ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что, с Алтарой и вправду трудно иметь дело?

– Не очень, если не обращать внимания на некоторые мелочи. Например, если ты делаешь все как нужно, она попросту не обращает на это внимания. А стоит допустить промашку – начинает горячиться, что твои Малые Отроги в тот день, когда их воздвиг Джеслек.

– Джастин! Гуннар! – прервал их разговор звонкий, веселый голос. К столику направлялась черноволосая молодая женщина.

– Привет, Аделия! – отозвался Гуннар. – Как поживаешь? Как твой брат?

– Нога у него уже почти не болит. Наша матушка просила передать вам привет, если мы увидимся.

– А что ты делаешь в Найлане? – спросил Джастин.

– Приехала с отцом; он привез на верфь корабельный лес. Мы проезжали по улице, и я увидела, как вы входите сюда, – пояснила Аделия с широкой улыбкой.

– Может, присядешь? – промолвил Джастин, указывая на свободный стул и стараясь не выдать своего восхищения бойкой, жизнерадостной девушкой.

– Я бы и рада, да не могу. Древесину отец уже сгрузил, а дорога назад будет долгой, даже при пустом фургоне. Впрочем, не таком уж и пустом! Мы купили корзину свежей рыбы и штуку остранского полотна. Жаль, но мне, правда, надо идти.

Улыбнувшись на прощание, Аделия покинула гостиницу. Почти сразу же после ее ухода на стол со стуком опустились две тяжелые кружки.

– Ваш заказ, молодые господа. С вас обоих пять медяков.

Гуннар протянул служанке полсеребряника. Та кивнула и спрятала монету в карман фартука.

– Ух, хорошо! – произнес Джастин, сделав большой глоток.

– Это ты в пику мне, – усмехнулся Гуннар.

– Ничего подобного. Я пью пиво потому, что оно вкусное, и отгоняет усталость, и... ладно, это не так уж важно.

Махнув рукой, Джастин бросил взгляд в угол, где двое седовласых старцев склонились над игральной доской. Судя по тому, что большая часть фигур еще стояла возле доски, партия в «захват» только-только началась.

Молодой инженер отвернулся от играющих, снова посмотрел на брата и сказал:

– Крителла искала тебя на днях, когда ты был на Краю Земли.

– И ты говоришь мне об этом только сейчас?

– Так я же тебя с тех пор не видел, – резонно заметил Джастин, запив свою реплику добрым глотком пива.

– Здорово налегаешь.

– Ну и что с того? Это пиво, а не твоя кислятина.

– Джастин, не кипятись. Мы ведь братья, и я не сделал тебе ничего дурного, – доброжелательно укорил брата Гуннар.

– Ты прав, да и дело не в тебе. Просто... – Джастин пожал плечами.

– Что, трудности с девушками?

– Не без того. И с учениками тоже.

– Я предупреждал тебя, что преподавание – вовсе не такое приятное занятие, каким оно видится по рассказам Вердела.

– Ты много о чем предупреждал.

– Ладно, ладно тебе... – умиротворяюще произнес Гуннар и отпил соку. – Скажи лучше, как прошло плавание?

– Я ходил на «Ллиз»...

– Знаю.

– Знаю, что ты знаешь. Ты все на свете знаешь, но раз уж спросил, то, может быть, дашь мне рассказать, а? Не перебивая?

– Прости.

– Ну, в общем, я присматривался к Пендаку. Он молодец, ловко управляется со щитами и хорошо чувствует ложь, так что с ним мне, можно сказать, повезло. А вот с плаванием... Не понравилась мне эта история. Командой того корабля управляла чужая воля. Бедняги даже не знали, кто у них капитан.

Гуннар кивнул:

– Да, Пендак рассказывал мне об этом. Он тоже был расстроен.

– Но я не понимаю, кому и зачем это могло понадобиться, – промолвил Джастин, снова прикладываясь к пиву.

– Ну... – Гуннар покачал головой. – Может быть, Белые снова пытаются нас спровоцировать.

– Какой в этом смысл? Таким способом они никогда не добивались особого эффекта.

– У людей короткая память, – Гуннар помолчал, а потом спросил: – И что предпринял Пендак?

– Что он мог предпринять? Настоящий капитан прыгнул за борт. А корабль – обычный, и груз на нем самый обыкновенный. Документы все тоже в порядке.

– Не нравится мне это, – медленно произнес Гуннар, потягивая сок.

– Я только что сказал то же самое. Да и Пендак с Гинталом придерживались того же мнения. С чего бы добропорядочному торговому судну пытаться скрыться от обычного патрульного корабля? В этом нет никакого смысла.

Джастин отпил еще глоток и, облизав губы, поставил кружку на стол.

– А смысл есть, просто мы не знаем, в чем он заключается, – задумчиво промолвил Гуннар. Он вскинул глаза и радостно воскликнул: – А вот и Крителла!

Рыжеволосая женщина, улыбаясь, уже спешила к братьям.

– Я искала тебя, – обратилась она к Гуннару, наклонилась и поцеловала его в щеку.

– Джастин мне говорил, – спокойно отозвался Гуннар. – Я малость подзадержался – чтобы разобраться в архивах, потребовалось время. Присаживайся, – и он указал на свободный стул.

Джастин допил пиво и знаком подозвал служанку. Братец Гуннар, как всегда, проявил чертовское благородство – словом не обмолвился Крителле насчет того, что Джастин не вспоминал о ее просьбе целых три дня.

– Спасибо, что не забыл, Джастин, – Крителла тепло улыбнулась молодому инженеру. И хоть Джастин был наделен весьма незначительным – для инженера – чувством гармонии, искренность этой улыбки он хорошо ощущал.

– Что будет угодно целительнице? – спросила, подходя, служанка. – Красного сока подать или зеленого?

– Лучше красного, – ответила Крителла.

– А мне еще пива, – добавил Джастин.

Служанка подняла брови, но ограничилась тем, что вслух повторила заказ:

– Стало быть, один сок и одно пиво.

– Тебе, возможно, не стоит... – начала было Крителла, но Джастин оборвал ее:

– Знаю, наслышан. ХОРОШИЕ инженеры и маги не пьют спиртного, потому как это вредит их чувству гармонии. А посредственные? Им-то, надеюсь, можно пропустить кружечку?

– Ох, Джастин... Прости! У меня и в мыслях не было тебя обидеть. Просто я целительница и не могу не думать... – не договорив, рыжеволосая женщина пожала плечами.

На столешницу со стуком опустились кружки.

– С вас снова пять медяков, – сказал служанка и получила полсеребряника. На сей раз расплатился Джастин.

– Спасибо, – кивнула Крителла и отпила глоток.

– Как раз перед твоим приходом мы говорили о странной игре, которую затеяли Белые с лидьярским кораблем, – заговорил Гуннар. – Каким-то способом они заставили лидьярскую команду принять за своего капитана другого человека и пуститься в бегство от нашего патрульного судна.

– Странная история. А что говорит настоящий капитан?

– Молчит как рыба, – по той простой причине, что нырнул за борт да так и не вынырнул.

– Ты не шутишь? – недоверчиво переспросила Крителла, поставив кружку на стол.

– Какие уж тут шутки! – отозвался Джастин. – Все произошло на моих глазах. Бултых – и камнем ко дну. Трудно предположить, чтобы мы с Пендаком не распознали простую иллюзию. Но даже и в этом случае они сумели подпортить нашу репутацию.

– Понимаю, – медленно кивнула рыжеволосая. – Дело можно представить следующим образом: патрули Отшельничьего свирепствуют на море, не давая никому прохода. Довели ничем не провинившегося законопослушного капитана аж до самоубийства... Но зачем это могло понадобиться Белым, я все равно не понимаю!

– Это наверняка связано с их попытками установить господство над западным Кандаром, – заявил Джастин, так и не притронувшись к кружке. Пива ему почему-то больше не хотелось.

– Наверное, связано, но каким образом?

– А вот это особого значения не имеет, – заметил Гуннар. – Они все равно не могут господствовать на море. Слишком уж сильно там гармоническое начало.

– Возможно, они ставят перед собой иную цель, – пробормотал Джастин, слишком отчетливо воспринимавший внутреннее волнение сидевшей между ним и братом Крителлы. Целительница то и дело наклонялась к Гуннару.

– Но какую? – вслух размышляла рыжеволосая женщина.

– Посеять недоверие к Отшельничьему. Распространив слухи о нашем стремлении к «мировому господству», они добьются того, что в Сарроннине и Сутии нас будут опасаться не меньше, чем Фэрхэвена. Если мы вздумаем направить туда войска, это воспримут как попытку установления там нашего протектората.

4
{"b":"19935","o":1}