ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Александр Асов

Атлантида и Древняя Русь

©Асов А, 1991-2014

© ООО «Издательство ACT», 2014

Пролог

Сны об Атлантиде

Море выкатилось ослепительно голубым блюдцем бухты из-за крутого поворота, а затем развернулось во всю ширь до самого края неба. Оно было седым на горизонте и тёмным, с пляшущими солнечными бликами, вблизи.

Мне – пять лет, я впервые на юге. Я первый раз вижу море. Мы всей семьёй едем на «запорожце», который тогда ещё не был «иномаркой», по петляющей между горами и морем дороге.

Один раз, когда «запорожец», чуть не опрокидываясь, спускался с горного перевала вниз – мне вдруг, из-за крутизны склона, показалось, что море накренилось, что оно грозит хлынуть, как из опрокинутой чаши, и затопить горы с рассыпанными по ним маленькими белыми хатками.

Вечером, когда мы встали на стоянку, я подошёл к морю и пощупал его руками. Всё то – тёмное, шевелящееся, что лежало впереди, и было МОРЕ. Оно занимало полмира, оно заполняло всё от моих ног до самого горизонта.

Передо мной лежало тёмное гигантское живое существо, которое одним своим невольным движением могло смести и меня, и всё вокруг – не со зла, а просто – чуть шевельнувшись.

В ту ночь мне приснилось странное. Будто лежу я на уступе горы, а внизу маленькие люди убегают от гигантских волн. Одни карабкаются вверх по уступам гор, другие забираются на крыши домов. Но волны выше всех домов, дома кажутся по сравнению с ними игрушечными. Мне эти волны не страшны, я даже могу дотянуться до них и потрогать их рукой, но тем маленьким людям от волн не спастись. Странным в этом сне было ощущение пространства – волны казались одновременно и громадными, и обыкновенными. Странным было и ощущение времени – казалось, будто волны движутся рывками, как в ускоренном фильме, и люди бегут неправдоподобно быстро, но в то же время волна, как не спешила, так и не могла обрушиться на город. Потом из волн выполз гигантский краб. Он быстро-быстро побежал по городу… и сон прервался.

Было светлое утро, море сверкало, и мы пошли купаться. Сон был сразу забыт.

Но только я дотронулся до моря – тут же всё вспомнил, и у меня даже закружилась голова…

Откуда пришло это ощущение? Какие уголки памяти разбудила встреча с морем? Почему тогда меня не оставляла мысль, что здесь я не первый раз, что здесь я уже был давно-давно, когда всё было не так? Почему память из каких-то неведомых глубин вынесла картину великого бедствия?

В то время я ничего не слышал ни о Всемирном потопе, ни об Атлантиде. Мне было только пять лет.

Эта история потом вспомнилась снова. Тогда я уже учился в Московском университете на морского эколога.

Была летняя практика. Перед началом экспедиции по Чёрному морю нас, студентов, привели на экскурсию в Севастопольский гидрофизический институт. Мы ходили по лабораториям. В одном кабинете я заметил карту с контурами Чёрного моря. Эта была особая карта, на ней были изображены границы Чёрного моря в разные геологические эпохи.

Карта была необычайно интересной. Оказалось, что всего пять тысяч лет назад уровень воды в Чёрном море был на сто метров ниже, чем сегодня. Чёрное море не соединялось со Средиземным морем, на месте пролива Дарданеллы была суша. В то время не существовало Азовского моря, его котловину занимала равнина, а на мелководном западе Чёрного моря береговая граница отступала от современной восточнее на двести километров. Все эти площади были затоплены после землетрясения, прорвавшего пролив Дарданеллы и повысившего уровень Чёрного моря до уровня океана. Под воду ушла огромная территория, целая страна! Мне вспомнились те бегущие люди из сна и наступающие воды…

Удивительно, но тот детский сон потом, в течение многих лет, повторялся. Гора, на которой я прятался от исполинской волны, оказывалась то вдруг гигантским зданием – то ли церковью, то ли музеем, то вдруг она превращалась в горную цепь. Море тоже в этих снах присутствовало, оно жило рядом, даже если не участвовало в самом сне…

Когда наше научно-исследовательское судно проходило вдоль берега Чёрного моря, я наблюдал за тем, как эхолот отмечал увеличение глубин на месте бывших русел рек, некогда протекавших по суше. Мне уже была известна легенда о Всемирном потопе, слышал я и об Атлантиде, и мне показалось вероятным, что эти легенды могли иметь в виду ту чудовищную катастрофу.

Я ещё не предполагал, сколько сил уйдёт на распутывание этой тайны. Эта загадка так увлекла меня, что изменилась сама моя судьба. И мне пришлось вначале освоить специальность геохронолога, учёного, определяющего хронологию событий древней истории, древних катастроф (наводнений, землетрясений) по следам, оставленным этими событиями на земле и в море, в горных породах и осадочных отложениях.

С 1991 года миллионными тиражами стали публиковаться мои исследования этой Черноморской катастрофы. Впервые, не только у нас, но и в мире, тогда мною и было заявлено о связи её с древними легендами о Всемирном потопе и о гибели Атлантиды.

Начали с тех пор выходить и фильмы на эту тему: сначала в России, а затем, с 2000 года, эту тему подхватили в журнале и на канале National Geographic. И тогда знаменитый американский океанограф Роберт Баллард, возглавляющий Институт археологической океанографии в Род-Айленде, вложил миллионы долларов в организацию экспедиций и подводные исследования Чёрного моря, и ему кое-что уже удалось найти, что стало мировой сенсацией. Правда, теперь в мире уже не ссылаются на работы российских и украинских исследователей моря. И это неудивительно, ведь у нас практические подводные исследования всё ещё находятся на уровне полувековой давности.

Меня же в эти годы судьба от экологии и геохронологии привела уже к изучению собственно истории, древних памятников письменности. И это по-настоящему стало моей специальностью, когда я жил в Москве и работал заведующим Сектором славянской истории в журнале «Наука и религия». Античная история Европы, древняя история и праистория Руси, ведическая религия славян – это стало областью моих интересов.

Мною были изданы и уже много раз «Веды Руси» (в том числе знаменитая «Книга Велеса»), также была реставрирована по устной традиции и по традиции народных книг «Книга Коляды» и на её основе воссозданы «Мифы славян». Эти памятники, уже признанные мировой филологической наукой, являются основой славянской ведической традиции.

Спустя же пятнадцать лет работы в этой области моя судьба сложилась так, что я, покинув Москву, вновь обосновался на Чёрном море близ Геленджика, где прежде уже работал морским геофизиком. И ныне я создаю Славянский культурный центр здесь, близ комплекса древних дольменов у реки Жане, продолжая одновременно искать следы Черноморской Атлантиды.

И вновь плещет, и сверкает, и манит тайнами своих глубин Чёрное море. И ветер треплет паруса яхты, и гремит натянутый грот…

Мы же, облачившись в акваланги, прыгаем с борта и уходим обследовать подводные скалы…

Где-то там, под зелёной волною, в чёрной бездне лежат погребённые временем и толщей вод руины забытых городов загадочной цивилизации атлантов… Будут ли они обнаружены, или время навеки сокрыло их от наших взоров? Поиск продолжается…

Атлантология – Священная История Европы

По сути своей атлантология является непризнанной научной дисциплиной, имеющей отношение также к философии и богословию и, разумеется, к Священной истории. И эта дисциплина до недавнего времени у нас была не очень популярна.

В наше время, когда всё большее место в народном образовании занимает Библейская Священная История, атлантология по сути стала её соперником. Но в действительности они дополняют друг друга, ибо Библия в большей степени даёт Священную Историю народов Передней и Малой Азии, а атлантология, опираясь на античную европейскую традицию, описывает Священную историю народов Европы.

1
{"b":"1994","o":1}