ЛитМир - Электронная Библиотека

В нескольких футах от «Принцессы» замер Абсол. Впереди же, Джинкс и Магмар, продолжающий попытки своего огнемета. Темный пес набрал воздуха в грудь и крайне быстро выстрелил ледяным лучом, прямо в спину своей цели. Натали Фаншон щелкнула пальцами и Джинкс, неведомым образом успела среагировать на эту атаку. Гордый и великолепный выстрел пропал зря; более того поразивший Магмара и отбросивший беднягу метров на восемь. Очевидно, Оак никак не предполагал, что неведомая никому тактика «Принцессы» окажется настолько разрушительной, но он ведь ничего не делает! Однообразные атаки, бесконечные повторы. Болельщики начали вопросительно переглядываться. Уже спустя минуту, Джинкс сумел добить Магмара, сильнейшего из всех монстров Оака.

Абсол с надеждой оглянулся на тренера…

— Быстрая атака! — скомандовал Гарри.

Пес кивнул и словно молния очутился где-то возле неповоротливого Джинкса, поразив того невероятно сильным ударом. Толи, покемон был переполнен ярости, толи это было случайностью, но монстр «принцессы» улетел в ограждение с невероятной скоростью и пал, потеряв сознание. Абсол оскалился и улыбнулся одновременно, оглянулся на тренера… но… вместо обычно, поднятого вверх большего пальца руки, Гарри стоял и равнодушно рассматривал поднявшуюся пыль.

Левая рука Натали уже сжимала покеболы. Одним махом по команде, она выпустила свою последнюю парочку. В воздухе ярко — ярко вспыхнули свежие бойцы, Абсол подготовительно отпрыгнул назад. Едва почувствовав под ногами твердость, вперед ринулся Вапореон, прямо над ним недвижно парил Фироу, ожидая чего-то. Покемон Гарри напружинился, чтобы совершить один верный прыжок и разом покончить с «ящерицей», однако поток низвергавшегося на него воздуха сверху буквально давил, — пригвоздил беднягу к поверхности стадиона. Так Фироу послушно махал своими огромным крыльями, Вапореон стремительно приближался, а Абсол пытался переставить вперед непослушные лапы. Он оглянулся на тренера с мольбой и тотчас потерял сознание; лобовая атака монстра «принцессы» добила и без того обессиленного монстра.

Зал дружно охнул. Где-то прокатился смех… Тогда Оак понял что делает еще хуже. На себя ему было наплевать, о Натали он старался не думать. Но вот его покемоны, те единственные друзья, которые у него были, сейчас всеми силами пытаются осуществить Его мечту. И пускай, оно ему уже не надо. Они стараются…

Гарри Оак решительно поднял взгляд. Трибуны словно почувствовали то изменение, что произошло в этот момент с их кумиром, и сначала неуверенно, сначала совсем немногие, а затем и добрая половина Дворца Сражений начала скандировать, хлопая руками: «Гарри — Гарри — Гарри — Гарри!»

Скрежеща зубами от режущей глаза и ломающей виски жестокой, почти непереносимой боли, он вонзил свой взгляд еще глубже; чувство было такое, словно он сам загоняет в себя тупой иззубренный нож. Тогда он услышал своих фанатов… отзвук собственного имени от стен поля, помог преодолеть ему внутреннее напряжение, что таилось в нем и готово было вырваться наружу истошным криком. Все вдруг затихло, затихло внутри него. Лишь люди, дружно стояли и выкрикивали: «Гарри!».

На поле появились его последние покемоны. Кробат и Эспеон дружно оглянулись на мастера, он кивнул им и они молча ответили. «Принцесса» уже закричала что-то по ту сторону поля, волна её воодушевляющей энергии сотрясла стадион вновь, наверное без конкретного приказа Фироу и Вапореон ринулись в атаку, морды их были полны какой-то, нет не безумной, первобытной ярости. Глаза их горели огнем, словно они уже увидели удачное окончание матча. Оак не слышно что-то скомандовал. Кробат, известный за свои скорости, фактически исчез из виду. Эспеон повторил его действия, видимо переместившись. Атакующие резко затормозили, почти у ног тренера из Алобастии. Поглядели на него, а тот холодно улыбался. Верно, он хотел выказать этой улыбкой расположение и приязнь, но в глубине его взора вдруг мелькнули льдинки холодной расчетливости. Он улыбался, потому что так полагалось. Фироу и Вапореон внезапно жутко перепугались. Словно из-под земли вынырнул Кробат и, обвив крыльями добычу, сладко укусил бедного Вапореона, тот запищал и повалился на пол. Фироу сумел уклониться от атаки Эспеона и теперь уже ринулся спасать напарника, Кробату пришлось отступить перед гигантской птицей и вновь исчезнуть. Но! Не тут то было, озверевший Вапореон зубами впился в крылатые лапки «вампира», и держал их с таким неистовым рвением, что казалось вот — вот и оторвет. Гарри скомандовал что-то и Эспеон тотчас явился на подмогу, атакуя психолучом собрата, земноводное плашмя упало на землю, но уже из последних сил, сумело-таки выпустить водомет в «кровососа». Кробат и Вапореон пали.

Трибуны стихли. Матч, который назовут «историческим» и феноменальным по накалу эмоций, вот-вот закончится. По покемону, у каждого тренера. Единственный шанс заполучить кубок мира, в любой момент может быть упущен. Было так тихо — Оак слышал толчки собственного сердца. Эспеон словно оцепенел, Фироу медленно летал вокруг, хищно нацеливаясь на добычу. Воздушное преимущество хоть и играло незначительную роль, все-таки предоставляло Натали определенные варианты. У Гарри же была единственная и нелепая возможность, смело атаковать первым, где внезапность будет играть решающую роль.

Гарри сомкнул руки на груди. Это жест знали многие, и он значил, что мастер принял решение. Эспеон посмотрел на своего учителя. Сначала почувствовалось, будто в обращенных на него глазах мелькнуло нечто похожее на сочувствие, и на несколько мгновений монстр позволил страху завладеть собой; однако, когда глаза «заговорили», покемон вновь стал спокоен и бесстрастен…

* * *

Эспеон будет повержен, после того как неудачно произведет быструю атаку. Фироу окажется готовым к этому и ловко парирует, после чего сокрушит оппонента контратакой. Гарри быстро покинет стадион, и собственно, сам город. Больше его никто не видел…

Заключение

Мальчик остановился перед обшарпанной дверью, кое-как сколоченной из обрезков дубовых досок. Дом смотрел на улицу несколькими окнами — выбитыми и темными, у покосившегося крыльца буйно разрослись сорные травы. Солнце уже высоко поднялось, наконец-то освещая эту часть города. Юноша неспешно потянулся было, открыть дверь… но вдруг понял, что из печной трубы валит дым. А изнутри доносится запах свежего жареного мяса… он сглотнул. Дверь открыть все-таки не решился, а любопытно заглянул внутрь, через наспех забитое окно первого этажа. За широкой щелью виднелась кухня, бедно обставленная. Внутри все оказалось неожиданно чисто, хотя и очень просто. Стоял деревянный стол, пять стульев вокруг него, по углам просторной комнаты были устроены лежаки, покрытые цветастыми одеялами. Чувствовалась женская рука. У печи был постелен коврик, именно оттуда валил и валил этот… запах.

Парнишка жадно глотал обжигающий воздух, когда дверь отворилась и через порог перешагнула невысокая пожилая женщина, длиннорукая, с простым добродушным лицом. Нескладную фигуру окутывал видавший виды плащ, выгоревший и полинявший, когда-то имевший, несомненно, яркий и сочный алый цвет. Маленькие пронзительные глаза прямо смотрели на мальчика…

— Настоятельно советую вам, юноша, не ждать второго приглашения, — улыбнулась старуха.

Парень стоял, как вкопанный…

— Киан, мальчик мой! — почти крикнула женщина, раскрывая объятия.

И тогда он вдруг опомнился и понял, что перед ним все-таки его, а не чужая, бабушка. Он крепко обнял её, и лишь затем с прежним любопытством заглянул в дом. Теперь он заметил и шикарный букет алых роз, что стоял в общей комнате, где он обычно коротал свои ночи. На посыпанном мурашками лице просочилась самая великая из всех радостей Мира, детское счастье было повсюду вокруг Киана…

56
{"b":"199430","o":1}