ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джастин подумал, что, возможно, выбор этого направления был его серьезной ошибкой. Однако он уже заехал так далеко, что попытка вернуться, пожалуй, стала бы ошибкой еще худшей.

Чем дальше он, однако, ехал, тем тягостнее становилось у него на сердце.

Окна немногих попадавшихся по пути хижин были плотно закрыты ставнями. Заброшенной выглядела и единственная встретившаяся ему укрепленная усадьба, однако чувства подсказали ему, что внутри затаились вооруженные люди, и он предпочел объехать усадьбу стороной.

Покачиваясь в седле, он продолжал размышлять о своих снах, особенно о последнем, удивительно отчетливом. В обоих снах присутствовала одна и та же женщина, но в первом речь шла о деревьях, а во втором о Наклосе. О том самом Наклосе, насчет которого мало кто знал что-либо определенное, кроме того, что там живут друиды. Из Дила, единственного порта в Наклосе, порой приходили суда, груженные превосходной древесиной, а люди рассказывали о друидах всякие небылицы. Точно о них никто ничего не знал, но... Но прекрасная друидка являлась Джастину во снах.

С заросшей сорняками кучи камней, нагроможденных в углу заброшенного поля, раздался крик стервятника.

Джастин нахмурился. Неужто это та самая птица? Он потянулся к стервятнику чувствами, и тут же отпрянул, поняв, что если это другая птица, то, стало быть, у Белого мага не один подручный.

Неужели Белые выслеживают именно его? Но почему?

Джастин повернулся в седле и присмотрелся к участку дороги, оставленному им поутру. Там никого не было. Хотя солнце скрывали облака, Джастин чувствовал – время клонится к вечеру. А он все еще блуждает по холмам в поисках дороги на Клинию.

Доехав до очередной развилки, Джастин повернул кобылу на запад, в том направлении, которое, как ему казалось, могло вывести к реке. В очередной раз оглянувшись через плечо, он поежился. В прохладном и влажном воздухе висела угрюмая тишина.

53

– На некоторое время он остановился у Рорна. Когда пошел дождь, я потерял его, но он по-прежнему довольно далеко от Клинийской дороги.

Элдирен слегка щелкнул поводьями, побуждая лошадь не замедлять быстрого шага.

– Ты думаешь, Юркэ поймает его? – тихо и почтительно спросил офицер.

– Судя по тому, как разворачиваются события, Юркэ доберется до перекрестка раньше него. Тропа, которую выбрал этот инженер, длиннее любой из главных дорог, и ехать по ней ему придется гораздо дольше, – со смехом отозвался Элдирен. – Вот почему Фэрхэвен вкладывает столько сил в строительство дорог. И не только Фэрхэвен. Креслин, величайший из Черных, тоже распорядился о прокладке на Отшельничьем хороших трактов... А этот бедолага так и не усвоил уроков своего предшественника.

– И как ты собираешься с ним поступить?

– С Юркэ? Никак. Он инженера не поймает.

– Не поймает? То есть... Но я вообще-то спрашивал не о Юркэ, а о самом инженере.

– Инженер ощутит появление Юркэ с его солдатами и повернет назад, по той самой дороге, по которой ему следовало двигаться с самого начала. Так что мы, – Белый маг покачал головой, – мы можем даже не торопиться.

Оставив без внимания удивленное выражение на лице своего собеседника, Элдирен продолжил:

– Знаешь, если мы поймаем инженера, нам придется готовить нападение на Клинию. Я совершенно уверен в том, что тамошний мост будет сильно укреплен, а не исключено, что и разрушен. Конечно, если эта погоня за инженером займет слишком много времени и скажется на состоянии лошадей, мы, пожалуй, вынуждены будем вернуться к Рорну.

– Но маг Зиркас...

– Верно. Маг Зиркас...

Элдирен поджал губы и улыбнулся.

54

Джастин щурился в сумраке. Несмотря на туман и вечерний полумрак, он не оставлял попыток найти эту постоянно ускользавшую от него дорогу на Клинию.

Он пожалел о том, что не способен направлять свои чувства с ветрами, как это делает Гуннар. К сожалению, его дарования лежали в иной сфере, и, не используя зрения, он мог улавливать что-либо на расстоянии не больше чем в несколько сотен локтей.

Во влажном воздухе послышался приглушенный, едва уловимый лязг металла. Натянув поводья, Джастин остановил кобылу под полуоблетевшим дубом. Когда он напрягся, силясь установить источник этого звука, желтый лист спланировал вниз, прямо на его запястье. Инженер стряхнул его, продолжая сосредоточиваться.

Впереди, на вершине холма, высилось небольшое укрепление с каменной стеной, высотой почти в восемь локтей. На угловой сторожевой башне находились двое караульных, один из которых был вооружен арбалетом. Джастин усилил концентрацию, стараясь уловить, о чем они говорят.

«...каких-то дезертиров из войск Тирана... видели у Рорна... пытались переправиться...»

«...желаю им удачи...»

«...думает, что Белые двинутся этим путем... не иначе как копейщики...»

Джастин закусил губу – везло ему, как утопленнику. Он наткнулся то ли на крепостцу, где находился воинский пост, то ли на укрепленное поместье, владелец которого имел собственную дружину.

Еще один желтый лист слетел с дерева, пролетев мимо правого уха кобылы. Она прянула ушами и встряхнула гривой.

«...думаю, они нападут...»

«...Когда-нибудь точно нападут. Но не сейчас. С сотней... им нас не одолеть...»

«...насчет чародея...»

«...стены... обратно в Джиру... прямо на скале...»

«...надеюсь, что так...»

Джастин развернул лошадь и направился назад по тропе к последней развилке. Хотя он и предполагал, что речная дорога должна проходить недалеко от замка, у него не было намерения даже пытаться проскочить рядом с укреплением, гарнизон которого не сомневался в своей способности отбить атаку сотни копейщиков. Особенно учитывая тот факт, что ночная тьма еще не пришла, а туман мог развеяться в любую минуту.

Вздохнуть с облегчением он позволил себе, лишь проехав около полукай в обратном направлении. За вздохом последовал зевок.

От развилки Джастин направил кобылу по левой, с виду более проезжей тропе, которая, как казалось, не выводила на невидимую дорогу, а шла параллельно ей. В сгущавшейся тьме Джастин различал справа от себя аккуратную кладку каменных стен и ровные линии плетней. Местность выглядела более ухоженной, чем любая другая, по которой Джастину доводилось проезжать. Скорее всего, эти угодья принадлежали владельцу замка.

Только когда петляющая тропа снова вывела его к каменистым выпасам и покосившимся изгородям, Джастин решил остановиться.

Через некоторое время тропа слегка повернула на запад – во всяком случае, так ему показалось – и вновь стала взбираться и опускаться по невысоким холмам, которым полусонный Джастин скоро потерял счет. Потом она спустилась в долину и пошла почти строго на юг по углублению между склонами.

Намек на невидимую эманацию гармонии заставил Джастина остановиться. Он бросил взгляд вниз по склону, но различить что-либо впотьмах было невозможно. Виднелись лишь темные очертания ельника, за которым журчала вода. Прищурившись, инженер направил вперед чувства, но не уловил присутствия ни людей, ни животных. Ему удалось лишь установить, что ощущение спокойствия исходит от незаросшего участка в крохотной долине, вклинившейся между двумя холмами. Джастин внимательно изучил склон, но поскольку его взор не мог проникнуть за темную стену деревьев, он направил кобылу вперед, руководствуясь, главным образом, чувствами. Пробравшись между стволами, инженер соскочил на усыпанную еловыми иголками землю. Ноги его подкашивались.

Джастин присмотрелся к местности. Около полудюжины высоких елей образовывали почти замкнутый круг, скрывая поляну за раскидистыми ветвями. Ручей вытекал из-за непролазных зарослей терновника и терялся за поляной в такой же глущобе.

Поджав губы, инженер принялся зондировать окрестности чувствами, но через некоторое время покачал головой. Ничего определенного, кроме подспудного ощущения гармонии, пронизывающей и деревья, и камни, обнаружить не удалось. Оставалось предположить, что некогда эта крошечная долина была создана с некой целью, сопряженной с гармонией, – целью, о которой, надо полагать, никто уже ничего не помнил. Ему, во всяком случае, она оставалась непонятной.

57
{"b":"19935","o":1}