ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но, к ее удивлению, на красивом лице с резкими, словно высеченными из камня чертами не было и тени насмешки.

– Спасибо. Все хорошо, – тусклым голосом отозвалась она.

Опять она не знает, чего ожидать от него!

Она чувствовала себя ужасно неуютно. Надо было встать с кресла, она чувствовала себя неудобно, когда он стоял и смотрел на нее сверху вниз.

– А у меня была тяжелая неделя, – хрипло сказал он.

Она широко раскрыла глаза. Как странно прозвучали эти слова, как непривычно... И что ей нужно сказать, как отреагировать? Она не знала.

Он тяжело вздохнул.

– Дани...

И не закончил. Смотрел на нее, и в глазах было отчаяние. Дани растерянно нахмурилась. Что происходит с Оливером?

– Очень жаль, – пробормотала она.

– Правда? – Он пристально вглядывался в глубину ее глаз. – Что-то не верится. Мне почему-то кажется, что твое самое заветное желание – увидеть, как я горю в адском пламени.

И он сокрушенно покачал головой. Дани ахнула, такое отчаяние слышалось в его голосе.

– Ты меня совсем не знаешь, Оливер, – мягко возразила она.

– Мне кажется, ты очень не хочешь, чтобы я тебя узнал, дорогая Дани, – усмехнулся он.

Теперь в его голосе слышалась ярость, и Дани стало не по себе. С него словно слетели остатки хорошего воспитания. Она нервно облизнула губы.

Какой контраст после теплой, ласковой манеры Конни.

Она сделала глубокий вдох. Нападение – лучшая защита, когда имеешь дело с Оливером!

– Мне очень жаль, что ты плохо провел эти дни, Оливер, – с нажимом произнесла она. – Так лучше?

И она язвительно улыбнулась.

– Нет, не лучше! Дани...

– Что-то Конни долго ищет этот шарф, – проговорила она, глядя на дверь, откуда должно было появиться спасение в лице Конни. Неужели только несколько минут прошло?

Оливер улыбнулся, но в его улыбке не было и намека на юмор. Глаза стали совершенно прозрачные от ярости.

– Конни, возможно, дает мне время принести те заверения, которые я обещал, – устало сказал он.

– Тогда, по всей видимости, она напрасно теряет время! – съязвила Дани.

Он улыбнулся.

– Должен сказать, что и тебя нельзя упрекнуть в излишней вежливости, – пробормотал он.

Она пожала плечами.

– Смотря с кем я разговариваю.

Он улыбнулся еще шире, и лед из его глаз исчез.

– Ты просто... И как я обходился без тебя всю жизнь, Даниэла Гарди? Где ты была все эти годы?

И он с шутливым отчаянием покачал головой.

– Старалась избегать тебя, – искренне сказала она.

Если бы он встретился на ее жизненном пути лет десять назад, он бы напугал ее на всю жизнь, это точно. Сейчас, когда она стала образованной, зрелой, уверенной в себе женщиной, она способна противостоять ему. Но даже и теперь ему удается заставить ее чувствовать себя испуганным ребенком!

Он расхохотался громко и неудержимо, и выглядел теперь намного моложе и... еще красивее. Вокруг глаз появились симпатичные лучики, а ямочка на подбородке подчеркивала красивую линию губ. Ему нужно смеяться чаще, пришло в голову Дани. О нет... И так она чувствует себя потерявшей голову школьницей!

– Дани...

– А вот и я.

Из спальни появилась Конни с шелковым блестящим шарфом стального цвета.

– У вас тут все в порядке? – осведомилась она, с подозрением переводя взгляд с одного лица на другое.

Не дождавшись ответа, она поманила Дани, чтобы та поднялась, и принялась драпировать шарф вокруг ее шеи.

Почему Конни задержалась в спальне? Чтобы дать им время помириться? Оправдались ли ее расчеты? Непонятно. Но Оливер выглядит более... спокойным, что ли.

– Опять друзья? – радостно заключила Конни, заканчивая манипуляции с шарфом.

У Дани не было никакой уверенности, что она и Оливер вообще когда-либо были друзьями!

Она неуверенно перевела взгляд на Оливера. И догадалась по скептически поджатым губам, что он думал о том же. Кроме того, она вовсе не была уверена, что хочет его в качестве друга...

– Не имею понятия, – отрезал Оливер. – Что скажешь, Дани? Мы друзья?

И он вопросительно приподнял брови.

Но у нее язык прилип к небу. Что она могла сказать? Возможно ли, чтобы она и Оливер стали друзьями? Сомнительно, если честно. Она слишком остро ощущает его мужскую привлекательность, чтобы воспринимать его как друга.

Оливер удовлетворенно кивнул.

– Кажется, суд еще не готов вынести решение по этому вопросу. Конни, – мрачно сказал он.

Конни разочарованно покачала головой.

– Как жаль, – вздохнула она. – Я так надеялась, что вы поладите!

– Мне хорошо известно, на что ты надеялась, Конни, – резко сказал Оливер, – но твоим желаниям не суждено сбыться. Несмотря на все твои происки.

Дани испуганно переводила взгляд с одного на другую. Она не могла взять в толк, о чем они. Но понимала, что никто из них не собирается ничего ей объяснять.

Вечер обещает быть веселым, мрачно подумала она.

8

– Я просто обожаю этот отель, – доверительно сообщила Конни, когда их усадили за столик. – Это единственное место, где я с удовольствием ужинаю не в своем номере, а в ресторане. И не без причины, как видишь.

Дани тоже была совершенно очарована этим рестораном на верхнем этаже отеля. Персонал вышколенный, предупредительный, но не назойливый. Видно было, что знаменитых и популярных гостей узнали, но никаких особенных знаков внимания Конни не оказывали. Столик им предоставили у огромного, словно витрина, окна с видом на ночной город, залитый огнями. Даже тот факт, что Оливер уселся рядом, не мог испортить Дани настроения.

– Как красиво, – прошептала она.

– Я так рада, что тебе нравится, – просияла Конни. – Разумеется, то, что нас с тобой сопровождает красивый мужчина, тоже добавляет вечеру очарования, правда?

И она расплылась в озорной улыбке.

– Я рад, что оказался полезным, – без улыбки отозвался Оливер, отослав официанта после того, как тот разлил по бокалам розовое шампанское.

– Я пью только шампанское, – радостно объявила Конни, с удовольствием пригубив вино. – Оно прекрасно сочетается с любым блюдом, а на следующий день никакой головной боли!

Сегодня пятница, подумала Дани. Если бы не этот ужин, они с Джонни отправились бы, в какую-нибудь пиццерию и заказали бы себе бутылку простого красного вида. А стиль жизни Конни и Оливера напоминает кино.

Попробовав шампанское, Дани пришла к выводу, что это очень приятный стиль жизни. И еда тоже оказалась превосходной.

Спустись с небес на землю, напомнила себе Дани. Это все прекрасно, красиво и вкусно, но это не настоящая жизнь. А Конни тем временем спрашивала, не согласится ли Дани с ней завтра пообедать.

– Боюсь, не получится, – вежливо отказалась Дани. – Я завтра уезжаю к родителям. Они давно уже меня пригласили.

– С другом? – невинно поинтересовался Оливер.

Это была обманчивая невинность. Когда Дани повернулась к нему, она увидела, что глаза у него стали совсем прозрачные, а на дне их плещутся льдинки. Знакомый знак – Оливер злится. Но какое ей дело до того, радуют его ее воскресные планы или нет!

– Нет, – отрезала Дани. Если бы они были вдвоем, она бы не ограничилась кратким ответом! Но ради Конни она сдержалась и вежливо пояснила: – У моих родителей завтра годовщина свадьбы. Дед решил приготовить для них сюрприз. Собирается вся семья.

– Вот чудесно! – с жаром воскликнула Конни, а Оливер промолчал. – Они давно женаты?

– Двадцать девять лет, – ответила Дани, отметив, что Оливер прислушивается к разговору очень внимательно.

– Двадцать девять лет! Им надо ордена вручить, а не вечеринку устраивать! – насмешливо сказал он.

– Не будь таким циником, – укоризненно сказала Конни. – А ты часто ездишь в гости к родителям? Вы близки?

Дани поморщилась.

– Надо бы почаще, конечно. Дед у меня чудесный, а вот родители... Глупо, конечно, начинать это обычное «мои родители меня не понимают». Я уже не подросток. Но...

17
{"b":"19937","o":1}