ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глухой стук, похожий на барабанную дробь, заставил Джастина оглянуться. Увиденное отнюдь его не обрадовало. Отряд Белых копейщиков, находившийся менее чем кай от него, ускорил движение, перейдя на легкий галоп. Ему показалось, что за те несколько мгновений, пока он смотрел на преследователей, разрыв между ним и ими сократился до нескольких сотен локтей.

Джастин огляделся, чувствуя себя затравленным зверем. Дальше дорога шла между двумя низкими холмами, по ложу высохшей реки. На каменистых склонах росли лишь редкие кактусы, да кое-где пробивалась жесткая сухая трава. Жаркий ветер бросал песчинки в обожженное солнцем, воспаленное лицо.

Справа, примерно в двух сотнях локтей впереди, от главной дороги отходила другая, врезанная в склон холма. За этой развилкой главная дорога сужалась, превращаясь в тропу. Судя по всему, боковое ответвление должно было вести к копям.

Джастин ударил каблуками в бока кобылы, и усталая лошадь прибавила ходу. Оглянувшись, он увидел, что расстояние между ним и преследователями сократилось еще больше. Некоторые из них уже извлекли клинки, а он все еще гадал, ехать по главной дороге или свернуть. Тем временем стервятник спикировал на Джастина, едва не задев его крылом. Кобыла рванулась вперед, но от этого усилия едва не упала. У развилки она резко остановилась, и всаднику, чтобы не вылететь из седла, пришлось ухватиться за гриву.

– Вперед, подружка! Скорее!

Мимо его уха просвистела стрела.

– Дерьмо! – выругался Джастин, сообразив, что прилетела она не сзади, а спереди. Распластавшись на конской гриве, он попытался укрыть и себя, и лошадь световым щитом, но неожиданно она дернулась и жалобно заржала.

– Ага, – донесся голос, – по крайней мере мы подстрелили его клячу. На своих двоих этот малый далеко не уйдет.

– А где эта проклятая птица?

Когда кобыла осела на землю, Джастин отстегнул от седла флягу с водой и одеяло, после чего стал чувствами нащупывать путь прочь от дороги.

Копейщики устремились к упавшему животному. «Должно быть, для них она возникла из ниоткуда», – отстраненно подумал Джастин, отступая все дальше.

Неожиданно снова засвистели стрелы. Среди копейщиков поднялась тревога.

– Засада!

– Берегись! С холмов стреляют!

– Позовите мага!

Тем временем Джастин медленно ковылял к узкой тропе, которую скорее ощущал, чем видел. Стервятник бился на дороге со стрелой в крыле, а один из копейщиков валялся в пыли и даже не бился. Инженер, не оглядываясь, взбирался по склону. Он сомневался в том, что сарроннинские горцы, при всей их храбрости, смогут надолго задержать сильный отряд регулярных войск с Белым магом во главе.

Позади Джастина в склон холма с шипением ударил огненный шар.

Инженер продолжал идти вслепую по быстро сужавшейся тропе. Вскоре тропа сошла на нет, слившись с пересохшим речным ложем, пролегавшим между двумя бурыми холмами.

Добравшись до вершины и спрятавшись за мертвым, высохшим кактусом, Джастин убрал щит.

Внизу копейщики отошли за пределы досягаемости стрел и выжидали.

Один из сарроннинских горцев, чье одеяние позволяло ему почти слиться с красновато-бурым склоном, выпустил еще одну стрелу.

Ответом на нее послужил огненный шар. Лучник вспыхнул, с криком повалился наземь и превратился в ком обугленного мяса.

Другая стрела полетела в копейщиков из-за валуна – осторожный стрелок предпочел не покидать укрытия.

Огненный шар ударил в склон, но пламя растеклось по красному песчанику, не причинив никому вреда.

Джастин начал спускаться по противоположному склону, где он находился вне поля зрения преследователей. Его можно было увидеть только с воздуха, но горцы подстрелили стервятника, и прежде чем Белый маг призовет другого, пройдет некоторое время. Во всяком случае, он на это надеялся.

60

Две женщины с серебряными волосами стояли одна против другой за песчаным столом. Старшая по виду отличалась от младшей разве что несколькими почти незаметными морщинками и большей мудростью в темной глубине очей. Обе молчали.

Та, что постарше, сконцентрировалась, и из песка сформировалась карта, или, скорее, был точно воспроизведен рельеф интересующей их местности.

Женщина помоложе, чьи волосы ниспадали на плечи, в свою очередь закрыла глаза и сосредоточилась. Губы ее сжались, на лбу выступили бусинки пота, и лишь руки оставались расслабленными.

При виде этих усилий старшая едва заметно улыбнулась.

Через некоторое время песок зашевелился и на северном краю рельефной карты выступил крохотный песчаный клин.

– Он там, – с улыбкой заявила женщина помоложе.

– Да, – ее собеседница печально кивнула, подняла брови и спросила: – Он, конечно, силен, но в достаточной ли мере?

– Думаю, да, – ответила молодая друида. – Хотя, почем знать?

– Да... До сих пор лишь очень немногим удавалось выжить в Каменных Буграх, оставаясь там дольше нескольких дней. Ты твердо решила пойти?

– Твердо, – ответила молодая. – Я отправляла послание, и таков мой долг.

Женщина постарше глубоко вздохнула, и песок слегка осыпался, сделав рельефные очертания менее четкими.

– Долг... ты можешь оказаться связанной надолго.

– А ты сожалеешь о том, своем? Меня всегда радовали его песни.

В глазах старшей женщины появилась грусть.

– Он многое утратил, как, впрочем, и все мы. Да и разлука тяжела, особенно если тебе приходится разделять чужое бремя.

– На сей раз будет не так.

– Будет так, как возжелают ангелы.

Женщина помоложе кивнула, коснулась пальцами руки собеседницы и начала собираться в дорогу. Следовало поспешить, ведь ее избранник уже находился в гибельных для всего живого Каменных Буграх.

61

– Эти были сарроннинскими горцами, – промолвил Элдирен, указывая на полдюжины обугленных трупов. – А этот, – он показал на тело, распростертое в стороне, ближе к дороге на копи, – Черным инженером.

– Прошу прощения, но разве нам не предписывалось взять инженера в плен? – осмелился спросить офицер.

– Сомневаюсь, чтобы Белтар и Зиркас сильно огорчились, узнав о его кончине, – сухо отозвался Элдирен. – Особенно после того, как он затащил нас к самым Каменным Буграм. Еще чуть-чуть – и ему удалось бы уйти. Ведь преследовать его в Буграх мы бы не смогли, – Элдирен рассмеялся и добавил: – Правда, и этот малый вряд ли протянул бы там долго. А ты... кто-то из вас, ребята, предпочел бы видеть его живым? Чтобы он и дальше ковал свои дьявольские черные наконечники?

Трое стоявших поблизости копейщиков единодушно замотали головами.

– И пушки тоже он взорвал? – спросил офицер, нервно поглядывая в сторону полуразвалившихся старых копей, видневшихся за спиной Белого мага.

– Скорее всего, он, – подтвердил Элдирен, воздевая руки. Белое пламя с шипением пронеслось над лежащими телами, обращая их в белесый пепел. Маг повернулся к бревенчатым строениям, и они вспыхнули как факел.

– Негоже оставлять здесь очаг заразы, – пояснил он солдатам и, взглянув на труп, лежавший в стороне, добавил: – Этот Черный доставил нам немало хлопот и заставил изрядно побегать. Пусть же лучшие из них всегда умирают такими же молодыми.

Маг снова поднял руки, и пламя пожрало мертвое тело, оставив лишь горстку пепла да темное пятно на опаленном песке.

– Поехали.

– Есть, – офицер обернулся к копейщикам: – По коням, ребята. Мы свое дело сделали и возвращаемся.

Белый Маг повернулся в сторону холмов, насмешливо отсалютовал и направил своего белого коня вслед за солдатами.

62

Джастин жалел о гибели лошади, и не только потому, что натер ноги. Она отдала ему все, что могла, – как, вероятно, делала то же самое и для погибшей воительницы из Железной Стражи. И что получила в награду за труды и верность? Стрелу, предназначавшуюся для всадника.

Ковыляя по дну оврага на юг и стараясь хоть немного укрыться от знойного солнца в тени холма, Джастин оглянулся и увидел поднимавшийся к небу столб дыма. По всему выходило, что Белые подожгли старые копи. Джастин оставил их позади, только вот что это ему даст? Конечно, преследовать его дальше Белые не станут, потому что коням, да и людям нужна вода. Без нее два десятка всадников далеко не уедут. Но прежде всего они отстанут от него потому, что, по их мнению, углубившись в Каменные Бугры, Черный инженер сам обрек себя на смерть.

61
{"b":"19935","o":1}