ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джастин беспомощно развел руками.

– Да ладно, – смягчилась она, – я подумаю над твоей просьбой.

– Подумаешь? Так ведь...

– А ты подумай над возможностью устраивать учебные поединки для обучения боевым искусствам тех из нас, кто плохо владеет оружием. Сам-то ты, хоть и считаешь его устаревшим, сражаешься отменно.

– Как я понимаю, это шантаж.

– Надо же, догадался. Конечно.

– Считай, что я на него поддался.

– Вот и прекрасно, начнешь завтра после работы, – заключила Алтара, широко улыбнувшись. – А сегодня можешь заняться своей моделью. Разумеется, после того как выполнишь дневное задание. Нужно решить вопрос с обратной тягой.

– Разумеется, почтеннейшая.

– Как считаешь, замена лопастей поможет решить проблему?

– Сразу не скажу, надо подумать. Я тут набросал новый чертеж, может, что и получится.

Алтара кивнула, давая понять, что разговор закончен. Джастин вернулся к своему горну, непроизвольно поискав взглядом Клерва. В груди защемило.

«Клерв, ты целый год помогал мне в работе, а я только в самом конце узнал, что ты хорошо поешь, и сказал, что мне нравятся твои песни. Неужели жизнь всегда такова? Неужели самое важное всегда успеваешь сказать лишь тогда, когда уже слишком поздно?..»

Джастин потер рукой подбородок и, глядя на горн, стал размышлять о своем задании. Проблема с насосами обратной тяги для «Хаэля», нового корабля, заключалась в том, что степень конденсации влаги не была одинакова, и лопасти частенько ломались, не выдерживая резкого изменения плотности.

С его точки зрения, решение следовало искать как раз в совершенствовании системы конденсации. Однако Джастину было поручено разбираться именно с насосами. Бросив взгляд на грубые заготовки лопастей, он вздохнул.

Другим решением могло стать создание насоса с изменяющейся скоростью перекачки, однако это существенно усложняло весь механизм, что не представлялось удачной идеей, поскольку отнюдь не способствовало увеличению его надежности.

Мысли Джастина то и дело возвращались к сухопутному двигателю, путаясь с попытками сообразить, не поможет ли пустотелый, наполненный водой кожух вокруг конденсатора сделать перепады в плотности конденсата менее резкими. Наконец он решил, что нужно не пытаться объять необъятное, а делать по одному шагу за раз. И нынешним его шагом должно стать испытание лопастей нового образца. Однако, прежде чем испытывать, их следовало превратить из заготовок в готовые изделия, то есть прокалить, отшлифовать, гармонизировать и замкнуть в кольцо черного железа, представляющее собой сердце насоса.

Окинув взглядом погруженную в работу мастерскую, где звон молотов, жужжание шлифовальных станков и скрежет резцов заглушали негромкий гул голосов, Джастин взялся щипцами за заготовку и отправил ее в горн.

108

Повесив кожаный фартук и стряхнув пыль с побитого посоха, остававшегося в его комнате больше года, Джастин хмыкнул.

– Глазам своим не верю, – пробасил Варин, перехватывая свой новый, окованный черным железом шест. – Неужто ты снова решил участвовать в учебных поединках на устаревшем оружии?

– Да уж так вышло, – смущенно отозвался Джастин. – Кстати, прости, что не уберег твой посох. Я знал, что он тебе дорог, и собирался вернуть, но его засыпало землей, когда Белые начали обстреливать нас из пушек.

– Не переживай, – промолвил инженер, коснувшись плеча Джастина. – Ничуть не сомневаюсь в том, что ты уберег бы его, будь у тебя хоть малейшая возможность. Надеюсь, он тебе пригодился?

Джастин кивнул, думая не о сражениях и не о гармонии, воплощенной в посохе, а о той доброжелательности и теплоте, с которой был сделан подарок.

– Да... и не раз.

– Вот и прекрасно. Надеюсь, что ты отвык от поединков, и на сей раз мне удастся с тобой сладить, – усмехнулся Варин, постучав посохом о каменный пол. – Пошли.

– Иду, иду. Боюсь, ты прав: я не брал в руки посоха с тех пор, как лишился своего на поле боя.

Инженеры вышли на пустую дорогу и направились к древнему ристалищу. Уже смеркалось, однако на гладкой дороге, вымощенной безупречно подогнанными плитами, не приходилось смотреть под ноги.

– Алтара наверняка уже там, – заметил Варин.

Джастин покачал головой, гадая, с чего это Алтаре взбрело в голову затянуть его на ристалище? Неужто она всерьез верит, что возвращение к прежним привычкам способно сделать и его самого прежним Джастином? Задумавшись, он машинально раскрутил посох, подбросил его, но едва поймал, чуть не уронив на плитняк.

– Да, ты не в лучшей форме.

– Похоже, что так.

У полуоткрытой двери Варин задержался, оглянулся, чтобы посмотреть, не идет ли кто следом, и вошел в тренировочный зал. Джастин, войдя следом за ним, прислонил свой старый посох к стене и начал разминку, стараясь отогнать ощущение несбалансированности внутренней гармонии и хаоса. Это чувство было уже не таким сильным, как раньше, но все еще не пропало. Упражнения показали, что его мышцы не утратили прежней гибкости, чего он втайне опасался. Кто знает, насколько изменила его тело перегармонизация, произведенная Дайалой?

Когда Джастин принялся вращать руками и корпусом, разрабатывая затекшие суставы, Варин хмыкнул:

– Разминаешься ты по-боевому. Совсем не похож на человека, забывшего, с какого конца берутся за посох.

– Внешность может быть обманчива.

В дальнем углу упражнялась группа инженеров во главе с Алтарой, а в ближнем – несколько моряков.

– А почему моряков так мало? – полюбопытствовал Джастин.

– Многие теперь занимаются в новом зале. Не знаю почему, но их новый командир, Джирол, перевел их туда, – ответил Варин, запыхавшийся после серии приседаний. – Видать, решил, что морякам не место под боком у каких-то там инженеров. А эти, которые здесь, все как один из отряда Мартана, младшего кузена Гинтала.

– Гинтала – капитана «Ллиз»?

– А ты знаешь других Гинталов?

– Знаю Гинтала бондаря и Гинтала серебряных дел мастера из Альберты.

– Все-то ты Джастин знаешь, все-то ты можешь. Где уж нам до тебя.

– Да ладно, Варин, я вовсе не собирался выставляться.

– Мы-то это понимаем, но вот некоторых иных всяческое всезнайство и всеведение могут обеспокоить, – подала голос Алтара. – Ну как, Джастин, готов ты показать, насколько разучился управляться с посохом?

– Всегда готов, – отозвался Джастин, взяв наперехват свой короткий посох.

– Ты по-прежнему обходишься этой щепочкой? – одновременно с вопросом Алтара сделала круговое движение. Ее посох со свистом рассек воздух, но Джастин отбил удар и тут же нанес встречный. Алтара парировала его, чуть отступила и, перейдя в более устойчивую стойку, возобновила атаку. Удары, выпады, отбивы и блоки следовали один за другим.

Наконец Алтара отступила и сделала несколько глубоких вздохов. Джастин тоже перевел дух, сменил стойку, попытавшись попутно коснуться циркулировавших внутри него переплетенных потоков хаоса и гармонии.

Алтара пошла в атаку, и Джастин позволил своему телу отбиваться без участия сознания, словно со стороны наблюдая за стремительно вращающимся посохом.

– Тьма! Что это было? – воскликнула Алтара, глядя на свой черный шест, валяющийся на полу.

– Я тебе ничего не повредил? – обеспокоено спросил Джастин.

– Ты меня не задел, мне даже по рукам не досталось. Просто выбил деревяшку, – она подняла посох, посмотрела на Джастина и предложила: – Давай еще раз.

Он снова потянулся к потокам равновесия, но не сразу смог войти в ритм, и ему дважды пришлось отступить. Наконец сознание очистилось, движения тела синхронизировались с пульсацией внутренней энергии, и посох Алтары снова отлетел к стене.

– Ну у тебя и защита, – покачала головой Алтара. – Похоже, твой способ не очень хорош для нападения, но не думаю, чтобы кто-нибудь сумел тебя коснуться.

– Тебе это едва не удалось, причем дважды.

– Впечатление было такое, будто ты пытался что-то припомнить или найти. А как нашел, мигом лишил меня всякой возможности подобраться поближе.

98
{"b":"19935","o":1}