ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сигнал звякнул еще два раза, и эколитарий решил наконец обратить на него внимание.

– Лорд Уэйлер, прибыли ремонтники.

– Хорошо.

– Скорее всего они будут сильно шуметь.

– Шуметь? А, да, шуметь.

– Не желаете ли сделать перерыв на обед?

Натаниэль почесал затылок.

– Вероятно, желаю.

Он встал и еще раз выглянул в окно. Холмы на западе затянулись золотой дымкой. Интересно, это наступает осень или просто прошел дождь?

XXVI

– Он опасен по двум причинам.

– По двум? Первая очевидна: если ему удастся добиться заключения договора, мы потеряем самый выгодный шанс за время жизни многих поколений избавиться от влияния Аккорда. Но какова вторая?

Трое высших офицеров сидят в маленькой звукоизолированной комнате, постоянно проверяемой на отсутствие «жучков». Особое устройство поглощает каждое сказанное слово еще до того, как успеет прозвучать следующее.

– Его успехи подпитывают миф о непобедимости Аккорда.

Женщина в форме вице-адмирала, до сих пор молчавшая, хмурится и постукивает кончиками пальцев по мягкой крышке стола.

– Вы в самом деле полагаете, что среднестатистический гражданин знает о наших отношениях с Аккордом или думает о них? Кому какое дело? Всей вселенной известно, что Аккорд – мирная система. А менее заметную угрозу никто не осознает.

– Менее заметную? – взрывается вдруг командующий Первым флотом. – Разве мало того, что вся Расселина закрыта для наших торговых судов? Разве мало того, что пятьдесят систем подняли мятеж следом за Аккордом и до сих пор смотрят на черно-зеленых, как на своих вождей?

Контр-адмирал качает головой.

– Для вас достаточно. Но кто при императорском дворе следит за положением дел в пограничной торговле? Кто понимает, что пример Аккорда позволит всем остальным вести себя так же или что за этим непременно последует стагнация? Только Н'тройя: это его долг, ведь он – император. Но даже он считает, что насилие породит насилие и в конечном счете приведет к падению Империи.

– Верховный адмирал иного мнения.

– Пока что действительно иного. Но подобную позицию отстаивает ее дочь в Минкоммерции. Успех торговых переговоров с Аккордом пойдет на пользу как императору, так и младшей Ку-Смайт. А также, естественно, еще больше усилит сам Аккорд.

– На протяжении жизни многих поколений, – произносит заместитель командующего, – они обманывали нас, делая вид, будто их Институт способен отравить все планеты Империи. Тем не менее блеф и шантаж сходили Аккорду с рук.

Контр-адмирал бросает взгляд на своих подчиненных.

– Возможно, это и блеф, но если мы получим «добро» от верховного адмирала, у вас будет всего несколько стандартных часов на то, чтобы поджарить всю систему. Кто знает, что они спрятали на внешних планетах, на астероидах, на орбитах…

– Придется использовать…

– Совершенно верно. Однако даже фронту сверхновой понадобится несколько часов для достижения дальних планет системы, и, следовательно, заградительный кордон должен оставаться на месте почти до последней минуты.

Наступает тишина – куда более гулкая, чем прежде.

XXVII

– Майдра, идемте со мной.

– Это невозможно, лорд Уэйлер!

– Невозможно?

Майдра оглядела комнату, будто в поисках моральной поддержки, но ничего не обрела: Хиллари, не оборачиваясь, устремилась в приемную.

– У меня очень много работы!

– Работа может подождать, разве нет? К тому же ремонтники будут сильно шуметь, верно?

Секретарша едва не улыбнулась, но сумела сохранить официальное лицо.

– Позвольте я накину плащ.

Натаниэль кивнул, зная, что Майдра, несомненно, не ограничится плащом – неизвестно только, что ей понадобится сделать: подновить косметику, прихватить что-нибудь из шпионского оборудования, связаться с теми, на кого она работает, или, может, и то, и другое, и третье.

Спустя десять минут женщина вновь возникла на пороге. На ней действительно был темно-коричневый плащ с кремовой отделкой, а темно-русая прическа лежала волосок к волоску.

В ресторане для дипломатов Натаниэль занял тот же столик на балконе, что и прошлым вечером.

– Вы здесь бывали?

– Раз или два, с легатом Уитерспуном.

– Что будете пить? – спросил официант. Натаниэль кивнул в сторону Майдры.

– Сперлин.

– Лифчай.

– На Аккорде все любят лифчай?

– Боюсь, привязанность к нему – что-то вроде планетарного порока. – Натаниэль обвел руками панораму за окнами. – Никогда не устаю от этого вида.

– Я тоже. Знаете, ведь на Терре больше нигде не осталось башен.

– Да, я слышал.

– Посмотреть на них приезжают туристы из подземных городов по всей планете. – В ее голосе звучала напряженная нотка.

– В самом деле?

– Как вам известно, война с Аккордом загнала наш народ под землю, – объяснила Майдра. – Экскурсии на поверхность стали разрешать только в последние сто лет.

– Значит, нас здесь не очень любят?

– Я бы так не сказала, лорд Уэйлер, но и самой популярной зарубежной планетой Аккорд не является.

– Несомненно, это повлияет на ход переговоров.

– Вероятно. Впрочем, здесь начинается ваша сфера, так что не берусь судить.

Принесли лифчай и заказанное Майдрой белое вино, а с ними – меню. Словно пытаясь скрыть смущение, Натаниэль углубился в чтение. На самом деле еще с утра, взвесившись, он решил, что на обед съест какой-нибудь легкий салатик. Нью-Августа – чересчур роскошный город; как по богатству переплетений политической жизни, так и по калорийности пищи.

Отложив меню, эколитарий выглянул в окно, понимая, что в последнее время слишком часто смотрит в окна, чтобы избежать необходимости говорить.

– Лорд Уэйлер?

– М-м…

– Вы как-то упомянули об Аккорде и вашем беспокойстве. Это еще актуально?

– Да, любезная леди. Беспокойство и небольшая усталость. Что могу делать, кроме как ждать? Предложения переданы.

– Я знаю, но…

Эколитарий помахал официанту.

– Да, сэр?

Он взглянул на Майдру.

– Обжаренную креветку с фруктовым салатом, – заказала она.

– Вот этот салат, – добавил Натаниэль, ткнув пальцем куда-то в раздел закусок. – Вы говорили…

– Я хотела спросить, – медленно продолжила Майдра, – касательно ваших слов. Вы выглядите таким утомленным и, кажется, совершенно уверены, что в конце концов Аккорд и Империя уничтожат друг друга.

Натаниэль чуть ссутулился и глотнул лифчаю.

– Вы знаете, кто я. Профессор экономики, эколитарий, отнюдь не политик. Имею трудности, когда дело доходит до сложностей дипломатии, далеких от того, в чем я уверен. Большой Империи нужно много министерств и чиновников, но не понимаю, отчего их не объединяет общая цель. Тем не менее они у вас есть, и нам, маленьким системам, приходится с ними работать по мере сил.

Правая бровь у Майдры еле заметно дернулась. Сделав паузу, Натаниэль обратил внимание, что балкон начинает постепенно заполняться дипломатами и их гостями.

– Что до нас, мы хотим простых переговоров. Предложили альтернативные условия.

– Я понимаю, лорд Уэйлер. И сочувствую вам. Наверно, в империях всегда возникают бюрократические проволочки. Но мне кажется, что вас беспокоит иное. Вас будто окружают духи.

– Духи?

– Призраки. Словно Империя представляется вам чудовищем, нависшим над Аккордом.

– Разве вы не говорили, что имперцы не любят Аккорд? Как же мне не беспокоиться? Как же не беспокоиться всем нам? Как не беспокоиться жителям Хаверзоля? Или жителям Оркнарли?

Он еще раз отхлебнул из чашки. Майдра последовала примеру и глотнула вина. Ее досада – Натаниэлю удалось почти не ответить на поставленный вопрос – буквально ощущалась в воздухе.

– Думаете, я не понял, о чем вы спросили? – Эколитарий покачал головой. – Понял. Но на простые вопросы не всегда есть простые ответы. Позвольте мне ответить собственными вопросами. – Он сделал паузу, чтобы еще раз приложиться к лифчаю. – Не стала ли Империя более могущественной, нежели до Схизмы? Не управляет ли верховный адмирал более чем десятью флотами? Не крупней ли каждый из этих флотов, чем все имперские космические силы времен Схизмы?

35
{"b":"19936","o":1}