ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как-то, ласкаясь к Маргарите, Пурш взял ее руку в пасть, слегка сжал и тут же выпустил. Вспомнил, наверно, их первую встречу, когда он точно так же «отшил» Маргариту, и решил показать, что раскаивается. Назарова подумала, что это может стать отличным трюком. Она повторила сценку несколько раз — Пурш воспринял это как игру, — а потом, уже на арене, окончательно закрепила ее. Так появился новый трюк, всегда восхищавший зрителей.

Тигры не позволяют совать голову им в пасть — такой трюк исполняется только со львами. Иное дело — захват руки. Этот номер демонстрировался в самом конце аттракциона. Пурш притворялся разъяренным, рычал и бил хвостом, изображая непокорность. Тогда дрессировщица бесстрашно подходила к хищнику, раскрывала ему пасть, клала туда руку, и клыкастая пасть захлопывалась. Под тревожную барабанную дробь Маргарита и Пурш застывали в такой позе на полминуты, затем по незаметному сигналу тигр отпускал руку хозяйки. Потом он вспрыгивал на две тумбы, а Маргарита — ему на спину. Зрительный зал взрывался аплодисментами.

Иногда Пурш решал пококетничать и не торопился отпускать руку дрессировщицы. Тогда Назарова пальцем захваченной руки нажимала на клык, и тигр подчинялся: нажим означал, что Маргарита недовольна. Особенно часто Пурш выкидывал такие штуки во время второго представления — видимо, в знак протеста, поскольку вторых представлений он терпеть не мог.

И сидеть верхом на тигре отнюдь не так просто, как кажется. Шкура его слегка соскальзывает с костяка, и при резком движении можно упасть. А чем грозит падение в клетке, и так ясно. Для Маргариты риск был еще больше, так как она сидела боком, свесив ноги на одну сторону. Похоже, Пурш понимал это. Во время заключительного трюка полосатый артист застывал точно каменный, оберегая свою повелительницу.

…Перепрыгивая через барьер, тигры один за другим убегают с арены. Последним уходит Пурш. За ним Маргарита, еще раз принявшая от зрителей дань восхищения. .Представление окончено, зрители покидают цирк. Но Рита и Константин еще не закончили свою работу. Еще несколько часов они проводят у клеток, кормят зверей, ласково с ними беседуют, наблюдают, как их питомцы ведут себя во время отдыха.

В группе Назаровой было два тигра и четыре тигрицы. Смешение полов считалось очень опасным: во время брачного периода хищники часто выходят из повиновения.

Но именно в этот период особенно четко проявляется различие между тигром и львом. Владыка пустыни в такие дни становится крайне агрессивным. Куда девается его инертность и лень! Дрессировщики говорят: «Лев в загуле», — и предпочитают в это время вообще с ним не связываться. Даже представления отменяют.

Иное дело владыки тайги и джунглей. В это время у них — как у тигров, так и у тигриц — появляется подчеркнутая потребность в ласке, они становятся добрыми и контактными. Даже те, кто обычно не разрешает до себя дотрагиваться, в такие дни подходят к решетке, трутся о нее, урчат и просят погладить. Исключения бывают в тех случаях, когда дрессировщик наказывает тигрицу за непослушание, а ее кавалеру вдруг придет в голову заступиться. Александрову-Федотову подобная ситуация дважды чуть не стоила жизни. Но у Назаровой такого, к счастью, никогда не стучалось.

Лев, по утверждению знаменитого дрессировщика Тогape, — существо высокопорядочное, с простым и понятным складом характера. Как только он выходит из детского возраста, в нем обнаруживается прямо-таки барская надменность: шутить, играть и резвиться он считает ниже своего достоинства. Львица игривее, но до тигра ей далеко. Тигр — ярко выраженный холерик. В душе он может быть мягким и ласковым, но из-за малейшего пустяка способен мгновенно озлобиться, впасть в ярость и броситься на объект своего недовольства. Этим броском и ударом лапы, вооруженной страшными когтями, тигр обычно и ограничивается. Злость его проходит, он выпускает пар и через минуту снова готов ласкаться. Бывают, конечно, и более серьезные случаи нападения на дрессировщика, но даже такая кратковременная вспышка гнева представляет очень большую опасность. Лев же, по утверждению того же Тогаре, более злопамятен. Он может затаиться и вынашивать в себе злость, дожидаясь подходящего момента для серьезного нападения.

Пурш покидает клетку

В 1956 году советский цирк готовился к VI Всемирному фестивалю молодежи и студентов.

В Московском цирке велись работы по постановке большого аттракциона «На воде и на суше». Все артисты репетировали новые номера, связанные так или иначе с водным спортом. Маргарита была в растерянности: разве можно заставить тигра прыгать в воду? Такого история цирка еще не знала. А между тем на воле тигры отлично плавают и очень любят в жаркий день понежиться в воде. Широкая река для них не преграда. Амур и Ганг, а также морские проливы шириной в шесть-семь километров они преодолевают без труда. И даже способны переправить вплавь через реки крупную добычу массой три-четыре центнера — например, оленя или молодого буйвола.

Но снова сказался недостаток знаний — об этом Маргарите читать не доводилось.

Вместе с Константином они долго обдумывали ситуацию и наконец решили дерзнуть: создать новый аттракцион — водная пантомима на воле с участием тигров.

Как поведет себя тигр на свободе, если его выпустят из клетки, где он провел почти четыре года? Назарова предложила мужу рискнуть и попробовать выпустить Пурша в не огражденный решеткой лес где-нибудь поблизости от реки.

В первый же свободный от выступлений день дрессировщики выехали за город, на берег Оби. Эксперимент решили провести на небольшом, заросшем густым кустарником Коровьем острове в восьми километрах от Новосибирска.

Заранее были заготовлены катер, ошейник и даже веревки (на случай побега Пурша). На островке подготовили клетку. Взяв тигра на поводок, Маргарита прошла с ним по легким сходням на катер. Удивляясь непривычной обстановке, Пурш тем не менее удобно устроился в клетке на палубе.

Вскоре катер остановился возле островка. Сопровождавшие дрессировщиков журналисты и операторы Новосибирской студии документальных фильмов заняли свои места в другой клетке.

На берегу у сходен выстроились Константиновский и служители, которые ухаживали за тиграми. На всякий случай они вооружились палками. Константин подал сигнал, Маргарита с бьющимся сердцем открыла клетку и вывела тигра на остров.

В первый момент запахи воды и свежей зелени ошеломили Пурша. Но он быстро пришел в себя, вырвал поводок из рук дрессировщицы и скрылся в кустах. Только потому, как волнами сходились и расходились верхушки кустарника, можно было проследить путь дорвавшегося до свободы зверя.

Сделав несколько кругов по острову, Пурш вернулся на берег и устремился к своей хозяйке. Никакие веревки не понадобились — тигр и не думал удирать. Он резвился и прыгал, заигрывал с Маргаритой, ласкался к Константиновскому — тот отбивался от него, с трудом удерживаясь на ногах. Затем, немного успокоившись, Пурш растянулся на прибрежном песке.

Почти полчаса Пурш нежился на солнышке. Потом ему стало жарко. Раскрыв пасть, словно желая набрать в легкие побольше свежего речного воздуха, он начал приближаться к торчавшему из воды тростнику. Увидев это, Маргарита сбросила туфли и платье и осталась в купальном костюме. Тигр с любопытством наблюдал за тем, как его хозяйка смело вошла в воду, поплыла, а потом вдруг позвала его.

Пурш заметался по берегу. Он хотел броситься вперед, но страх перед неведомой стихией удерживал его. Ведь он еще никогда в жизни не плавал! А с реки вдруг донеслись отчаянные крики о помощи — Маргарита притворилась, что тонет. Так и есть: хозяйка в опасности!

Пурш прижал уши и кинулся в воду. Замолотив лапами, он поплыл как хороший катер и через несколько секунд очутился рядом с дрессировщицей. Ликующая Маргарита обняла его, называя умницей, талантом, отважным зверем. Затем взобралась к нему на спину и стала почесывать за ушами. Слегка перебирая лапами, чтобы удержаться на воде, Пурш посапывал и жмурился от удовольствия. Вода оказалась совсем не опасной, а, наоборот, очень даже приятной штукой.

28
{"b":"19946","o":1}