ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тем больше заслуга Маргариты и Константина: им удалось получить потомство от тигров в условиях неволи и бесконечных переездов. Настроить тигров в цирке на романтический лад оказалось довольно просто — всего лишь создав для них соответствующие условия.

По традиции тигров всегда содержали в тесных клетках, находящихся в плохо проветриваемых помещениях. Здесь они ели, здесь же отдыхали и спали. Звери страдали от недостатка движения, от застоявшегося воздуха, становились раздражительными, нервными, угнетенными, боязливыми, безразличными ко всему. Их мышцы теряли упругость, животные утрачивали естественные для хищников качества.

Но стоило только создать тиграм условия относительной свободы, устроить во дворе цирка обширный вольер, где они могли вволю резвиться, двигаться, дышать свежим воздухом, нежиться на солнце, как состояние их резко изменилось. Они стали похожи на настоящих таежных зверей — грозных хищников с упругими мышцами, стремительных, умных и любопытных.

Звери Назаровой в любом городе жили в условиях, наиболее приближенных к природным. Движение, моцион, ласковое и уважительное обращение людей, сытная еда — почему бы, раз жизнь так хороша, не подумать о любви? Взамен одних подавляемых инстинктов вспыхивали другие.

Тигры на воле — частичные моногамы. Участок одного самца часто перекрывается участками нескольких самок, каждой из которых он поочередно оказывает внимание. Так было и здесь, в неволе, когда к услугам двух самцов — Ахилла и Пурша — оказались четыре тигрицы. Правда, без драк и ревности не обошлось, но в результате за два года родились пятнадцать тигрят.

Назарова позволяла малышам играть даже на арене, перед работой, чего до нее не делал ни один дрессировщик. Все это способствовало тому, что на манеж выходили не подавленные и угнетенные звери, а бодрые, сильные, красивые тигры. Ученица Бориса Эдера пошла дальше своего учителя.

У себя дома, в гостиничных номерах, на квартирах знакомых артистов она постоянно держала по два-три тигренка, растила их, как обыкновенных котят или щенят. Конечно, влетало это в копеечку. В документах Назаровой часто встречались такого типа расписки: «Претензий к М. Назаровой в отношении испорченных тигрятами вещей не имею. Убытки возмещены». Зато уже не только Пурш, но и Урал, Кальва и Векторша ездили с ней в машине по городу, ходили по улицам на поводках и обедали в кафе. В 1960 году в Москве в водной пантомиме «Счастливого плавания» Назарова играла в водное поло с тремя тиграми — Пуршем, Уралом и Кальвой.

В аттракцион к тому времени Маргарита ввела несколько новых трюков: «ковер», стойку на задних лапах и кормление мясом изо рта. Последний трюк она позаимствовала у Бугримовой. Исполнял его Пурш, затем подросший Урал. Маргарита становилась на одно колено, тигр подходил и осторожно брал у нее изо рта кусочек мяса. Тигриный «ковер» — трюк тоже не новый, его исполняют как тигры, так и львы. Но тигры, в отличие от львов, не любят близкого соприкосновения с человеком. До Назаровой многие дрессировщики заставляли тигров ложиться в «ковер», но редко кто рисковал сам на этот «ковер» улечься.

Ахилл по-прежнему был очень дружен со своей сестрой Радой. В «ковер» он всегда старался лечь рядом с ней. Однажды Маргарита взглянула на этих двоих и чуть не прыснула. Ахилл подложил Раде под голову лапу, как подушку, а Рада, лежа на боку, повернула морду вверх и жмурилась — самым плутовским видом.

Часто перед выступлениями дрессировщиков из-за кулис доносятся шум и крики. Это гонят на манеж тигров, львов и других зверей. Если бы в этот момент зрители оказались за кулисами, они бы увидели, с какой неохотой звери идут на арену.

У Назаровой же, наоборот, тигры мчались на манеж, чтобы поскорее начать игру, попрыгать, поразмять кости. Маргарите приходилось гнать своих подопечных не на манеж, а с манежа. Иногда им казалось, что времени на выступление отпущено слишком мало — ведь они только-только разыгрались…

Тигриная жизнь

Не все проходило гладко. Случались срывы, ошибки и даже ранения, правда, наносимые случайно.

Крупные кошки опасны не только в ярости, но и в проявлении нежных чувств.

Случалось изредка, что Рада, Ахилл, Найда или Пупа во время игры или исполнения тесного, «контактного» трюка, обхватив дрессировщиков лапами, запускали им когти в ноги или в ягодицы. Разумеется, не всерьез. Вонзали чуть-чуть и тут же вытаскивали, не повреждая мышц. Такие травмы дрессировщики и серьезными-то не считают. После работы ранки всего лишь смазывали йодом и присыпали сульфаниломидом во избежание заражения крови. Тигров Рита и Костя за это не наказывали и даже не очень ругали. С тигриной точки зрения, все было естественно и зла причинять они не хотели. Тигриные когти рассчитаны на тигриную шкуру, а не на человеческую кожу. И многие тигриные нежности тоже не рассчитаны на человека.

Только Пурш отлично знал, какую опасность представляют для людей его когти. Но даже ему иногда приходили в голову шутки, которые трудно было называть безобидными. Находясь с Маргаритой один на один, на арене или в вольере, он любил проделывать вот что: встав на дыбы, клал ей на плечо переднюю лапу и медленно начинал давить сверху вниз. И при этом хитро смотрел в глаза, словно хотел спросить: «Что будешь делать, моя королева?»

В таких случаях Маргарита не кричала на него, не угрожала и тем более не звала никого на помощь. Она старалась дотянуться до морды Пурша и потереться носом о его нос. Этот ласковый жест действовал лучше любого брандспойта. Пурш тотчас отпускал дрессировщицу и убегал.

Случались, конечно, и серьезные разногласия с тиграми. Некоторые возникали в брачный период. Тигрицы в это время становятся равнодушными к работе, зато очень внимательны к самцу.

Как-то Рада не подчинилась Назаровой и вместо прыжков через барьер затеяла на манеже игру с Ахиллом. Маргарита попыталась отозвать ее:

— А ну-ка, девочка, иди работать!

Девочка не слушается. Она продолжает безмятежно возиться с Ахиллом. Пришлось повторить приказ построже:

— Рада!! Але!

Рада зловеще зашипела на Маргариту и оскалила пасть. Подчиняться она не собиралась.

В таких случаях дрессировщик просто обязан призвать расходившегося зверя к порядку. Назарова хлопнула бичом и в третий раз приказала Раде прыгать.

Охваченная яростью, тигрица прижалась к земле и приготовилась к прыжку, но не через барьер, а на дрессировщицу. Маргарита поняла, что нужно молниеносно разрядить обстановку, иначе произойдет катастрофа. Она схватила стоявшую поблизости фанерную тумбочку и замахнулась на тигрицу. В ту же секунду Рада успокоилась и покорно выполнила прыжки.

Дрессированные звери хорошо помнят: раз в руках у человека появляется тумбочка, прыгнуть уже не успеешь — раньше она полетит тебе в голову. А потому лучше уйти от ссоры с человеком.

Только одно лишь напоминание зверю, что ему может быть причинена боль, помогает разрешить опасный конфликт вовремя. Но иногда дрессировщик сталкивается с иными случаями, менее опасными, но более трудно объяснимыми.

Ахилл никогда не отличался дисциплинированностью и при любом удобном случае старался уклониться от работы. Однажды Назарова заметила, что несколько представлений подряд Ахилл отказывается ей повиноваться. Сколько она ни билась, чтобы заставить упрямого тигра идти на трюк, ничего не помогало. Хищник хитрил и перекладывал свою работу на приятелей. Рада, Байкалочка и Пурш, рыча на ленивого партнера, прыгали за него и бегали. Ахилл не рычал и не огрызался на дрессировщицу и бросаться на нее не собирался, просто тихо увиливал от своих обязанностей.

Маргарита решила проучить упрямца на следующей же репетиции. Но учеба не состоялась. На первой, второй и вообще на всех репетициях Ахилл вел себя безукоризненно, выполняя все трюки. А на представлении вновь отказался работать.

Дрессировщики долго ломали голову, стараясь понять причину столь странного поведения. И наконец догадались. Тигр понял разницу между репетицией и представлением! Разницу, весьма для него существенную. На представлении, при публике, он может вести себя как угодно — дрессировщица покроет все его проделки. Но на репетиции надо работать старательно — здесь могут и наказать.

33
{"b":"19946","o":1}