ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Н и н е л ь Ф р а н ц е в н а(разъяренно, превращаясь в тигрицу). Я тебе покажу обитель неги и тишины; я тебе покажу открыть себе что-нибудь новое, тихое, вечное; я, как сестра, заменившая тебе покойную мать, покажу наконец суету и гул большого столичного города! ты как миленький у меня позабудешь провинциальную глушь и бесплодное созерцание; ты сейчас сознаешься мне во всех своих преступлениях против семьи; против несчаст­ных и бедных родственников, сытых уже по горло и твои­ми булыжниками, и твоей облезлой собакой, и твоим бес­полезным, вечно штормящим морем; годным разве что на туман поутру, да на вечный шум днем и ночью!

К о з а д о е в(внезапно вмешиваясь). Однако, Нинель, за­мечу тебе, что ты решительно не права. Причем тут веч­ный шум днем и ночью, который, якобы, издает бесполез­ное море? я, как бывший моряк (поправляет фуражку с ко­кардой) и капитан дальнего плавания, решительно с то­бой не согласен в этом вопросе; конечно же, я не сов­сем одобряю образ жизни и поведение Иосифа Францевича, но все же и в его словах есть доля истины; особенно когда говорит он о красоте того самого моря, которое, Нинель, ты так сильно ругаешь; вообрази только себе: раннее утро, палуба стремительного и легкого корабля, белоснежные паруса, надутые легким бризом, крики чаек, летящих вровень с волной, брызги пены, падающие за поднятый брезентовый воротник, скрип старой, но проч­ной деревянной обшивки…

Н и н е л ь Ф р а н ц е в н а долго и тупо смотрит на

К о з а д о е в а, словно не понимая, откуда он появился, затем решительно подскакивает к нему и лов­ко срывает с головы белую засаленную фуражку; гневно размахивает ей в воздухе.

Н и н е л ь Ф р а н ц е в н а(сердито). Да ты кто такой? да ты откуда здесь взялся? да по какому праву вмешива­ешься ты в разговор двух любящих родственников?

К о з а д о е в(растерянно). Я… я… я здесь живу.

Н и н е л ь Ф р а н ц е в н а(так же гневно). Я тебе пока­жу здесь живу! я тебя научу, где раки зимуют; я тебе подскажу, как вежливо не встревать в посторонний и лас-ковый разговор! ты что думаешь, – раз нацепил фуражку на голову, так уж и капитаном для всех можешь казать­ся? да может быть ты эту фуражку купил на рынке, или выменял в кабаке у такого же несчастного пьяницы, как ты сам; да может быть ты ее украл у настоящего, взап­равдашнего капитана, а на самом деле моря этого и в глаза никогда не видел? может ты всю жизнь прожил на земле, может быть ты просто сухопутная крыса, а только прикидываешься взаправдашним капитаном?!

К о з а д о е в(возмущенно). Это кто сухопутная крыса, это я сухопутная крыса? да я потомственный капитан дальне­го плавания; да я исходил все на свете океаны вместе с проливами туда и обратно; да я три раза тонул, да меня черти морские давно бы уже уволокли на дно вмес­те с моей грешной душой, если бы не эта самая, закон­ная и заслуженная морская фуражка, которую ты так не­мыслимо оскорбляешь; да за такие незаслуженные и обид­ные для капитана слова… (Не знает, что сказать, об­ращает вопросительный взгляд к З а о з е р с к о м у.)

Н и н е л ь Ф р а н ц е в н а, однако, потеряла уже всякий интерес к К о з а д о е в у, и, оглянувшись по сторонам, увидела неожиданно ч е т у Б а й б а ­к о в ы х, скромно стоящую в стороне, и до сих пор не ушедшую со двора.

Н и н е л ь Ф р а н ц е в н а(подскакивая к А н д р е ю В и к т о р о в и ч у). А это еще кто такой? это что за шут гороховый здесь объявился?

Б р о н и с л а в а Л ь в о в н а(закрывая грудью с у п р у г а). Это не кто-нибудь, а профессор физики Байба­ков; автор, между прочим, множества научных трудов! вы не смеете так сходу обижать незнакомого человека, к тому же ученого и заслуженного профессора!

Н и н е л ь Ф р а н ц е в н а(зловеще). Ага, еще один уче­ный нашелся! приятель, значит, нашего здешнего, домо­рощенного ученого? яблочко, значит, падает к яблочку, денежка к денежке, а ученый к ученому; собутыльник, значит, идет к собутыльнику, идиот к идиоту, а перво­открыватель великих законов – к такому же первооткры­вателю без штанов? (Подходит вплотную к Б а й б а ­к о в у.) Ну, выкладывай, ничего не отрицая и не тая, что ты там открыл в этой своей профессорской должнос­ти? в этом своем бескорыстном служении науке и истине; тоже, небось, какой-нибудь идиотский закон всемирного тяготения, от которого всем становится тошно, и нет решительно никакой прибыли для семьи? от которого мес­тные суки так дерут на Луну свои глотки, что по ночам невозможно заснуть?

Б а й б а к о в (решительно возражая). Да как вы смеете?! Закон всемирного тяготения открыл великий Ньютон; без этого закона решительно невозможна ни жизнь человечес­кая, ни существование в безвоздушном пространстве лю­бой ничтожной и незаметной пылинки, – будь она разме­ром с планету, или с обыкновенный камень, валяющийся у обочины.

Н и н е л ь Ф р а н ц е в н а(торжествующе). Ага, опять камень! опять всемирные каменные чудеса! да знаешь ли ты, кто после этого для меня твой Ньютон? да он для меня после этого такой же никчемный шут и скиталец, как этот мой свихнувшийся братец! такой же нищий, та­кой же пропащий и ни на что не способный; да знаешь ли после этого, кто для меня ты сам? для меня теперь ты не профессор и не ученый из далекой столицы, а самый что ни на есть последний придурок, верящий сказочкам о всемирных законах!

Б р о н и с л а в а Л ь в о в н а, не зная, что воз­разить Б р и т о у с о в о й, расставляет в стороны руки, пытаясь таким способом защитить от нее А н д ­р е я В и к т о р о в и ч а.

Явление шестое

Калитка открывается, и во двор, держась за руки и влю­блённо глядя один на другого, вбегают О к с а н а с А р к а д и е м.

О к с а н а (радостно, отцу и тетке). Ах, папа, ах, тетя, вы так сильно кричите, что слышно на том краю улицы; опять ругаетесь из-за какого-нибудь пус­тяка? из-за собаки, или этого папиного увлечения (по­казывает рукой на камни, которые Н и н е л ь Ф р а ­н ц е в н а еще не все успела скинуть на землю). Сто­ит ли так кричать из-за каких-то несчастных камней? есть, между прочим, дела и поважнее, чем камни; и да­же, тетя, поважнее, чем ваша торговля в рыбном ряду; дело в том (на мгновение делает паузу, пытливо огляды­вая присутствующих), дело в том, что мы с Аркадием решили немедленно расписаться! да, немедлен­но, и чем немедленнее, тем лучше; может быть, даже се­годня, или в крайнем случае завтра; и не возражайте, тетя, и не возражай, пожалуйста, папа, поскольку дело это решенное, и обжалованию совершенно не подлежит; вот только маму поставим в известность, и сразу же, не откладывая ни на минуту, распишемся!

А р к а д и й(радостно). Да, вот только Антониду Ильиничну поставим в известность, и сразу же, не откладывая ни на минуту, распишемся; возьмем, так сказать, быка за рога! а потом – прости-прощай, маленький городок! от­правимся отсюда пешком, в дальние страны; будем жить на природе, и любить друг друга, как дети!

Н и н е л ь Ф р а н ц е в н а(растерянно). Какого быка, какие рога? что значит жить на природе, и любить друг друга, как дети? что вы такое мелете, глаза бы мои на вас не смотрели?! уж не с этого ли полоумного собирае­тесь вы брать пример? (Показывает на И о с и ф а Ф р а н ц е в и ч а.)

И о с и ф Ф р а н ц е в и ч(радостно, суетясь, подбегая к О к– с а н е с А р к а д и е м). И правильно, что решили, и давно пора это сделать; не на рынке же вам, в самом деле, торговать после школы селедкой!

7
{"b":"19945","o":1}