ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однажды, согласно мифу, аркадский царь Ликаон решил проверить, – насколько всеведущ Зевс. Он убил пленника (в других вариантах мифа – своего сына или внука) и преподнёс его мясо в качестве угощения-жертвы Зевсу.

Зевс пришёл в ярость, и он стал действовать, ослепнув от гнева, как тот же Яхве. То есть Зевс решил покарать не только Ликаона, но и всё человечество.

Он запретил дуть всем ветрам и разрешил дуть только Ноту – влажному южному ветру. Нот погнал по небу темные дождевые тучи, и на Землю обрушились ливни. После этого Зевс, взяв трезубец Посейдона…

…трезубцем о землю ударил. Она ж
Дрогнула вся и воде на свободу открыла дорогу.
И по широким полям, разливаясь, несутся потоки;
Вместе с хлебами несут деревья, людей и животных,
Тащат дома и всё, что в домах, со святынями вместе…
Залиты были холмы своевольем безмерной пучины, —
В самые маковки гор морской прибой ударяет.
Овидий. «Метаморфозы». Пер. С. Шервинского

Спаслись на заблаговременно построенном ковчеге только Девкалион и его жена Пирра. Между прочим, Девкалион был сыном титана Прометея, а его дядей был брат Прометея титан Атлант! То есть и сам Девкалион признается атлантом, и, очевидно, речь и в сём предании также идёт о гибели Атлантиды!

Только какой? Первая погибла во времена Огигесова потопа, а вторая (очевидно, одна из восточных) – уже во время потопа Девкалионова.

О предстоящем потопе Девкалиона и Пирру предупредил сам благородный титан Прометей, и тем самым он в очередной раз спас человечество от гибели.

Так же как и Ноев ковчег, корабль Девкалиона пристал к горе. Поскольку потоп был в Греции – к горе Парнас (другие варианты – гора Этна в Сицилии, Отрис в Фессалии и гора Афон). Воды потопа оставили землю только тогда, когда бог морской пучины Тритон протрубил в трубу и отозвал потоки и волны.

Атлантида и Древняя Русь - _055.jpg

Тритон. Римская копия с греческого оригинала II в. до н. э

Как возродилось человечество? Древнегреческий миф даёт такой ответ: Девкалион и Пирра, по велению богов (о воле которых им сообщил Гермес, или – оракул на горе Парнас) начали бросать камни: те, что бросал Девкалион, превращались в мужчин, те, что бросала Пирра – в женщин.

Такой миф о Всемирном потопе был известен в Древней Греции. Не правда ли, он походит на миф о Ное-Ване? Чем же вызвано такое сходство? Может быть, тем, что греки заимствовали этот миф у народов Передней Азии, сказания которых гораздо древнее мифов греческих?

Можно сделать ряд предположений о возможном пути, который прошла эта легенда. Сохранилась она, как и многие другие древние греческие легенды, в малоазийских греческих городах. После того как Грецию захватили племена дорийцев в XII веке до н. э. малоазийские греческие города были единственными городами, сохранившими древнюю мифологию – лишь по ней мы судим о древнегреческих легендах.

Малоазийская греческая культура подвергалась влияниям коренных малоазийских культур, некоторые боги и сюжеты мифов были позаимствованы греками у соседей-хеттов. Культура хеттов, в свою очередь, продолжала культуру их предшественников на сей земле, хаттов, в коих, как будет показано далее, мы видим самих атлантов. То есть эти предания могут быть просто переложением древнего мифа, созданного самими атлантами.

Также хеттская культура была связана с культурой других народов Передней Азии, она была подвержена ассирийским и вавилонским влияниям. И многие не без основания предполагают, что и легенда о Девкалионе и Пирре передалась по цепочке от Ассирии и Вавилона, к мифологии которых, как полагают, восходит и библейская версия. Но это лишь предположение – формирование мифа могло идти более сложным образом. В легенде о Девкалионе и Пирре могла отразиться и катастрофа, произошедшая непосредственно в Греции.

Отметим и то, на что ранее не обращали внимания, – территорию Малой Азии затронул потоп, вызванный прорывом Дарданелл. В таком случае, может быть, и в этом мифе рассказывается о той катастрофе – Дардановом потопе?

Если внимательно изучить предание о Девкалионе и Пирре, то станет ясно, что в нём можно выделить три основных слоя. Возможно, что этот миф складывался из трёх первичных мифов, возникших в разные времена.

Легенды о разных потопах могли и даже должны были смешиваться. Каждая область Греции, вероятно, имела собственный вариант легенды о потопе, порождённый воспоминаниями о локальных потопах этой местности. Эти легенды смешивались при передаче легенд из уст в уста.

Известна и такая особенность мифотворчества – повторяющееся событие, будь то нашествие, землетрясение, или – потоп создаёт эпическую ситуацию, способствует возникновению мифа, но тогда в этом мифе естественно смешиваются легенды о всех предшествующих событиях.

Атлантида и Древняя Русь - _057.jpg

Девкалион и Пирра. Мраморный рельеф

Это было известно уже античным авторам. Такой точки зрения придерживался, например, Платон. В диалоге «Тимей» он вкладывает эту мысль в уста египетского жреца, отвечающего мудрецу Солону. Когда Солон рассказывал египетскому жрецу о древней истории греков, о Девкалионовом потопе, жрец заметил: «Вы храните память об одном потопе, а ведь их было много до этого». Он объяснил Солону, что в древности потопы много раз уничтожали зарождающиеся греческие города, греческую культуру. Во время стихийных бедствий разрушались храмы и библиотеки, терялись исторические записи, поэтому греки плохо помнят своё прошлое и поэтому рассказы о всех бывших прежде потопах смешались в рассказ об одном потопе.

Но, впрочем, вполне возможна обратная ситуация, – то есть многие мифы о потопах рассказывают об одном, грандиозном потопе, о потопе Всемирном. На этот миф наслаиваются легенды о других, более поздних локальных наводнениях.

Самый древний слой мифа о Девкалионовом потопе – та часть легенды, где говорится о возрождении человечества из камней. Подобные легенды существовали повсюду, например, у славян.

В Белоруссии, например, рассказывают легенды о валунах, принесенных ледниками последнего Оледенения (в результате таяния сих льдов и произошёл потоп). Будто бы в старину было так холодно, что люди задумали принести солнечный свет и тепло в свои жилища. Они стали бегать по полянам и собирать свет в ладошки, но у них ничего не получалось, в их домах не становилось теплее, и тогда они обратились в камни.

Подобные предания являются общими для всех европейских и многих азиатских народов. Это очень древний мотив, возникникший, возможно, в конце ледникового периода.

Представление, что потоп может быть карой за человеческие жертвоприношения, наоборот, позднего времени. Этот варварский обычай стал изживаться в Элладе не ранее середины П-го тыс. до н. э. Значит, следует обратить внимание на катастрофы того времени. В частности, на извержение вулкана Санторин в Эгейском море. К рассмотрению этой катастрофы мы вернёмся в главе, посвящённой гипотезам о гибели Атлантиды.

Обряд человеческих жертвоприношений долго изживался человечеством. Стремление царя Ликаона принести в жертву своего сына, или внука, скорее всего объясняется не тем, что он хотел испытать Зевса, – так стали интерпретировать позднее, а древним варварским обычаем – приносить в жертву первенца, для того чтобы умилостивить бога. Известен был этот обычай и у греков, и у древних евреев (жертвоприношение Исаака), и в нём не было ничего необычного для того времени и для сих народов. Замечу, лишь славяне, придерживавшиеся ведической веры, отвергали такие обычаи, согласно «Книге Велеса».

11
{"b":"1994","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сука
Зона Посещения. Расплата за мир
Калсарикянни. Финский способ снятия стресса
Альянс
Убыр: Дилогия
Последний борт на Одессу
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Джордж и ледяной спутник
Дурдом с мезонином