ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джастин прошел почти два кай, когда петлявшая дорога неожиданно закачалась и едва не ушла из-под его ног. Споткнувшись, он восстановил равновесие и приложил руку ко лбу. Неужто он переоценил свои силы? Голова, однако, не кружилась. Подняв перед собой руку, Джастин сосредоточился на ней, и как раз в это мгновение ощутимый подземный толчок повторился. Глянув на север, инженер приметил одинокий дуб, ветви которого раскачивались, словно на сильном ветру. И это – при полном безветрии!

Земля содрогалась снова и снова. Уже не приписывая это обману чувств, Джастин заторопился к вершине следующего холма, откуда мог лучше разглядеть подступы к городу.

Но, взойдя на вершину, он стиснул зубы – столь сильная эманация хаоса исходила от той самой старой сторожевой башни, которая недавно служила командным пунктом Зерланы. И хотя сам город ему виден не был, сомнений в том, что там происходит, у него не оставалось.

Повернуть или продолжить путь? Инженер усмехнулся, решив для себя, что хаос – это не только магия, но и неизбежная, хотя бы временная, дезорганизация повседневной жизни. Чем больше хаоса, тем выше вероятность того, что он сможет найти отбившуюся лошадь. Он надеялся обойти Белых, соединиться с оставшимися инженерами, но вовсе не хотел плестись чуть ли не через весь Кандар пешком.

Слегка прибавив ходу, Джастин продолжил путь на север.

45

В свете раннего утра Белтар взглянул на два одетых в лазоревые мундиры тела, распростертых перед сторожевой башней. Темноволосый сержант лежал навзничь, вперив в небо невидящий взгляд. Другой труп лежал ничком. Ни тот ни другой пленник так ничего и не поведали об инженерах с Отшельничьего. Белтар поднял руку, и по телам пробежала крохотная искорка пламени. Осталась лишь горстка белого пепла, которую тут же разнес ветер.

– Так чище, – пробормотал он.

Другой чародей нахмурился, потыкал носком белого кожаного сапога в затвердевшую от огня глину и проворчал:

– Не расходуй силы впустую.

Третий маг, переводя взгляд с Белтара на Элдирена и обратно, молча потер подбородок.

– Не такой уж я слабак, Элдирен, – усмехнулся Белтар, глядя на коренастого собеседника. – Вот ты что скажешь, Джихан?

– Я думаю, что мало кто обладает мощью, сопоставимой с твоей, – сухо отозвался Джихан. – Кроме разве что Зиркаса, а тот всегда утверждает, что возможности магии не безграничны.

Хмыкнув, Белтар прошел под аркой и по двум десяткам каменных ступеней поднялся на башню. С ее зубчатой вершины весь город был виден как на ладони. Розовые стены Сарронны светились в лучах утреннего солнца. Сторожевая башня, с которой три мага обозревали Сарронну, отбрасывала длинную тень, похожую на стрелу. Над городом поднималось легкое облачко буроватого дыма. Хотя час был ранний, от ворот к реке тянулась вереница фигур.

– Что ты собираешься делать? – поинтересовался Джихан.

– Стереть Сарронну с лица земли, что же еще! – ответил Белтар. Губы его скривились в улыбке, но в глазах улыбки не было.

Потом он закрыл глаза и замер, обратив лицо к городу. Его окружила мерцающая белая дымка.

Джихан покосился на Элдирена. Тот пожал плечами и обратил взгляд на город.

Земля содрогнулась – раз, другой. Слабая волна прокатилась по почве, приподнимая помятую траву и развороченную землю на недавнем поле боя. Нарастая, она унеслась дальше, за следующий холм, к городу. Закачалась и сама башня, так что Белтару пришлось ухватиться рукой за каменный зубец. Элдирен перевел взгляд на поля в долине. Первые колебания почвы уже пересекли зеленое пространство.

От башни к городу покатились новые волны, мощь которых возрастала по мере удаления от Белых магов. Кони, которых держали внизу под уздцы копейщики, испуганно заржали, некоторые забились и стали вырываться.

«...держи, демон тебя дери!»

«...завяжите им глаза...»

«...о чем ты раньше думал?»

После очередного подземного толчка с башни сорвался камень, и испуганное ржание одного из отпрянувших коней прозвучало визгом. Послышался глухой подземный гул. На северо-западе городские башни покачнулись. Треск крошащегося камня донесся до магов, перекрывая конское ржанье и ругань копейщиков.

С еще более громким треском, напоминающим щелчок чудовищного кнута, от одной из отдаленных городских башен откололся угол. На мгновение он завис в воздухе, а потом качнулся и рухнул внутрь стен. На месте падения поднялась туча пыли.

Белтар молча переступил с ноги на ногу, и к городу понеслись новые волны сотрясений.

Городские стены стали раскачиваться из стороны в сторону, по ним побежали трещины, камни, один за другим, стали выпадать из кладки.

На губах Элдирена играла мрачная, зловещая улыбка. Лицо Белтара оставалось совершенно бесстрастным, но на лбу его, над все еще закрытыми глазами, собрались капельки пота.

С каждой последующей волной колебаний со стен и башен падало все больше камней. Некоторые с плеском падали в реку, но большая часть обрушивались в город. Из-за покосившихся, покрывшихся трещинами и выбоинами стен начали подниматься тонкие струйки дыма. Становясь все плотнее, гуще и темнее, они превращались в столбы, в клубящиеся колонны. Наконец, над стенами и всем городом повисла тяжелая дымная пелена.

Еще один расшатавшийся камень вывалился из сторожевой башни. Как раз в этот самый миг целое прясло стены обрушилось водопадом камней, и к небу взметнулось облако пыли.

Дым над Сарронной становился все тяжелее и гуще. Очертания порушенных стен затуманивались, а люди суетливо метались по дороге, словно муравьи возле разворошенного муравейника. Отдаленные вопли, стоны и причитания слились в единый гул, полный ужаса и отчаяния.

Солнце уже довольно высоко поднялось над горизонтом, когда Белтар открыл, наконец, глаза и устремил взор на далекую тлеющую груду развалин – временами еще содрогавшуюся, увенчанную шапкой жирного дыма, смешанного с пылью и сажей. Языки пламени лизали горизонт.

– Там хоть кто-нибудь остался в живых? – прошептал Элдирен.

– Возможно, – ответил, обернувшись, Белтар. – Те, кто находились подальше от стен и зданий, – например, на площадях.

– Почему ты не уничтожил их в сражении? – спросил Джихан. Белтар широким жестом обвел обугленный и усыпанный пеплом склон к югу от башни и пояснил:

– Разрушить скрепленные деревом земляные укрепления почти невозможно, это вам не каменная кладка. Они просто трясутся вместе с землей.

– Но ты мог пройти лесом и уничтожить город в тылу их армии! Тогда бы сарроннинцы сдались.

– Позволь с тобой не согласиться. Они бы озлобились, и нам пришлось бы иметь дело с тысячами разъяренных, вооруженных мужчин и женщин, которым нечего терять. И наконец они отвергли наши условия, подняли против нас оружие – и мы уничтожили их город. Может быть, это и не слишком человечно, но, по крайней мере, понятно. А уничтожать города безо всяких сражений... хм... как-то не принято. Хотя, конечно, в обиход можно ввести много новшеств.

– Но это безумие, – пробормотал Элдирен, покачав головой.

– Нет. Это война, – отозвался Белтар и вместе с Элдиреном стал спускаться по лестнице. Над дымящимися руинами Сарронны собирались мглистые облака.

Губ Джихана коснулась едва заметная улыбка. Он кивнул, словно в подтверждение собственных мыслей, и последовал за двумя другими магами вниз по узким ступеням сторожевой башни.

46

За поворотом дороги, за порослью низкорослых ив Джастин ощутил присутствие живого существа, а потянувшись к нему чувствами, улыбнулся. Лошадь. Он сосредоточился, пытаясь определить, есть ли поблизости человек, но как ни напрягался, присутствия такового не установил.

Скрыв себя за плащом из света, Джастин со всей возможной осторожностью двинулся по дороге. То и дело он останавливался, прислушивался, зондировал дорогу чувствами. Лишь миновав ивняк и убедившись, что, кроме лошади, там действительно никого нет, он позволил себе убрать щит.

50
{"b":"19935","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Придумай. Сделай. Сломай. Повтори. Настольная книга приемов и инструментов дизайн-мышления
Про то, как папа медвежонка бросил курить, маму обрили налысо, а сам он валял дурака
Эринеры Гипноса
Траектория полета
Полный сантехник
На подъеме
Привычки лидера. Самые важные навыки за несколько минут в день
Без права на любовь
Побег из лагеря смерти