ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Теперь ты замерзнешь, – проворчала Дани.

– Переживу, – безразлично качнул головой Оливер.

И отвернулся – ему нужно было вновь влиться в поток машин.

Какое счастье, что она больше не увидит его в эти выходные! Ведь она уезжает...

Тут она закусила губу.

– О господа... я совсем забыла...

Оливер резко повернулся к ней.

– В чем дело?

– Да я вспомнила про завтрашнюю вечеринку... про юбилей моих родителей. – Она сжала ладонями виски. – Это, конечно, сюрприз для них, но будет некрасиво, если единственный ребенок не приедет. Так неудобно...

– Единственный ребенок, разумеется, приедет, – уверенно сказал Оливер. – В этом не может быть никаких сомнений.

Дани незаметно опустила руку и тихонько коснулась щиколотки. Она ощутимо распухла.

– Да нет, боюсь, до завтра не пройдет.

– Я, разумеется, отвезу тебя к деду, – непререкаемым тоном отрезал Оливер.

– Ты?! – Она ошеломленно покачала головой, в ужасе от самого предположения. – Нет-нет, что ты. Зачем? Да нет, спасибо, – добавила она, не желая казаться невежливой.

– Не будь смешной, Дани, – отрезал Оливер. – Даже если нет перелома, нога распухнет и будет болеть еще несколько дней. И ты вряд ли сможешь вести машину.

Дани широко раскрыла глаза и посмотрела на него. Он не шутит! Но она и думать не хочет о том, чтобы он ее куда-то вез завтра утром, а тем более в гости к деду!

Она тихонько откашлялась и неуверенно начала:

– С твоей стороны, конечно, очень мило... – И примолкла на секунду, увидев, как уголок его рта пополз вниз. Но затем набралась храбрости и решительно продолжила: – Но, право же, поверь, совершенно нет никакой необходимости для тебя...

– Послушай, Дани. Ты совершенно права, твои родители будут страшно разочарованы, если ты не приедешь. Это же такой день для них... Даже если ты объяснишь, что растянула ногу. К счастью, так сложилось, что у меня нет никаких планов на эти дни. Так что я без ущерба для своих планов могу тебя отвезти.

– А как же Конни? – поспешно вставила Дани.

Он скривил рот.

– Ты что, думаешь, что я нянчусь с ней целыми днями? Ей этого совершенно не нужно! – Заметив, что Дани все еще колеблется, он добавил: – Она собиралась встретиться в городе с кем-то из знакомых. Не волнуйся за нее.

Встретиться с кем-то... Уж не с Мэттом ли?

– Или, может быть, поскольку обстоятельства изменились, ты возьмешь с собой своего друга? – пристально глядя на нее, осведомился Оливер.

– Его зовут Джонни. – Дани с удивлением почувствовала, что как будто оправдывается. – Нет, я не думала о нем.

Особенно теперь. Раньше-то думала, месяц назад, когда деду впервые пришла в голову мысль устроить вечеринку-сюрприз. Тогда она подумывала о том, чтобы пригласить Джонни и представить его семье. Но потом отказалась от этой мысли. Не нужно, чтобы у Джонни создалось впечатление, что она пытается подтолкнуть их отношения к развитию. Теперь она была рада, что не пригласила Джонни.

– Вот и прекрасно. У тебя не было других планов, я свободен и готов тебя отвезти. Так в чем проблема? – отрывисто бросал он фразы так, что она не успевала вставить ни слова.

Его, по всей видимости, утомила ее несговорчивость. В чем проблема? В нем самом! Что подумают ее родители, родственники, кузины, если она привезет с собой Оливера Ковердейла? Про Джонни они хотя бы знали, что она ветречается с ним. Но про Оливера они даже не слышали!

Нет, она на это никогда не пойдет!

Или пойдет?

9

– Ты немного рано... Джонни!

Дани даже вскрикнула. Какой ужас! Открывая дверь, она ожидала увидеть Оливера, который приехал чуть раньше в расчете на дальний путь. Но на пороге стоял Джонни!

Он неуверенно и удивленно посмотрел на нее.

– Я не вовремя? Помешал?

Она внутренне собралась.

– Нет, конечно, не помешал. Просто я... я тебя не ждала, – неловко объяснила она свою странную реакцию. – Проходи, пожалуйста.

Силы небесные, зачем это он приехал к ней в неурочное время, в субботу днем? Они не договаривались о встрече! Когда в середине недели Дани позвонила ему и сообщила, что в пятницу встретиться с ним не может, он ни словом не обмолвился о том, что навестит ее в субботу. Строго говоря, он впервые является к ней так вот, без предупреждения, без договоренности...

– Если я действительно не помешал... – И Джонни неуверенно вошел. – Бог мой, что это у тебя с ногой? – воскликнул он.

Он обеспокоенно уставился на перетянутую бинтами щиколотку. Теперь, когда Дани посторонилась, чтобы впустить его, ему стало хорошо видно ее ногу.

– Ничего страшного, – отмахнулась Дани и прошла в гостиную. – Вчера поскользнулась и сильно растянула ногу.

Именно так сказал врач. Он сказал, что ничего серьезного нет, но болеть будет долго. Он велел ей носить эластичный бинт и не давать ноге нагрузки, пока боль не пройдет. Нужно было видеть, с каким удовлетворением воспринял эти слова Оливер!

Оливер! Сейчас он придет. Она бросила на дверь затравленный взгляд, потом перевела глаза на часы на каминной полке.

Как не вовремя пришел Джонни. Через двадцать минут появится Оливер! Джонни не знает, что тот должен везти ее на вечеринку к деду. И будет лучше, если не узнает. Меньше всего ей нужно, чтобы мужчины столкнулись здесь, у нее в гостиной!

Она изобразила на лице радостную улыбку:

– Что я могу сделать для тебя?

Он несколько опешил. Неуверенно посмотрел на нее, засунув руки в карманы потертых джинсов. По его лицу пробежала тень беспокойства.

– Ты в последнее время какая-то странная, Дани. Отчужденная, что ли. И я вот думаю... Может, что не так сделал? Может, обидел тебя? Скажи.

Дани неестественно засмеялась и сказала как можно веселее:

– Нет, конечно, Джонни. Не выдумывай, пожалуйста...

Джонни не виноват, что она не может решить, что будет дальше с их отношениями. И все это из-за Оливера!

– Понимаешь, в последнее время я так занята этой работой. Биография Конни Ковердейл – это особая ответственность, ты понимаешь. Я ведь с самого начала предупреждала тебя, что эта работа отнимет все мое свободное время.

Она украдкой бросила взгляд на часы.

Без нескольких минут четыре. А они с Оливером договорились на четыре часа! Учитывая, что впереди долгая дорога, они решили выехать пораньше. На машине Оливера, на этот раз.

– Честно говоря, я и сейчас очень занята, – лицемерно улыбнулась Дани.

И она нарочито сложила в стопку дневники Конни, над которыми работала утром. Стопка получилась весьма внушительная: пусть Джонни поймет, как много у нее работы. Пока ей удалось просмотреть лишь небольшую часть, она подошла только к двадцатипятилетию Конни.

Джонни подошел к столику и взял одну тетрадку. Пролистал ее, любуясь старомодным почерком с завитушками. Он поднял глаза на Дани, и взгляд ее заблестел.

– Это что... это то, что думаю? Или нет?

Дани шагнула вперед и решительно забрала тетрадку из его рук. Почему-то ей было неприятно, что он взял дневник в руки. Ей показалось это бестактностью! Эти дневники никто, кроме самой Конни, никогда не читал. Даже Оливер, судя по его недавним замечаниям, понятия не имел, что в них написано.

– Да, ты правильно догадался, – кивнула Дани и положила дневник туда, где лежали остальные тетрадки. – Джонни, извини. Но я и правда очень занята.

Прозвучало как-то недружелюбно, и Дани улыбнулась, чтобы сгладить резкость.

Он сокрушенно вздохнул, но улыбнулся своей обычной добродушной улыбкой.

– А наша договоренность в силе? На понедельник? – Поскольку Дани смотрела на него непонимающе, он покачал головой и напомнил: – Ну как же. Балет!

У нее совершенно вылетело из головы. Балет! Ведь они с Джонни забронировали места еще несколько недель назад! Тогда она думала: раз он планирует встречу со мной через несколько недель, значит, относится ко мне серьезно. И ей становилось тепло при одной этой мысли.

20
{"b":"19937","o":1}