ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бросив взгляд на лежащего в беспамятстве моряка, Джастин поспешил к объятому пламенем шатру, однако, остановленный жаром, растерянно огляделся по сторонам. И увидел Гуннара. Брат с трудом переставлял ноги, двигаясь к нему.

– Сделай что-нибудь! – крикнул ему Джастин. Он снова попытался приблизиться к шатру, и жар закурчавил кончики его волос. – Вызови дождь, сбей огонь ветром!

– Бесполезно, – печально отозвался старший брат. – Неужто ты сам не чувствуешь?

Джастин открыл рот, да тут же и закрыл. В шатре находились лишь мертвые тела.

– Этот ублюдок...

– Ты о ком? – прищурясь спросил Гуннар.

Огненная стрела с шипением ударила в башню, и по камням растеклось пламя. Джастин пошатнулся и направился к ракетным установкам, но не успел сделать и трех шагов, как на вершине холма появилось первое багряное знамя, а под ним более четырех десятков копейщиков. Переведя взгляд в сторону леса, он увидел, что сомкнутые ряды Железной Стражи отделяет от башни не более двухсот локтей.

Оглянувшись, он увидел Алтару, уже очнувшуюся и держащую в руках меч. Моряки в черном вместе с немногими сарроннинскими стражами, прикрываясь от стрел подобранными на поле боя щитами, быстро отходили в направлении Сарронны.

– Закройся светом и пробирайся в Сарронну! – крикнул брату Гуннар. – Мы окружены! Постарайся дойти до города!

Прямо на глазах Джастина его брат растворился в воздухе, хотя инженер мог ощущать искривление потока света.

Огненная стрела с шипением пролетела так близко, что опалила Джастина жаром.

Перехватив рукоять меча, инженер вихрем помчался следом за немногочисленным сарроннинским отрядом.

Два огненных шара пролетели мимо Джастина. Один сарроннинский боец вскрикнул, прежде чем обратиться в головешку. Четверо других вскрикнуть не успели.

Чувствуя себя так, словно он утопает в липкой грязи, Джастин стал сплетать вокруг себя световой щит, однако уверенности в том, что это поможет, у него не было. Похоже, он угодил в ловушку. Останется на виду – его подстрелит первый же лучник, а укроется в коконе невидимости – у него просто не хватит сил на бегство.

Стиснув зубы, преодолевая боль в голове и слабость в коленях, он сделал шаг, потом еще один... не к городу, а к болоту. К воде, единственной природной материи, которую проклятые Белые маги не в силах ни сжечь, ни как-либо исказить ее суть. К воде, которая гораздо ближе, чем недосягаемые стены Сарронны.

Голова уподобилась кузнице: в ней били молоты, а когда удары прекращались, полыхало опаляющее пламя горна. Однако инженер шаг за шагом спускался по склону, пересиливая желание прилечь и хоть немного передохнуть. Белые уже одержали победу, а значит, скоро начнут операцию по обеззараживанию местности. У них такие операции заключались в обращении в пепел всех оставшихся на поле боя тел. И убитых, и раненых.

Шаг... шаг... еще шаг. Наконец, почва под ногами выровнялась, и Джастин, спотыкаясь о трупы, вышел к краю болота. Впереди, в отдалении, квакала одинокая лягушка. Здесь, возле топи и вдалеке от гребня холма, топот ног и выкрики солдат не заглушали комариного писка.

Идти на север значило карабкаться по крутизне, что при его вымотанности было практически невозможно. Джастин повернулся и медленно, хлюпая сапогами и стараясь не наступать на тела, поплелся на юг.

В какой-то момент, уже не имея сил удерживать световой щит, Джастин отпустил его и огляделся. И понял, что удалился всего-навсего на пару кай. Белые еще не начали сжигать трупы – они продолжали их грабить, а заодно подбирали оружие своих павших. В сторону беглеца никто не смотрел. Переведя дух, Джастин побрел дальше на юго-запад. Прочь от поля боя, прочь от Белых и прочь от Сарронны.

Теперь, по крайней мере, ему не приходилось перешагивать через трупы. Дальше не было ничего, кроме жижи, тины, комаров, сырости и вони, природу которой он не мог определить.

После того как сумерки сменились настоящей ночной тьмой, Джастин поднялся повыше, свалился возле каменной ограды ведущей неизвестно куда дороги и провалился в сон.

43

– Джастин! Где Джастин? – с трудом хрипел Гуннар.

– Мы не знаем.

Алтара снова посмотрела на юг, но столбы дыма остались так далеко позади, что уже не были видны.

– Проклятье! Головой пошевелить не могу, – пробормотал Гуннар, и глаза его медленно, словно он боролся со сном, закрылись. Лежащий навзничь на артиллерийской повозке, где теперь не было никаких пусковых установок, он походил на мертвеца. Рядом с ним окровавленный моряк стонал всякий раз, когда повозка кренилась или подскакивала на колдобине.

Поравнявшись с повозкой, Алтара спешилась, положила на лоб мага влажную тряпицу и снова села в седло.

– Нужны целители, – промолвила Дерин, рука которой висела на кожаной перевязи.

– Они погибли. Все.

– Проклятые Белые! Зачем им понадобилось стрелять по целителям?

Алтара пожала плечами:

– Хаос есть хаос, кто может понять причины его действий?

– Но как же Фирбек-то, а... Просто поверить не могу!

– Этот малый – прирожденный вояка, – заметил кто-то из моряков. – Ему бы только драться, а с кем – не так уж важно. Думаю, в Железной Страже он придется ко двору.

– При первой возможности мы уходим, – объявила Алтара. – Возвращаемся домой.

– Уходим?

– А как иначе? У нас на руках маг-буреносец, пребывающий на грани смерти. Почти половина наших инженеров и все целители или погибли, или пропали без вести. А Сарронна, – она бросила взгляд на стены из розоватого гранита, – падет уже на днях. Так что пусть Предание отстаивают без нас.

Земля под ногами дрожала.

44

В сером предрассветном сумраке Джастин примостился на краю каменной ограды, медленно жуя горсть перезрелых красных ягод и прислушиваясь к жужжанию насекомых да шелесту легкого ветерка, доносившего слабый запах гари.

Осенняя листва на деревьях не сияла золотом и багрянцем, а была грязновато-бурой. Конечно, растительность в Сарроннине могла быть не такой, как на Отшельничьем, но все же – не влияние ли это хаоса?

Не выспавшись и подкрепившись всего парой горстей ягод, он по-прежнему оставался усталым и голодным. У него не было ни лошади, ни торбы, ни посоха, ни ножа, а только меч без ножен, три золотых, несколько серебряников и горстка медяков.

А между ним и Сарронной стояла большая часть Белых сил.

Радовало лишь то, что он мог теперь встать на ноги, не опасаясь тут же свалиться. Но было совершенно очевидно, что пешком ему никуда не добраться.

Глубоко вздохнув, инженер огляделся по сторонам и на юго-востоке, на расстоянии чуть больше кай, приметил небольшой домик с двумя пристройками. Судя по отсутствию дыма и какого-либо движения, жилище было покинуто.

Джастин взглянул на юго-запад, но там на протяжении двух-трех кай река Сарронн прокладывала себе путь сквозь Клинштатские топи. Из-за болота сплав по реке на лодках и плотах останавливался над городом. Так или иначе, его эти топи выручили – маловероятно, чтобы кто-то пустился за ним в погоню через трясину, населенную вдобавок болотными ящерами, здоровенными и не особо привередливыми по части пищи.

Взобравшись на камни и придерживаясь за невысокий дубок, Джастин посмотрел на север. Даже на столь большом расстоянии он без труда уловил концентрацию хаоса к востоку от реки. Скорее всего, Белые готовились к штурму столицы.

Спрыгнув с ограды, Джастин пересек поросшую пожухлой травой придорожную полосу шириной в двадцать локтей, а выбравшись на глиняную полосу, принялся изучать оставшиеся на ней следы. Их было немного и все вели на юг, подальше от поля боя.

Отпечатков копыт не было. Похоже, этой дорогой брели лишь беженцы-бедняки. Держась настороже и напрягая все чувства, чтобы не натолкнуться ненароком на Белый патруль, готовый в любой момент обернуться в кокон невидимости, Джастин двинулся на север.

Тишину раннего утра нарушали лишь жужжание насекомых, случайная трель неведомой пташки да доносившийся справа, из-за придорожной ограды, шорох болотной травы.

49
{"b":"19935","o":1}