, и инженеру, чтобы не грохнуться на палубу, пришлось ухватиться за поручни.

– Заберите вещи из кают и вынесите на палубу! – распорядилась Алтара и, не дожидаясь отклика, направилась к палубному люку.

Спустя некоторое время команда с Отшельничьего в полном составе спустилась по сходням на пристань. На спине Джастина покоился висевший на широких кожаных ремнях вещевой мешок, в левой руке он держал черный посох Варина, о котором уже привык думать как о своем. Привык, хотя до сих пор порой качал головой – ну надо же, он, Джастин и владелец такого реликта!

На пристани прибывших встретили сарроннинские солдаты в лазоревых с кремовым мундирах во главе с офицером-женщиной, чья куртка отличалась от прочих богатым золотым позументом. Переведя взгляд с черного посоха Джастина на Алтару, она, видимо угадав в ней старшую, обратилась к ней и представилась:

19
{"b":"19935","o":1}