ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Рилтар? Но зачем?

– Думала, ты знаешь, – вступила в разговор Крителла. – Рилтар с Фирбеком в родстве, они вроде как кузены. Советник направил Фирбека в Сарроннин для того, чтобы получать сведения обо всем происходящем здесь из первых рук. Говорят, Рилтару не по нраву присутствие в Сарроннине добровольцев с Отшельничьего, и в нашем Совете по этому поводу велись нешуточные споры.

Джастин поджал губы.

– В отличие от нас, – рассмеялся Гуннар, – нашим лошадкам нет дела до политических интриг и разногласий в Совете. Их надо поить да чистить. Так что я пойду.

– Я тебе помогу, – с охотой вызвалась Крителла.

– А я, пожалуй, вернусь в мастерскую, – вздохнул Джастин. – Поговорим за обедом... то есть, как принято говорить здесь, за ужином.

Гуннар и Крителла повели гнедую лошадь в конюшню. Джастин проводил их взглядом и побрел в кузницу.

24

Радуясь тому, что высокие облака превратили гнетущий полуденный зной в более или менее терпимую духоту, Джастин пересек двор между кузницей и бывшим фермерским домом. Там разместились целители и находилась столовая, общая для всех добровольцев с Отшельничьего. По пути он услышал писк.

С северной стороны дома находился курятник с небольшим огороженным загоном, где в глинистой почве ковырялись цыплята, уже подросшие и полуоперившиеся. Один из них держал в клюве цветочный лепесток и радостно пищал.

– Как думаешь, скоро нам удастся полакомиться курятиной? – спросил Клерв.

– Ну, придется подождать, пока они наберут вес, – ответил Джастин, бросив взгляд на пестрых голенастых птиц.

– Скорее бы, а то картофельный суп, лапша и сушеная говядина мне уже в глотку не лезут.

Джастин кивнул, утирая лоб. С облаками ли, без ли, а все-таки о прохладе приходилось только мечтать. Здесь было куда жарче, чем на Отшельничьем в это время года. Взгляд его переместился в сторону цветущего сада. Вот где прохлада! Он поднялся по ступеням крыльца и шагнул к открытой двери столовой. В этот миг оттуда, отряхивая с мокрых рук воду, вышел моряк, и Джастину пришлось отступить в сторону.

– Привет инженерам. Нынче нас опять пичкают лапшой да проперченным мясом... если это можно назвать мясом.

Джастин ответил моряку вежливым поклоном. На самом деле, хотя разносолами добровольцев действительно не баловали, стряпня Кастина была не так уж плоха. Джастин подозревал, что боец досадовал не столько на саму кормежку, сколько на то, что угодил в кухонный наряд. Моряки всегда обедали в первую смену, поскольку места для всех одновременно – и бойцов, и инженеров, и целителей – все равно не хватало. Несмотря на то что были сколочены специальные длинные дощатые столы.

К приходу Джастина и Клерва большинство инженеров и целителей уже сидело за столами. От очага, превращенного Кастином в кухонную плиту, тянуло чадным жаром, так что никто не хотел занимать места возле кухни. Джастин не без оснований подозревал, что к зиме все переменится, и места на холодке возле окон перестанут пользоваться популярностью. Впрочем, почти никто из его товарищей не рассчитывал задержаться в Сарроннине до самой зимы.

– Э, да это же Джастин! Как всегда, последний.

Молодой инженер покраснел и смутился. Разве он виноват в том, что дел всегда оказывается больше, чем времени, чтобы их переделать?

Джастин занял место напротив Гуннара и Крителлы.

Все взоры обратились к Кастину, водрузившему на край каждого стола по большущей кастрюле с лапшой.

– Опять лапша! – простонала Бирол. – Сколько можно?

– Это яичная лапша, очень полезная. Мои куры теперь несут яйца.

– Все едино. Лапша, она и есть лапша, – фыркнул Никос.

– Конечно, лапша с мясной приправой – это не ахти какое лакомство, – промолвил Кастин. – Но все же эта лапша лучше любой другой, какую можно сыскать в Сарроннине.

– Было бы чем хвастаться, мастер повар, – грубовато буркнул Квентил, хотя глаза его улыбались. – В этом хваленом Сарроннине вообще трудно сыскать что-нибудь путное.

Пожав плечами, Кастин удалился на кухню и почти сразу же вернулся с двумя мисками бурой подливки, в которой плавали крохотные кусочки мяса.

Джастин налил себе кружку тепловатой воды. О темном пиве или хотя бы соке приходилось только мечтать, однако, чтобы смочить пересохшее, забитое пылью горло, годилась и вода.

Последнее хождение Кастина на кухню обернулось появлением двух корзин со свежим черным хлебом.

– А ты ручаешься за то, что эта твоя подлива точно приготовлена из говядины, а не из водорослей? И лапша из муки и яичного порошка? Я имею в виду настоящую, хлебную муку, а не перемолотые корни сушеного кактуса куиллы? – спросил Никос, насмешливо уставясь на темноволосого и широколицего старого целителя.

– В жизни такого не бывало, чтобы я пичкал народ кактусовыми корнями! – хмуро огрызнулся Кастин. – Впрочем, мысль интересная...

Гуннар расхохотался.

– А как насчет тех кур? – полюбопытствовал Клерв.

– Это не просто куры. Чтоб ты знал, юноша, это цыплята редкостной породы и такого изысканного вкуса, что тебе трудно будет в это поверить.

– Чтобы поверить, надо проверить, – саркастически заявил Никос. – Лично я на слово никому не верю.

– Так, может быть, пусть мастер Кастин сам и лакомится своими цыплятами, – подала голос Алтара. – А кое-кто из наших товарищей – я о самых разговорчивых – поможет ему молоть корни куиллы. Или – тоже хорошая мысль – займется готовкой сам. Пусть стряпает не только на нас, но и на Фирбека с его моряками.

– Нет уж, спасибо, – чуть слышно буркнул себе под нос Клерв. – Мне только этого не хватало!

– Кастин прекрасно готовит. Кроме того, у него золотое сердце. Только добрейший человек может так долго сносить все это нытье и дурацкие шуточки! – заключила Алтара.

В это время на скамью по другую руку от Клерва опустилась Джиррл. Оказывается, Джастин все-таки пришел не последним.

– Опять лапша? – спросила, усаживаясь, Джиррл.

– Она самая. Но не простая, а, чтобы ты знала, яичная. Под дивной приправой – с ней даже куилла пойдет за милую душу.

Крителла подняла брови:

– А я думала, что ты, Джастин, любишь одно только сарроннинское жаркое с огненным соусом.

Джастин почувствовал, что опять краснеет. И что они к нему цепляются? Неужто до сих пор не могут забыть рыжеволосую трактирную служанку, которая строила ему глазки?

– Глянь, Крителла, а он весь пунцовый. Видать, совесть нечиста.

Кое-как справившись со смущением, Джастин с деланным безразличием пожал плечами и повернулся к Клерву:

– Вот к чему должен быть готов каждый, – проговорил мастер назидательным тоном.

– Что ты, вовсе не каждый! Это касается только любителей... хм... пикантных приправ.

Сочтя за благо промолчать, Джастин щедро сдобрил свою лапшу подливой.

– Ага, соус-то и вправду ему по вкусу!

– Как и всем мужчинам. Они ох как падки на остренькое...

– Бьюсь об заклад, это относится даже к магам, – добавила Джиррл.

На сей раз слегка покраснел Гуннар. А Джастин усмехнулся. Клерв старательно выловил из подливы несколько кусочков мяса и заключил:

– Во всяком случае, среди тех, которые помоложе, попадаются и... хм... более разборчивые во вкусах.

Джастин и Гуннар так и покатились со смеху.

25

– Итак, тиран согласилась предоставить жилье, припасы и некоторые средства тем, кого Отшельничий направляет против нас? – Гистен хрипло рассмеялся.

– Похоже, дела обстоят именно так, – отозвался Ренвек, оглянувшись на задрапированную арку, за которой находилась пустая сейчас Палата Совета.

– И сколько народу они послали?

– Да всего горстку: добровольцы нашлись среди инженеров, целителей и военных моряков. Правда, в эту компанию затесался один маг-буреносец. Всего один.

– ВСЕГО? Просвети меня, Ренвек, разве во времена Дженреда Злосчастного нам не противостоял именно ОДИН такой чародей? – Скривив губы, Высший Маг выжидающе воззрился на собеседника.

24
{"b":"19935","o":1}