ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джастин перевел дух, с удовольствием вспомнив о том, что идея насчет наконечников первым пришла в голову именно ему, и достал из горна очередную пластину. Четыре быстрых удара превратили ее в заготовку.

Проделав пазы, инженер снова отправил ее в огонь, чтобы раскалить до необходимой температуры, после чего окончательно придал ей необходимую форму.

– Ловко у тебя получается, – заметил Никос, – словно ты всю жизнь только этим и занимался, – он утер вспотевший лоб, и добавил: – Ну тут и жарища! Хуже, наверное, чем было у нас на Отшельничьем до того, как Креслин изменил климат. Мне совершено ясно, почему он не захотел здесь поселиться.

– Думаю, у него было на то несколько причин, и все веские... – пробормотал Джастин, припомнив посещение «Серебряного Щита».

– Как думаешь, наконечники помогут?

– Должны. Если сарроннинцы будут правильно их использовать

– Вообще-то они нынче в таком положении, что должны бы хвататься за любое предложение.

– Должны-то должны... – Джастин закашлялся и, чтобы избавиться от привкуса сажи и металла, отпил из кувшина тепловатой воды.

– И то сказать, – улыбнулся Никос. – Они ведь ревнители Предания, а от такого народа никогда не знаешь чего ждать.

Он направился к прокатному стану, а Джастин возобновил работу над заготовками наконечников. Изготовив их примерно с полдюжины, он кивнул Клерву, и тот принялся доводить их до ума – подпиливать, подтачивать, шлифовать – перед тем, как Джастин гармонизирует металл, превратив его в черное железо. После этого останется лишь последняя заточка.

Пока Клерв корпел над своим заданием, Джастин закончил еще дюжину заготовок и приступил к гармонизации тех, с которыми уже поработал Клерв.

К полудню жар от горна и исходивший, казалось, из самой земли влажный горячий воздух сделали свое дело – все работавшие в мастерской пропотели насквозь. Зато из-под молота Джастина вышло более трех дюжин особых наконечников.

– Пока хватит, – объявил он, откладывая молот. Работавшая у другого горна Алтара положила щипцы и подошла к Джастину, отгребавшему уголья.

– Как у тебя дела?

Молодой инженер кивнул в сторону последней полудюжины наконечников, поблескивавших в полумраке.

– Вот, полюбуйся. Дело идет, но что такое два-три десятка за утро? В бою они кончатся за несколько мгновений.

– Диесса хочет сначала испытать их в деле. А Фирбек настаивает на том, чтобы ты отправился со следующим отрядом.

– А я, между прочим, не боец, – фыркнул Джастин, щурясь от попавшего в левый глаз соленого пота. Он вышел под навес перед кузницей где, впрочем, было ненамного прохладнее, чем внутри.

Руководительница инженеров вышла за ним следом.

– И вот еще что. Мне бы хотелось знать твое мнение насчет того, на чем лучше сосредоточить усилия. На наконечниках или, как предлагает Фирбек, на ракетах?

Хмыкнув, Джастин зачерпнул воды из ведра, стоявшего на низеньком столике, и плеснул себе в лицо. Алтара ждала.

– Больше толку будет от наконечников, – наконец произнес он.

– Но Фирбек станет утверждать обратное. И если ты не отправишься с Диессой, его мнение будет некому оспорить.

– Интересное соображение. Получается, мне следует тащиться на передовую по той единственной причине, что малый по имени Фирбек любит ракеты?

Молодой инженер опустился на скамью и перевел взгляд на дорогу, по которой с громыханием катились со стороны города на восток два тяжело нагруженных фургона. Джастин покачал головой.

– Правда, можно послать Клерва, – промолвила, словно бы размышляя вслух, Алтара. – А вот Крителла вызвалась сама. Заявила, что сарроннинцам наверняка потребуется целительница.

– Куда еще Клерва! – махнул рукой Джастин. – Придется мне ехать. Я, если что, хоть увернуться смогу. А его прихлопнут как муху.

– А что скажешь насчет целительницы? Нужна она там?

– Не настолько, чтобы стоило рисковать. На этой войне раненых почти не бывает. Кто не уцелел, тот убит.

– У меня сложилась то же самое впечатление, – промолвила Алтара и, поймав взгляд собеседника, добавила: – Спасибо тебе.

– Когда отправляется Диесса?

– На этой восьмидневке, ближе к концу, – Алтара помолчала, а потом спросила: – Ты что голову повесил, а? Или забыл, что с твоей помощью удалось остановить наступление Белых через северный перевал? Это немалый успех!

– Может быть, – хмыкнул Джастин. – Но мне как-то трудно считать успешной операцию, в результате которой сарроннинцы потеряли три четверти своего войска, а мы лишились половины ценнейшего оборудования из черного железа и чуть не остались без единственного толкового мага.

– Джастин, ты слишком суров к себе.

Молодой инженер встал:

– Схожу-ка я за холодной водицей, а заодно загляну к Гуннару. Целители получают кое-какие припасы с речного причала.

– А потом? Продолжишь заниматься наконечниками?

Джастин улыбнулся и пожал плечами:

– Да, если ты, конечно, не против. По моему скромному разумению, здесь, на суше, от таких наконечников будет больше проку, чем от корабельных ракет Фирбека.

Провожаемый взглядом Алтары молодой инженер спустился с крыльца и по красноватой глинистой почве двинулся к бывшему фермерскому дому. Первым делом он направился к насосу, находившемуся позади здания, взял ведро, тщательно прополоскал его, добавил гармонии, чтобы обезопасить воду от вредных примесей, налил до половины и понес к переднему крыльцу.

Стараясь ступать как можно тише, Джастин поднялся по ступеням. Когда одна из них скрипнула, молодой инженер застыл на месте и не сразу продолжил путь. Оказавшись внутри, он поднялся в маленькую клетушку, где лежал брат, и присмотрелся к его умиротворенному, отрешенному лицу. Наполнив кувшин, стоявший на тумбочке у постели больного, Джастин опустился на табурет рядом с кроватью. Тем временем выражение лица Гуннара изменилось – безмятежная отрешенность сменилась настороженностью, зубы сжались, черты обострились. Процедив сквозь зубы что-то неразборчивое и злое, недужный маг повернулся на бок. По телу его пробежала дрожь, и Джастин ощутил присутствие хаоса. Впрочем, пока что белое марево удерживалось на расстоянии, однако инженер пожалел о том, что не прихватил с собой черного посоха. Усилием воли взяв себя в руки, он сосредоточился на гармонии глубин Восточного океана и кристаллической структуры железа. Через некоторое время ему удалось достичь желаемой концентрации и окружить себя гармонической аурой. Потом, следуя урокам Крителлы, он провел по лбу брата кончиками пальцев, позволяя свободно стекать с них потоку гармонии. Раз... еще раз... еще...

Гуннар застонал, однако напряжение спало. Дыхание стало глубже, веки уже не трепетали, хотя изредка все же вздрагивали.

Немного выждав, Джастин попытался обнаружить чувствами встревожившую его белесую марь, но она растаяла без следа, уступив место невидимой черноте порядка.

Осторожно поднявшись на ноги, инженер удалился так же тихо, как и пришел, – стараясь не стучать сапогами, не задеть ведром о стену и не скрипеть рассохшимися деревянными ступенями.

30

Хотя чувства Джастина улавливали признаки бури, собиравшейся к западу от Сарронны, воздух в кузнице оставался жарким, влажным и неподвижным. От монотонного грохота прокатного стана болела голова.

Прокашлявшись, молодой инженер отложил молот и перевел взгляд на Клерва, оттачивавшего и шлифовавшего на точильном камне готовые наконечники из черного железа. Впрочем, перерыв был недолгим. Чуть передохнув, Джастин отправил в горн железный прут, отследил накал до нужного уровня и снова взялся за молот. Наконечников требовалось много, и работа над ними казалась нескончаемой. Наконечники, наконечники, наконечники... В последнее время эти проклятые штуковины начали ему сниться.

– По-моему, для проверки эффективности их наковано более чем достаточно, – заметила Алтара.

– Видишь ли, меня больше интересует эффективность как таковая, чем ее проверка, – ответил Джастин.

33
{"b":"19935","o":1}