ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С безоблачного неба по-прежнему светило яркое солнце, однако когда Джастин поехал по широкой дороге, с запада повеял слабый ветерок. По сторонам снова стали попадаться дома, но все как один пустые и заколоченные.

«Неужто все сарроннинцы настолько напуганы Белыми, что бросают все нажитое и бегут куда глаза глядят? – подумал Джастин. – Известно ведь, что несмотря на неприязнь к Преданию, Белые не истребляют всех его приверженцев поголовно, а разрушают или сжигают лишь те города, где встречают сопротивление...»

Ближе к полудню Джастин снова стал высматривать заброшенную усадьбу с колодцем. Когда он напряг зрение, перед глазами непрошено явился образ Железного Стража, убитой женщины, схватившейся за пронзившую ее стрелу. Он поджал губы, отогнал видение и, щурясь от яркого света, попытался определить, сулит ли бугор впереди возможность раздобыть воды.

Чем дальше ехал Джастин, тем чаще проезжал мимо возделанных полей и закрытых домов, хотя чувства подсказывали ему, что кое-где за ставнями затаились люди.

Потом местность пошла под уклон. Джастин проехал мимо еще одной боковой тропы, достаточно широкой и удобной, однако она, насколько мог видеть глаз, вела на юг. То есть не в том направлении, в котором, по мнению Джастина, следовало двигаться ему. На ней тоже имелись следы колес. Джастин направил кобылу к реке.

Переваливая через гребень очередного холма, Джастин всмотрелся в окутанную дымкой линию деревьев на горизонте, росших, как ему думалось, вдоль берега реки. Потом его взгляд упал на торчавшее близ дороги голое дерево. И он снова увидел хищную птицу, выжидающе таращившуюся на него.

Издав крик, стервятник снялся со своего насеста и полетел над полем.

Добравшись до вершины следующего холма, Джастин неожиданно приметил впереди и справа клубящуюся над дорогой пыль. Она явно поднималась из-под копыт растянувшейся по дороге группы всадников. Судя по всему, в отряде было не меньше двух десятков всадников, а разъезжать верхом целыми отрядами в этой части Сарроннина могли только Белые копейщики или бойцы Железной Стражи. Они находились впереди, а это означало, что и до перекрестка они доберутся раньше, чем он.

Чародейского стервятника инженер не видел, однако не сомневался в том, что птица таится где-то поблизости.

Остановив лошадь, Джастин задумался о том, что предпримут Белые, добравшись до перекрестка. Направятся к Клинии или повернут в его сторону? Действительно ли они охотятся за ним?

Поджав губы и рассеянно поглаживая конскую шею, инженер гадал, как поступить в сложившихся обстоятельствах. Он слишком устал для того, чтобы удерживать световой щит, однако до перекрестка оставалось почти два кай. В конце концов он направил кобылу к низкорослому дубку и спешился, решив переждать. Если эти солдаты направятся в его сторону, он выставит щит и пропустит их мимо, а если они двинутся в сторону Клинии, последует за ними, держась на безопасном расстоянии.

Улыбнувшись, Джастин откупорил флягу, выудил из сумы несколько оливок и съел их с кусочком хлеба и сыра.

Улыбка его исчезла, когда солнце коснулось горизонта и отряд Белых начал разбивать у перекрестка лагерь.

Вновь послышался осточертевший крик. На сей раз стервятник описывал круги над его головой.

Положение представлялось более чем затруднительным: он просто не знал, куда ему теперь ехать и можно ли оставаться на месте. Перекресток для него закрыт. Ему определенно не сладить с двумя десятками копейщиков, а местность вокруг открытая, и обойти перекресток полями ему не удастся. Чувства его не настолько остры, чтобы он мог позволить себе ехать полями. Одна нора, и кобыла сломает ногу. К тому же Белые наверняка получили приказ стрелять по любым клубам пыли, поднимающимся невесть из-под чего.

Снова закричал стервятник.

Джастин оглянулся назад, на дорогу, по которой приехал, и увидел за вторым холмом приближающееся облако пыли.

Тьма!

Со вздохом взобравшись на кобылу, инженер направил ее прочь от перекрестка. Позади находилась и боковая дорога, но у него были все основания полагать, что Белые – а судя по туче пыли, этот отряд был еще больше того, что стал лагерем у перекрестка, – доберутся дотуда раньше него. А раз так, ему придется рискнуть и поехать полем.

Сдержав желание пустить кобылу рысью, Джастин медленно двинулся назад, по пологому склону, на который недавно поднялся. Взор его был обращен на юг – он старался получше запомнить местность.

Потом, уже у подножия холма, инженер окружил себя и кобылу световым щитом и направился на юг по бездорожью. Надеясь, что память его не подведет.

56

Элдирен нахмурился.

– Что случилось, высокочтимый маг?

– Он исчез. Один из трусливых трюков, какие в ходу у Черных. Но ему это не поможет. Мы ведь знаем, куда он может направиться.

– Прошу прощения, высокочтимый?

Элдирен покачал головой. Офицер виновато пожал плечами.

– Все очень просто, – со вздохом пояснил маг. – Ему известно, что на перекрестке наши, а он инженер, а не чародей. Прорываться он не станет. Попытается либо обойти их и выйти на речную дорогу, либо попробует добраться до того бокового ответвления в надежде опередить наш отряд. Но это у него не получится.

– Но... если все так, как ты говоришь, он находится сейчас более чем в кай от наших на перекрестке и в нескольких сотнях локтей от нас.

– Так и есть. Скорее всего, он все же двинется полем. Ему придется ехать почти вслепую, а это скорости не прибавляет. Вот что, возьми пару десятков бойцов – скажем, Четвертый отряд – и поезжай вперед. Первый перекресток проедешь, а у второй развилки остановишься. От места слияния дорог до разводного Клинийского моста останется всего пара сотен локтей. Мост, конечно же, будет разведен. Ты к нему не суйся, а просто остановись у развилки и поджидай нас.

– А как насчет инженера?

– Если ты будешь торчать на развилке, он не сможет приблизиться к реке, чтобы попытаться переправиться. Ему придется снова убраться в поля. Он может скрываться там день, два... но рано или поздно попробует что-нибудь предпринять. Впереди у него будешь ты, а позади мы. Ну а когда заметишь поднимающуюся невесть из-под чего пыль... думаю, не надо объяснять, зачем у твоих людей луки.

57

Джастин утер струившийся по лицу пот, удивляясь тому, что кобыла еще бредет, а он с нее еще не свалился. Устал он смертельно, да и лошадь уже выбивалась из сил. При всякой его попытке выехать к реке на пути оказывался очередной отряд Белых, всякий новый многочисленнее предыдущего. У него уже не осталось сил, чтобы удерживать щит невидимости и укрываться от крылатого соглядатая. Вдобавок солнце пекло нещадно. Кожа его покраснела, лицо горело, соленый пот обжигал, как кислота, а подбородок под отросшей щетиной отчаянно чесался. Почему-то как раз отсутствие бритвы огорчало его больше всего.

Зачем он вообще продолжает двигаться?

Впрочем, Джастин прекрасно знал ответ на этот вопрос – его подгоняла клубившаяся на дороге позади него пыль. Пара десятков Белых копейщиков с Белым магом в придачу представляли собой достаточно веское основание для того, чтобы не стоять на месте.

Стервятник описывал круги над его головой, очевидно сообщая Белому магу о местонахождении преследуемого. Маг, однако, не спешил схватить его, как будто вел жестокую, смертельную игру. Благодаря тому, что в последние два дня Джастин почти не спал и находился в непрерывном движении, ему удавалось оставаться в отрыве от Белых. Однако всякий раз, пробуждаясь после недолгого беспокойного сна, он чувствовал, что силы его убывают, а возможности как следует отдохнуть не было. Хлеб и сыр подошли к концу, а о новых припасах не приходилось и мечтать. В некоторых из закрытых домов у выжженных южных полей затаились люди – но люди вооруженные, настороженные и озлобленные. Соваться к ним определенно не стоило.

На вершине одного из высушенных солнцем холмов Джастин обернулся и глубоко вздохнул. Белые снова приближались, а ведь еще только-только минул полдень.

59
{"b":"19935","o":1}