ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Алтара! Джастин цел и невредим! А сейчас находится на пути к порту.

Алтара отложила в сторону кронциркуль, передала работу помощнице и подошла к Гуннару.

– Как скоро его ждать?

– С минуты на минуту. Корабль уже входит в канал.

– Ну так беги на причал, встречай брата! Я подойду следом.

Гуннар выскочил наружу, на ясное летнее солнышко, и припустил вниз по склону; сначала бегом, а потом, приметив, что судно еще не миновало внешний волнолом, быстрым шагом. Отчетливо было видно изображение на вымпеле – осиянная светилом льдина. Бристанцы!

А вот с Джастином – это Гуннар ощущал даже на таком расстоянии – произошло нечто неожиданное. Похоже, некая тончайшая нить гармонии тянулась от него через море, связывая его с Кандаром. «Впрочем, – подумал старший брат, – в Джастине всегда было что-то необычное...»

Гуннар прибавил шагу.

100

Щурясь на солнце, Джастин смотрел на причал. Колеса «Ниессы» сбавили обороты, и пароход медленно приблизился к свободному месту между двумя массивными швартовыми тумбами, рядом с черной двухмачтовой шхуной с единственной, тонкой и высокой, трубой. Легкий западный ветерок делал осеннее утро довольно прохладным.

На пристани десяток докеров разгружали шхуну, а мужчина и женщина стояли в стороне, явно встречая «Ниессу».

Джастин помахал им рукой, подивившись тому, как Гуннар ухитрился узнать о его прибытии.

– Почтеннейший, – промолвил, подойдя к нему первый помощник, – твоя доля груза будет размещена под твоим именем на складе начальника порта. Ознакомься с документом.

Офицер развернул лист пергамента, и Джастин пробежал взглядом текст. На его долю приходилась половина стоимости всего находившегося в трюмах лоркена, что должно было потянуть почти на сто золотых.

– Когда я смогу получить свою долю? – поинтересовался он.

– Ну, почтеннейший, все не так просто. Мы произвели оценку исходя из выручки за предыдущие партии аналогичного груза, но цена может измениться. Кроме того, первым делом следует рассчитаться с кредитами.

– Понятно.

– Друиды требуют аккуратности и честности. Они предлагают грузы для перевозки на очень выгодных условиях, но тот, кто единожды их обманет, о новом фрахте может и не мечтать. Бедняга Херко узнал это на собственном опыте, а мы предпочитаем не испытывать судьбу. Так что если у тебя возникнут какие-либо вопросы, обращайся ко мне или прямо к капитану.

– Если не возражаешь, мне хотелось бы оставить у себя копию счета и последней накладной.

– Разумеется, не возражаю. Больше вопросов и пожеланий нет? В таком случае, прошу прощения, но...

– Да-да, иди, – промолвил Джастин, глядя, как матросы сбросили с борта канаты и береговая команда стала подтягивать «Ниессу» к причалу.

Он забросил торбу на спину и направился туда, где уже опускали сходни.

Как только он ступил на влажные после ночного дождя камни пристани, навстречу ему шагнули Гуннар и Алтара. Братья крепко обнялись, а едва они разжали объятия, на Джастина посыпались вопросы:

– Где ты был? Как добрался сюда? Мы так волновались!

Джастин со смехом поднял руки. В глазах у него дрожали слезы.

– Пощадите! – воскликнул он. – Я не могу ответить на все вопросы сразу!

– А почему? – фыркнула Алтара.

Береговая команда еще крепила канаты к швартовым тумбам, а к «Ниессе» уже подкатывали грузовые подводы.

– Я чертовски проголодался, – признался Джастин. – Заведение Гуларта по-прежнему открывается рано?

– Что, соскучился по трактирной еде?

– Пожевали бы вы кактус, вам бы что угодно показалось лакомством.

– Открывает-то Гуларт спозаранку, – усмехнулась Алтара, – только вот найдешь ли ты у него в такую рань что-нибудь съедобнее кактуса, это другой вопрос.

Джастин поправил лямки котомки, и все трое зашагали вдоль причала к Найлану.

– Сколько времени заняло плавание? – поинтересовался Гуннар.

– Пять дней. Это при том, что ветер был попутным и корабль шел под всеми парусами.

– Пять дней? Откуда же ты приплыл? Ведь не из Армата же или Южного Оплота?

– Нет. Из Дила.

– Как же тебя занесло в Наклос? Ты что, пересек весь Кандар или обогнул Южный Оплот на корабле?

Гуннар посторонился, пропустив носильщика с тачкой.

– Я прошел в Наклос через Каменные Бугры и луга, – сказал Джастин.

– А знаешь, как переживала Элизабет?

– Ох, – вздохнул Джастин. – Конечно, мне следовало послать весточку домой... Столько всего случилось, а я все не мог найти способ. Точнее, – тут же поправился он, поняв, что не совсем точно интерпретирует события, – все происходящее в Наклосе настолько меня поразило, что я потерял представление о реальности. Знал, что когда-нибудь должен буду сюда вернуться, а об остальном как-то даже и не задумывался.

Он покачал головой.

На это ни Гуннар, ни Алтара не сказали ничего.

Джастин изо всех сил старался не хмуриться, хотя ощущения испытывал те же, что и в Диле. Только, пожалуй, здесь они были еще сильнее. Постройки из прочнейшего черного камня казались ему кособокими, как будто они кренились, грозя вот-вот обрушиться. Он заморгал, понимая, что это ощущение вызвано дисбалансом, резким нарушением равновесия между порядком и хаосом.

– Ты рад тому, что вернулся? – спросила Алтара.

– Даже и не знаю. Вот вас обоих я видеть рад, это точно. И очень хочу съездить в Уондернот, к родителям и сестренке.

Алтара с Гуннаром переглянулись.

– За это время мне довелось столкнуться с такими... со стольким... Многому даже названия не подобрать, – промолвил Джастин после недолгого молчания.

– А чем ты занимался?

– Много чем. Но главным образом старался выжить. Пойдем туда, – он указал на вывеску с изображением водяной струи над заведением Гуларта. – Хочу поведать вам всю историю шаг за шагом, а не выдергивать из общей картины разрозненные нитки.

Обеденный зал трактира был пуст, что для середины утра в Найлане казалось несколько необычным. Джастин обратил внимание на доску для игры в «захват» и подумал о том, сменил бы ли он прежнюю тактику, случись ему сыграть с Гуннаром сейчас, но внезапно почувствовал, что игра его больше не привлекает.

Алтара жестом подозвала служанку, и низкорослая женщина в голубой шапочке заспешила к посетителям.

– Есть колбаса, яйца, жареные белые водоросли... – начала она.

– А как насчет хлеба, варенья и пива? – поинтересовался Джастин.

– Не так уж он и изменился, – шепнула Гуннару Алтара.

– Ну, расскажи про плавание, – велел брату Гуннар

– Лучше уж я начну с самого начала, – возразил Джастин. Темное пиво показалось горше, чем ему помнилось, однако он с удовольствием сделал большой глоток. – Во-первых, вернемся к окончанию той битвы в Сарроннине. Я был совершенно вымотан и оказался отрезанным от остальных. Пробраться через стан Белых не было никакой возможности, и я решил раздобыть лошадь, переправиться через Сарронн и вернуться по собственным следам...

Он подробно рассказал о блужданиях по Сарроннину, о Белом маге, высматривавшем его глазами птицы, и о том, почему ему так и не удалось добраться до переправы. Потом речь зашла о снах.

– А видел ты такие сны, пока не оставил Отшельничьего? – спросил Гуннар.

– Один раз. Но тогда я счел это обычным сном. А вот когда увидел нечто подобное, пытаясь пересечь Каменные Бугры...

– Но ты же сказал, что сарроннинские горцы подстрелили твою лошадь.

– Поэтому мне и пришлось идти через Бугры пешком. И поначалу в одиночку. Хуже всего дело обстояло с водой. С отчаяния я ел даже серые кактусы, а большую гадость трудно себе представить. Зеленые – те посочнее и на вкус терпимы. Но воды все равно не хватало, и не найди меня Дайала...

– Кто такая?

– Одна друида.

– Судя по выражению его лица, Гуннар, она для него не просто «одна друида», – заметила Алтара.

– А как она тебя нашла? Просто отправилась погулять в смертоносные Каменные Бугры и случайно наткнулась на умиравшего от жажды инженера? – допытывался Гуннар.

90
{"b":"19935","o":1}