ЛитМир - Электронная Библиотека
  Дрожат на ветру
  Росинки на листьях мисканта
  Миг — и их нет.
  Но союз наш еще не прочнее,
  Хотя и живу, надеясь…

Морти собирался дополнить свой ответ очередным стихотворением, но вдруг заметил, что Дангерс не спит, а сидит на кровати с расстроенным и, кажется очень утомленным, видом — это был первый слушатель, который так отреагировал на духовную просвещенность лидера Екрутика.

— Мистер Танар Дангерс, вы проснулись, видимо вы очень много работаете и трудитесь, раз спите посреди дня, когда все другие позволяют себе слабость спокойно выпить чаю, — не однозначно встретила юношу Мисс Судзуки.

— Ой, Виктор… с тебя пожалуйста…. - пробормотал Танар, поднимаясь, так, что никто не понял его слов…

— Что простите? — уже испуганно возмутилась женщина, ставя кружку на стол.

— Не одеяло…. Не пельмени, ну… как — бы пельмени, но не одеяло. Ладно, я проиграл поединок, вы слишком сильны, еще заклинание это… — Танар, весьма небрежно, поклонился и гордо покинул купе, сказав, что пошел прогуляться.

— Странный подросток….

— Он, как я в молодости, — подхватил Морти, встряхнув челкой волос, — Я тоже боялся общения с людьми, но когда вырос, то понял, что ничем не хуже и не лучше их — такой же человек. С тех пор у меня дела идут в гору: я открыл школу и возглавил её. Ну, что же… Миссис Судзуки, Мисс Анна, — Морти грациозно поднялся, протягивая руку обоим дамам, — Я приглашаю вас в ресторан, последуем примеру Танара — прогуляемся.

Дамы улыбчиво переглянулись и приняли приглашение джентльмена на совместный обед, в окружении лучших тренеров Екрутика и их близких друзей.

Deep Forest (on West: 277 mi from Sun City) — 20 December 2006: 9:45

Морти неспешно открыл свои глаза… солнце проникало сквозь окно и нещадно сгоняло с него сон. Тренер мило улыбнулся своему палачу и огляделся. Мисс Судзуки спала на соседнем ярусе, как и её дочь, видимо просыпаться они были не намерены. Мастер спустил ноги и осторожно спрыгнул, он выпрямился и обернулся к Танару, который был должен спать внизу. Зрелище было не из приятных: простынь съехала на пол, подушка оказалась на середине ложа, одеяло скомкано в огромный клубок и отброшено в сторону, хозяина постели — не оказалось. Морти был обрадован увиденным, ведь оно означало, что Танар возвращался в купе вчера вечером. Большую часть прошедшего дня, пассажиры провели в трех вагонах — ресторанах, в центре состава, справляя праздник, организованный Морти. Не было лишь одного из них — Танара Дангерса, не было его видно и во время остановки в Оливайне, вчера — вечером. Все это пугало лишь Морти, остальные махали рукой и не обращали никого внимания на отсутствие того, кого и быть не должно. «Танар?!» — удивленно восклицали многие — «Веселится где-нибудь, вернется, вот увидишь!». И вернулся же! Морти поднял с пола простынь, поправил подушку и расправил одеяло должным образом, после чего подошел к зеркалу. «Следует умыться» — подумал Морти и, достав расческу, навел порядок на голове, затем — вышел в коридор, прихватив с собой полотенце, зубную щетку и пасту.

В коридоре он замер, напротив их купе стоял сам Танар, высунув голову в форточку, позволяя ветру играть с его волосами. Услышав появление Морти, он поспешно прервал свои воздушные процедуры и на секунду обернулся. Лидеру стадиона этого хватило, чтобы понять: Дангерс спал мало, проснулся он давно и умываться не в желании. Чуть подумав, Морти спрятал умывальные принадлежности в кармане брюк и медленно подошел к Дангерс, встав рядом…

— Не против, если я здесь постою?

Дангерс повернул голову на лево, встретившись с немым взглядом обратившегося:

— Стой, коли не брезгуешь, — пробормотал Танар особым образом, чтобы дать понять Морти — зубы он не чистил.

Красно — черный экспресс вступил на территорию Глубинного леса несколько часов назад, именно тогда проснулся Дангерс, услышав, как ветки еловых стучатся в окно: они с каждым годом становятся все длиннее, хотя и обрубают их все короче. Вечнозеленые… сейчас они уступали этому названию: они были покрыты снегом, полностью он самого подножия до самой верхушки. Зимняя белизна расплывалась на многие километры вперед, смешиваясь с небесной лазурью и слава ясной погоде, ибо только благодаря этому было возможно отделить небо от земли. Морти щурился, глядя в окно — он еще не приспособился к яркости утра, в отличие от соседа… Но, в эти минуты — они были похожи, похожи не внешне и не характерами. У них было что-то общее, это общее — любовь к природе и поклонение её могуществу. «Что может быть прекраснее «Гряды Даэлги», когда она, обсыпанная снежной пудрой нежно тает под теплыми весенними лучами?!». «Как описать восторг, когда мимо проплывают руины античного храма Бога Воды, того самого, в котором была найдена одна из плит Великого Воина?!». «Что сказать, когда не можешь говорить, пораженный красотой восхода: когда солнце, давно осветившее Джотто, медленно выплывает из-за Ашеронских Гор, прогоняя тень?!»…

Вдруг, Морти медленно закрыл глаза и из его уст плавно потекла речь, похожая на древнюю песнь какого-то статного короля на западе… Он пел так красиво и столь чувственно, что даже Танар невольно стал прислушиваться… в голове стала появляться картинка, повествующая о событиях песни, хоть он совсем не знал языка…

  Аламру Эней Макуна?
  Энтра энду Галасе?…
  Макуна лифоан Энтре…
  Занан — Занан, Макуна Фре!

— Мм…, - улыбнулся Морти, когда закончил, — Эта песнь о королеве Карлинн, которая взошла на трон в далеком — далеком Хоеннском княжестве, после ухода своей матери, известной, как Госпожа Линн… конечно, это только отрывок…

— Красиво, — глаза Танара заметно слезились, он стал часто их закрывать, делая вид, что еще не отошел от сна, — Сколько нам еще ехать, Морти, — былой невежа заметно потеплел, видимо не зря говорят «языки Екрутика» про своего лидера.

— Давай посмотрим, вот видишь, там виднеются горы… по форме они напоминают Даэлгу, вставшую на дыбы: это известная «Гряда Даэлги», — Танар одобрительно закивал, — своей головой она «смотрит» на Кауну. Судя по всему, нам осталось до нее, около трех часов… Затем, не считая сорокаминутной остановки, около шести часов по прямому полотну до Туннеля Холодных Гор…

— То есть, сегодня вечером мы уже будем на месте?

— Верно, если конечно маршрут не поменяли за два часа до отправки, ведь я опоздал именно из-за того, что ходил уточнять дорогу… Кстати, — кажется Морти что-то вспомнил, что-то, что сильно его волновало, но было напрочь забыто, — Твой рюкзак, я выхватил его у рокета, который налетел на меня по дороге на станцию. Узнав череп на сумке, я быстро присвоил вещь себе, разумеется, чтобы передать хозяину, но… как ты, мог без неё продолжать бежать? Документы, вещи — понятно, можно обойтись и без них, учитывая твою важность, но покемоны, как ты мог оставить их?

— Монстры? Монстры всегда при мне, я сам себе монстр…, - кажется Танар не воспринял сказанное, как вопрос, но встретив любопытное выражение лица собеседника, дополнил, — Не волнуйся, я не храню покемонов в сумках…

Потом они разошлись: Морти умываться, Дангерс за чаем… Танар шел и думал, как ему вести себя дальше. Можно оставаться прежним неудачником — одиночкой, а можно спокойно жить в компании хороших и интересных людей, вроде Морти. Несколько раз он себя ругал, несколько раз поправлял, он вообще очень часто разговаривал сам с собой, за неимением друзей. Это вовсе не заменяло ему друга, просто это помогало выбирать и принимать решение. Сейчас — это напоминало замкнутый круг, помочь сам себе они никак не мог. Ему помогли совершенно неожиданные личности, которых он не знал, и никогда о них не слышал…

3
{"b":"199430","o":1}