ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Умолкнув, Дагуд с шумом отхлебнул пива.

Джастин тоже отпил глоток, тайком любуясь яркими зелеными глазами и сочными губами Крителлы.

– Хочешь еще похлебки? – спросила юношу Эрлин.

– Не откажусь, – со смущенной улыбкой отозвался тот, заглянув в свою опустевшую миску.

– И хлеба возьми.

– Спасибо, – промолвил Джастин, кивая Карнеле. – Очень вкусно.

– Настоящее лакомство! – поддержал его Гуннар.

– Вижу, вы знаете толк в хорошей еде, – заметила Эрлин. – Наверное, ваша матушка стряпает отменно.

– Вообще-то у нас дома всегда готовил отец, – ответил Гуннар. – Он и вправду хороший повар.

– Отец ли, мать ли, не важно, – промолвила Эрлин. – Главное, кто-то приучил вас к настоящему столу.

– Магистр Джастин, а чем занимаются инженеры? – звонким голоском вмешалась Венда. – Вы вот все ходите в черном... Значит ли это, что инженер – он вроде мастера гармонии?

– Что-то в этом роде. Инженеры делают машины и всякие устройства для кораблей.

– Жаль, что ты для меня стар. А у тебя нет младшего братишки?

Джастин чуть не поперхнулся. Крителла хихикнула и прикрыла рот.

– Нет, братишки, к сожалению, нет. Только сестренка, ее зовут Элизабет.

– А почему она с вами не пришла?

– Она живет в Уондерноте, с нашими родителями, – пояснил Гуннар.

– Если готовит у вас в доме отец, то чем тогда занимается матушка? – полюбопытствовала Венда.

– Она кузнец.

Карнела подняла бровь.

– Мама вполне могла бы стать инженером, – пояснил Джастин, – но она заявила, что, во-первых, не интересуется кораблями, а во-вторых, не хочет жить в Найлане.

– Весьма разумная женщина, – заметила Эрлин.

– О ней все так отзываются, – кивнул Джастин.

Крителла покосилась на Гуннара, который, в свою очередь, смотрел на Джастина. Молодой инженер улыбнулся целительнице, доел похлебку и обратился с вопросом к Дагуду:

– Как думаете, торговля в Найлане еще оживится?

– Рано или поздно торговля оживляется непременно, это лишь вопрос времени. Однако порой этого приходится ждать месяцами, а то и годами. По мне, так все встанет на свои места после того, как уладятся дела в Сарроннине.

– А как они там уладятся? – встряла Венда. – Белые победят?

За столом воцарилось молчание. Эрлин тихонько прокашлялась. Джастин пригубил пива.

– Не думаю, доченька, чтобы кто-то из нас мог бы тебе ответить, – промолвил наконец Дагуд. – Это вопрос для Совета.

– Уже поздно, – проговорила Карнела, вставая из-за стола. – Полагаю, нам не следует задерживать дорогих гостей.

– Мы весьма признательны за приглашение и любезный прием, – отозвался Гуннар, тоже поднявшись на ноги.

Залпом допив кружку – пиво едва не попало ему не в то горло – Джастин последовал примеру брата.

– Премного благодарен, – пробормотал он, силясь не закашляться.

Сопровождаемые Карнелой и Крителлой, братья направились к выходу. Уже у дверей Гуннар снова поклонился хозяйке:

– Еще раз спасибо за прекрасное угощение.

– А я хочу поблагодарить еще и за прекрасную соседку и собеседницу за столом, – добавил Джастин, сравнивая мать и дочь, в облике которых имелось много общего. – Крителла, передай Венде, что я восхищен.

– И не подумаю! – фыркнула молодая целительница. – Венда и без того несносна, а услышав такое, совсем зазнается.

Дверь закрылась, и юноши зашагали к казармам Братства.

– Прекрасная семья, – задумчиво произнес Гуннар.

– Ага, особенно старшая дочка, – поддакнул Джастин, стараясь не отстать от длинноногого брата.

Тропу освещали лампы, но ни тот ни другой в них не нуждались: оба прекрасно видели в темноте. Через некоторое время Джастин заговорил снова:

– Как по-твоему, неужели все на Отшельничьем не хотят даже думать о сарроннинских делах?

– Но что мы можем сделать? Войска-то у нас все равно нет! К тому же прямой угрозы нам самим действительно не предвидится.

– Боюсь, все отнюдь не так просто.

– Не исключаю. Возможно, как раз по этой причине люди предпочитают не задумываться на сей счет. Дело тревожное, хлопотное и притом напрямую их не затрагивающее. Во всяком случае, они надеются, что оно их не затронет.

– А что скажешь насчет нашей целительницы Крителлы? – осведомился Джастин, чуть сбавив шаг и оглянувшись на гавань, где сейчас не было ни одного корабля, кроме «Ллиз».

– Целители не такие, как все, – ответил на ходу Гуннар.

«Вот и Крителла – она особенная», – подумал Джастин, торопясь нагнать брата. Хотя говорить им сейчас было не о чем.

8

– Так тебе, высокочтимый, было известно о том, что Сарроннин направил посла в Край Земли? – спросил хрупкого сложения Белый маг и склонился перед сидящим за столом человеком.

– Хватит разводить церемонии, Ренвек. Садись и угощайся, – промолвил Гистен, указывая место за столом напротив себя и наливая из кувшина вина во второй стакан.

Кивнув Высшему Магу, Ренвек уселся.

– Судя по твоему тону, ты не слишком обеспокоен.

– Представь себе, да. Сомневаюсь, чтобы Черный Совет предпринял сколько-нибудь действенные меры для спасения Сарроннина, – промолвил Гистен, потягивая вино и поглядывая сквозь полуоткрытое окно башни на светящийся в сумраке Белый Город.

– Ты настолько уверен в своем...

– Ты хотел сказать – «в своем шпионе»? Правильно я тебя понял?

Ренвек кивнул:

– Можно ли быть столь уверенным в действенности такого рода... хм... «пожертвований»?

– Конечно нельзя. Купленная верность долго не длится, но эти, как ты их назвал, «пожертвования» сделаны совсем недавно и некоторое время будут себя оправдывать. Таким образом, нам не стоит опасаться того, что Черный Совет поспешит оказать Сарроннину помощь. Во всяком случае, не на словах, а на деле.

– А ты уверен, что наше... хм... «влияние» на Отшельничьем нельзя проследить?

– Мы прибегаем не к магии, а к золоту, которое не содержит в себе никаких признаков хаоса. Ни малейших. Подкуп, если можно так выразиться, совершается в полном соответствии с принципами гармонии, – отозвался Гистен, отпив из бокала еще глоток. – Понесенные нами расходы не так уж велики. Если мы выведем из игры Отшельничий хотя бы на один сезон, это вполне их оправдает.

– Думаешь, без твоих денег и твоего человека Черный Совет повел бы себя иначе?

– Так он же Черный. Имея дело с такими людьми, трудно быть в чем-то уверенным, – пожал плечами Гистен.

– А как обстоят дела с вербовкой новых сторонников?

– Превосходно. Черным не стоило отказываться от прежней политики изгнания недовольных на континент. Чего им недостает, так это нашей дисциплины, – Гистен рассмеялся. – Ты улавливаешь иронию? Приверженцам порядка недостает той самой дисциплины, которая придает силу нам, сторонникам хаоса... Конечно, это сущая ересь. Но разве не ересь составляет самую суть хаоса?

9

Повесив кожаный фартук на крюк, Джастин натянул драную рубаху, служившую для тренировок, и выудил из встроенного шкафчика потертый посох из красного дерева.

– Как твое оружие? – спросил Варин.

– Прекрасно. Это старинная штуковина.

– При чем тут древность? – пробормотал инженер постарше, надевая просторную тунику и доставая из другого шкафчика поблескивающий черный посох, обитый железом.

– Упражнения с посохом прекрасно развивают ловкость, но, подобно многому из здешнего арсенала, представляют не практический, а сугубо исторический интерес. Ну какой прок от посоха, когда имеешь дело с ракетами, снарядами или магическим огнем Белых? Обучение приемам боя на посохах – не более чем реликт тех недоброй памяти времен, когда всякого инакомыслящего отправляли в изгнание.

Джастин крутанул посох так, что Барину, его старшему напарнику, пришлось податься назад. Затем он картинно указал шестом из красного дерева на свой шкафчик и воскликнул:

– Владей же всем этим, Белый разбойник!

7
{"b":"19935","o":1}