ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может быть, это здесь? – прокашлявшись, она принялась медленно читать: – «Если бы гармония или хаос не имели ограничений, то, исходя из здравого смысла, то или иное должно было бы окончательно восторжествовать с появлением великого мага – Черного или Белого. Однако в действительности, невзирая на все усилия могущественных чародеев, ничего подобного не происходит. Следовательно, сферы гармонии и хаоса взаимно ограничены, что служит подтверждением тезиса о неустойчивом равновесии сил...»

– Да, то самое место. И что это значит?

– Понятия не имею.

Молодой инженер со вздохом выглянул в окно. На верху холма видны были черные каменные стены, отделявшие Найлан от остального острова. Внизу, у подножья холма, плескались волны Восточного океана. Вполне возможно, подумалось ему, Крителла права. Кто-то, конечно, должен учить юнцов, но вот годится ли для этого он?

2

– Дорога уже дошла до прежних рубежей Западного Оплота, – промолвила пожилая женщина. Она потерла лоб и уронила руки на древний стол из черного дуба, стоявший посреди Палаты Совета. Была ранняя весна, и сквозь полуоткрытые окна в Черный Чертог проникал прохладный морской ветер. Внизу, под скалами, шелестел прибой.

– Меня волнует не столько сама дорога, сколько войска, которые могут по ней проследовать, – отозвался лысеющий мужчина.

– Рилтар, дорога – это главное, это ключ ко всему. Как только она дойдет до рубежей Сарроннина, за войсками дело не станет.

– Но пока их потери в боях с Сарроннином составили уже несколько тысяч бойцов, – заметила, поджав тонкие губы, другая женщина.

– В войне против Спидлара они потеряли вдвое больше, однако в результате сравняли с землей три города и в конце концов завладели страной, – сухо откликнулся Рилтар. – Мы тогда попросту сидели сложа руки, а теперь никто даже не помнит, где именно находился Дью.

– В то время у нас не было особых возможностей для вмешательства, – покачала головой широкоплечая немолодая брюнетка.

– Ты всегда и всему найдешь оправдание, Кларис, – усмехнулся Рилтар.

– А ты, Рилтар, нагоняешь на меня тоску, – встряла женщина помоложе. – Давайте займемся не былыми войнами, а проблемами сегодняшними. Фэрхэвен явно предпринимает некоторые шаги, направленные на осуществление плана покорения всего Кандара, разработанного Керрилом Великим. Вопрос в том, что собираемся предпринять по этому поводу мы.

– Ах да, грандиозный план, о котором мы слышим уже не первый десяток лет. Спасибо за напоминание, Дженна.

– Рилтар, будь хоть чуточку посерьезнее.

– Я серьезен. И вполне серьезно предлагаю посмотреть фактам в лицо. Во-первых, даже воплотись этот ужасный план в жизнь, овладей Белые всем Кандаром, – какую угрозу смогут представлять они для нас при наличии у нас боевого флота? А во-вторых, какие, хотелось бы мне знать, войска мы можем послать на материк в помощь Сарроннину? У нас наличествуют лишь силы самообороны. Чтобы вести боевые действия на континенте, нужно существенно увеличить их численность. А это невозможно без введения воинской повинности. Такое новшество стало бы для Отшельничьего стократ губительнее всех козней Фэрхэвена. Можешь ты, Дженна, просто и ясно ответить мне на простые вопросы: в чем именно заключается угроза Отшельничьему и какой ущерб в состоянии нанести нам Фэрхэвен?

– Белые могут подорвать основы нашего существования и низвести Отшельничий до такого состояния, что даже флот не сможет нас защитить.

– Опять та же песня! Уверен, ты снова вела разговоры с этим старым занудой Гилартом.

– Преклонный возраст Гиларта – отнюдь не помеха здравому и трезвому уму, – подала голос Кларис. – Если он старик, это еще не значит, что рассуждает он нелогично. Утверждения Гиларта и Дженны отнюдь не голословны, в пользу их точки зрения имеются весомые доводы. Белые насаждают «культивированный» порядок, ведущий к возрастанию силы хаоса. Иными словами – ИХ СИЛЫ! Когда весь Кандар окажется в их руках, что помешает Фэрхэвену распространить свою власть и на Хамор? А если Хамор подчинится Фэрхэвену или хотя бы вступит с Белыми в союз, что будет с нашей торговлей? Об этом ты подумал, Рилтар?

– Такого рода угрозы мы обсуждаем уже не одно столетие. Я же предлагаю не толочь воду в ступе и в полном соответствии с прозвучавшим не далее как сегодня советом обсудить задачи сего дня. Давайте подумаем не о том, что могут предпринять Белые, Хамор или еще Тьма ведает кто, а о том, какими возможностями располагает Отшельничий, – и Рилтар снова улыбнулся.

3

– Поднять флаг! – приказал капитан, и на флагштоке над железной рулевой рубкой заполоскалось черно-белое полотнище.

– Похоже, это лидьярское торговое судно, – промолвил Гинтал, повернувшись к двум инженерам. – Пожалуй, стоит подойти к нему поближе. А ты, брат Пендак, приглядись, нет ли чего этакого...

Пендак кивнул и потянулся чувствами к купеческому кораблю.

– Капитан! – вскричал он спустя мгновение. – Лидьярец уходит! Поворачивает, чтобы поймать ветер!

– Щиты! – рявкнул капитан. – Держать щиты между нами!

– Помощь нужна? – осведомился Джастин.

– Пока нет, – отозвался Пендак, однако Джастин чувствовал, как нелегко ему удерживать магический барьер, делающий «Ллиз» невидимой для лидьярцев.

– Право руля!

– Есть право руля! – отозвалась женщина, стоявшая у штурвала.

«Ллиз» развернулась, и тяжелые турбины под обшитой железом палубой прибавили оборотов. Впрочем, двигатель работал так тихо, что Джастин не столько услышал его шум, сколько ощутил нарастающую вибрацию. Чувства позволяли ему улавливать тяжело вздымающийся на высоких волнах корабль под одним лишь герцогским флагом. Белый с красной каймой стяг Фэрхэвена поднят не был. Команда «Ллиз», обладавшая лишь обычным зрением, могла различать прямо по курсу лишь непроглядную черноту, а лидьярцы видели за бортом пустое море.

– Как идет сближение? – спросил капитан.

– Нас разделяют три кабельтовых, – ответил Корабельный Брат Пендак.

– Лево руля! – приказал капитан. – Интересно, что за уловку придумал Белый чародей на сей раз?

Последние слова Гинтал пробормотал себе под нос. Джастин вспомнил о том, что прадед этого малого был капитаном на легендарном «Черном Молоте». Гинтал не только никогда не забывал об этом сам, но и не позволял забыть другим.

– Есть лево руля! – откликнулась женщина на мостике, поворачивая штурвал, чтобы замедлить сближение и положить «Ллиз» на параллельный лидьярцу курс.

Палубу обдало брызгами. Крохотные капельки долетели и до рулевой рубки, где Джастин стоял рядом с Пендаком. Удерживать односторонний щит было нелегко, и лоб инженера усеяли бусинки пота.

– Доложить готовность орудий! – приказал капитан командиру боевой части.

– Пушка заряжена, ракеты установлены на направляющие!

– Опускай щиты, Пендак! – распорядился Гинтал. – Пусть Белый мошенник увидит нас. А мы взглянем на него!

Темная завеса спала, и тотчас справа и чуть впереди возник лидьярский корабль. На корме красовалась резная доска с названием судна – «Земила».

Пендак утер лоб и потянулся за флягой с водой.

– Трудно удерживать щит с одной стороны, – признался он. – Круговой гораздо легче.

– Могу себе представить, – шепнул в ответ Джастин. Гинтал бросил на инженеров сердитый взгляд, но не проронил ни слова. «Ллиз» догоняла торговое судно.

– Они нас заметили. А паруса не убирают.

– Придется пугнуть. Ракету!

Ракета взвилась в воздух и с шипением упала в воду прямо перед носом «Земилы».

«Ллиз» держалась на траверзе, пока на кормовом гюйс-штоке не затрепетал вымпел – белый с голубой каймой. Следом за ним сигнал переговоров подняли и на грот-мачте. «Земила» легла в дрейф.

– Доложить о готовности абордажной команды!

– Абордажная команда к высадке на борт готова!

– Перекинуть мостки!

– Есть перекинуть мостки!

– Перейти на борт!

2
{"b":"19935","o":1}