ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В дверь негромко постучали. Натаниэль встал.

– Наверно, наш обед.

На пороге стоял официант, облаченный в желто-коричневую форму, а рядом – полностью накрытый передвижной столик.

– Ваш заказ, лорд Уэйлер.

Когда официант быстрыми и четкими движениями установил столик посередине кабинета и ушел, Натаниэль жестом пригласил Сильвию занимать место.

– Наконец-то!..

Усадив ее, он вытащил из ведерка со льдом бутылку игристого вина.

Традиционная пластмассовая пробка поддалась легко, но эколитарий долго сражался с ней, словно не мог открыть, и в конце концов направил горлышко бутылки едва ли не в лицо Сильвии. Наконец пробка с громким хлопком вылетела и просвистела всего в паре сантиметров от головы женщины. Та дернулась.

– О, простите, пожалуйста. – Он наполнил ее бокал, при этом незаметно высыпав туда бесцветный, не имеющий вкуса порошок. – Мне искренне жаль.

Наполняя бокал себе, Натаниэль чуть не перелил через край. Потом сел за столик напротив Сильвии.

– Однако вы не объяснили, почему были столь любезны и приняли приглашение от незнакомого посланника.

– На самом деле речь идет не о любезности. Кортни заранее попросила меня заняться ситуацией с Аккордом. А лучше способа начать и не придумаешь.

Сильвия слегка улыбнулась – настолько слегка, что Натаниэлю стало не по себе, – и сделала большой глоток вина. Эколитарий нахмурился и потер подбородок.

Еще несколько глотков, и фиделитрол начнет действовать. Этот хитрый препарат лишал свою жертву возможности умалчивать правду, однако имел некоторые недостатки: во-первых, человек ничего не забывал, во-вторых – агента можно было обучить минимизировать его эффект.

Натаниэль глотнул вина и сказал:

– Я обыкновенный дипломат, всего лишь занимаюсь кое-какими цифрами.

Сильвия сморщила нос, потом чихнула! Раз! Другой! Она согнулась и потеряла равновесие. Ее ладонь чуть не смахнула на пол бокал Натаниэля.

– О, простите меня, господин посланник! Пожалуйста, простите меня. – Женщина достала из кармана платок.

Натаниэль дождался, пока она придет в себя. Наконец Сильвия отдышалась и сделала еще один глоток, очень большой.

– Вы ведь недавно прибыли с Аккорда… Кто в Нью-Августе лучше вас знаком с ситуацией?

– А вы? Какова ваша роль? – спросил Натаниэль и поспешно добавил: – Я имею в виду при сенаторе?

– Я отвечаю за исследовательскую работу, необходимую Комитету. Поэтому ищу информацию самого различного характера. В настоящее время моя задача – получить информацию от вас.

– А как вы достигли столь заметной должности?

– Служба решила, что за сенатором необходимо приглядывать, а у него слабость к миловидным женщинам. Знаете, господин посланник, а ведь вы меня заставляете это говорить.

– Заставляю? – переспросил Натаниэль. Ничего подобного он не ожидал.

– Вы что-то подсыпали мне в вино. Я никогда никому не рассказывала о своих отношениях со Службой и не стала бы рассказывать при нормальных обстоятельствах.

Натаниэль понял, что Сильвия увиливает от разговора – потому что ждет, пока то, что она сама, в свою очередь, подсыпала ему в бокал, начнет действовать. Он засмеялся.

– А для чего вы подмешали мне наркотик?

– Потому что вы не тот, кем кажетесь, а другого способа быстро выяснить, кто вы на самом деле, не было.

– Что вас интересует?

– Подробности вашего задания или ваших заданий, включая их причины и обоснования.

Натаниэль помрачнел. Он сомневался в своей способности противостоять фиделитролу так же успешно, как Сильвия. До того, как препарат начнет действовать, у него оставалось времени всего на один-два вопроса.

– Кто вас направил? Что такое Служба? Что я могу сделать для заключения торгового договора?

– Меня направила Кортни Корвин-Смайт, потому что этого от нее потребовала Служба. Так кратко называют ИРС, Имперскую Разведывательную Службу. Лучший способ, которым вы можете воспользоваться для заключения договора, – это не давать никому удерживать равновесие. Вы согласны?

Натаниэль попытался сформулировать следующий вопрос, но обнаружил, что вместо этого начал отвечать на те, что задает она.

– Именно такова была моя первоначальная идея, однако сложно понять, что следует делать, не зная реальных игроков на поле.

– Какова ваша истинная цель, господин посол?

Как выиграть эту дуэль?

– Моя истинная цель – заключить торговый договор на условиях, благоприятных для Аккорда, и продолжать сдерживание имперской экспансии в Расселину, избегая при этом любого вооруженного столкновения между Координатурой и Империей, что весьма усложняет задачу. Вы согласны?

Вот! В конце фразы ему удалось вставить свой собственный вопрос.

Не будь положение столь серьезно, он бы расхохотался. Оба участника беседы были вынуждены говорить чистую правду, и каждый старался заставить другого отвечать на вопросы.

– Вполне. Не означает ли это, что Аккорд намеревается произвести территориальную экспансию?

– Только в коммерческом смысле, а не в политическом, поскольку Институт не доверяет крупным государственным образованиям; но нет ли в Империи определенных фракций, желающих в любом случае нас уничтожить? Какие это фракции? Какие причины ими движут?

– Отчасти есть. В первую очередь адмирал и все Министерство обороны, возможно, потому, что они до сих пор не могут успокоиться после потери Расселины; а нельзя ли нам прекратить эту комедию?

– Можно, если мы оба согласимся не задавать больше вопросов.

– Я согласна.

Натаниэль увидел у нее на лбу капельки пота. Сам он отер лицо рукавом. Потом прокашлялся и вновь взглянул Сильвии в серые глаза.

– Э-э… я хотел бы предложить компромисс. Я расскажу вам все, что могу, после чего вы зададите мне всего один вопрос: правду ли я говорил. После этого вы тоже расскажете все, что сможете или захотите, и я задам вам тот же самый вопрос.

Она рассмеялась.

– Для столь опасного противника вы явно слишком прямолинейны, и я даже выпила бы за это, но лучше не стану продлевать мучения.

Натаниэль кашлянул, посмотрел на скатерть и опять взглянул на худощавую женщину.

– Мой рассказ будет прост, во всяком случае, в том объеме, который вас, вероятно, интересует. Я эколитарий, профессор Института, выбранный для задания благодаря своей общей квалификации. Моя цель: заключить торговый договор с Империей прежде, чем Империя сможет использовать его отсутствие в качестве оправдания широкомасштабной военной акции, направленной против Координатуры. Задача усложняется тем, что политические соображения не позволяют нам пойти на унизительные условия. Институт не согласится с заключением трудновыполнимого договора, поскольку мы искренне полагаем, что определенные группы в Империи не желают никакого договора вообще. В то же время я должен способствовать распространению мысли о том, что вооруженная агрессия со стороны Империи приведет к катастрофе для нее самой. Это также нелегко, поскольку никто в Империи не верит в наличие у Аккорда подобных возможностей. И не хотят верить.

Он развел руками.

– Я буду рад что-нибудь добавить, если вы просто предложите мне об этом рассказать, а не зададите вопрос.

Сильвия улыбнулась.

– Вы мне настолько доверяете? Или полагаете, что вам удастся избежать ответа? – Она прижала пальцы к губам: – Ох, прошу прощения.

– Нет, но хоть кому-нибудь нужно доверять, хотя бы в некоторой степени. Возможно, лучше доверять профессионалу. Возможно, мне удалось бы не отвечать вам, если бы я того действительно хотел.

Сильвия открыла рот, закрыла, потом начала заново:

– Похоже, вы очень верите в свою способность причинить вред Империи, не понеся при этом большого ущерба. – К концу фразы выражение ее лица вновь стало спокойным.

– Ничего подобного я не говорил. Вероятно, полномасштабная война приведет к гибели Аккорда. Но она не уничтожит Институт и не лишит его возможности привести к краху Империи.

15
{"b":"19936","o":1}