ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пол Астатти, – неохотно процедил Рики.

– Знакомое имечко! – не без сарказма заметил полицейский, сидевший за рулем и доселе молча прислушивавшийся к диалогу. – Куда ехать? – Он неторопливо тронул машину с места.

– Вторая авеню, – так же неохотно процедил Рики.

ПОЛ АСТАТТИ

Когда взволнованный Рики, утирая обильную испарину со лба, ввалился в офис Пола, с порога разродившись путаным объяснением по поводу своего внезапного визита, Астатти, невозмутимо куривший сигарету, уяснил суть происходящего мгновенно и отстраненно, уже готовый к подобному повороту событий, и лишь негромко спросил перепуганного, жалкого придурка:

– Значит, ты подарил мне эту вещицу как некий сувенир, безделицу и – не более того, так? Подумай, это важно.

Рики усердно затряс взлохмаченной головой.

– Очень хорошо, свободен.

– Пол, но чтобы не было обид… И вообще сомнительных разговоров… Я не какой-нибудь там стукач, Пол…

– Успокойся. Претензий никаких. Я все понимаю… Но денег я тебе за эту штуку, как ты понимаешь…

– Да плевать мне на эти гроши!

– Свободен.

Плешивый человек, вошедший в кабинет вслед за Рики, полез в карман, достав из него свое удостоверение, но Пол даже не удосужился взглянуть на документы, отчетливо понимая, что пожаловал к нему не полицейский, а парень из ЦРУ или же из Агентства национальной безопасности, а уж эти ребятки имеют в своем арсенале любые бумажки и способны представиться кем угодно.

– Смешная проблема, – улыбнулся он, предлагая посетителю присесть в кресло. – Вам нужен этот кусочек металла? Ради бога. – Он полез в стол, достав оттуда пластину. Небрежно бросил ее на инкрустированную слоновой костью поверхность столешницы. – Только поясните мне, отчего такой оглушительный трам-тара-рам? И вообще, что в этой вещице выдающегося?

– Это, – доверительно понизил голос незваный посетитель, – образец облицовочного материала для… Ну, в общем, для использования его в целях сугубо закрытых… Вы умный человек, надеюсь, и понимаете, о чем идет речь…

– Ага, – с глубокомысленным уважением кивнул Астатти.

«Новый тип кафеля», – подумалось ему не без ехидны.

– Поэтому… сами понимаете, – повторил плешивый с ноткой извинения.

– Более вопросов не имею! – поднял вверх руки Астатти. – Все ясно: государственная тайна… Хотите что-либо выпить?

– Нет-нет. – Гость поднялся, запихнув пластину в карман брюк.

– А я уже хотел и выкинуть этот хлам, – виновато улыбнулся Астатти. – Хорошо, не успел…

– Я благодарю вас за сотрудничество, – торжественно изрек ответственный государственный служащий. – И за взаимопонимание.

– Ну, что вы… – протянул Астатти укоризненно. – Я же гражданин своей страны, а потому сознаю…

– Даже не верится… – посетитель взялся за витую бронзу дверной ручки, – что столь сознательный гражданин пять раз находился под следствием… Наверняка всякий раз – по недоразумению.

– Истинно так, – согласился Астатти печально.

Дверь закрылась.

Пол, откинувшись на спинку кресла, уставился, беззвучно смеясь, в потолок.

Что же… Он явно не ошибся, взявшись за это дельце, явно… И визит сюда человека из спецслужб – наглядное тому доказательство. Доказательство номер два. Первое же он получил сегодня утром, узнав от своего осведомителя из береговой пограничной службы, что один из катеров с офицерами ЦРУ на борту отправился на поиски загадочного острова, ничего, правда, на том месте, где острову быть надлежало, не обнаружив.

Итак. Остается прикинуть козыри. Информацию с пластины, продублировав, стерли, и, таким образом, конкуренты останутся с носом. А информация интересная, и пусть покуда не расшифрована ее текстовая часть, однако из тех картинок, что ему принесли, ясна суть, заключающаяся в вычисленных будущих катаклизмах этой планеты… Кто вот только вычислял их? Дискета, как уверяют эксперты, создана действительно по неизвестной, наверняка военной технологии…

Сенсация с элементом едва ли не фантастики… Впрочем, какой бы увлекательной фантастика ни была, в сторону ее… Есть факт. Абсолютно реальный. Истоки факта, вероятно, выяснятся впоследствии, и пока отвлекаться на них явно не стоит.

Итак. Спецслужба перехватила дискету Брауна, и теперь она абсолютно недосягаема. А вот две другие – в Москве, а потому вопрос стоит так: кто окажется шустрее…

Адрес русского Пол раздобыл самостоятельно: покуда дедок дожевывал свой чизбургер в забегаловке, проворные мальчики осмотрели его машину, обнаружив в ней записную книжку и пачку фотографий, благодаря чему установочные данные на некоего Алекса Михеева отныне известны.

Пол прикусил губу, не без досады сознавая, что дело осложнено двумя обстоятельствами. Во-первых, просто неслыханную расторопность проявляют спецслужбы, а значит, информация с имеющейся у них дискеты расшифрована и оценена по заслугам. Спрут зашевелил всеми своими щупальцами, а там, в далекой Москве, у него щупальца наверняка самые длинные, гибкие и сильные… Хорошо натренированные в схватке с главным противником. Во-вторых, ему, Полу, придется вступить в конфронтацию с государством, чего он благоразумно не позволял себе никогда.

Единственное, что оправдывает риск такого противостояния, – его, Пола, вера в возможности мафии – самого совершенного социального механизма, чьей частью он, знающий механизм буквально с младенчества, является. А заключается преимущество мафии перед государственными структурами в быстроте и целесообразности решений, в безмерно большей ответственности и заинтересованности исполнительных звеньев, а кроме того, в полном пренебрежении законами любых общественных формаций…

Он открыл ящик стола, достав из него конверт, полученный сегодня из туристической фирмы. Самолет «TWA» вылетал в Нью-Йорк через три часа. Пора было собирать чемодан.

– Когда вернусь – неизвестно, – выйдя из кабинета, сообщил он секретарше. – Телефон у меня с собой, так что на связи я круглосуточно.

Садясь в машину, он закурил сигару, с досадой подумав о долгом перелете на Восточное побережье и о жестком федеральном законе, категорически курение на внутренних рейсах воспрещающем.

Ладно, он потерпит. Лишь бы был толк в главном… В этой большой игре с неясной, но интригующей перспективой…

В аэропорту Кеннеди его встретил Борис.

Этого человека – еврея, эмигрировавшего в США еще в начале семидесятых годов из России, Пол знал с наилучшей стороны, имея в виду профессиональные качества данного индивидуума. В отличие от многих своих соотечественников, трудно и кропотливо начавших добывать свой американский хлеб на черной работе, Борис, битый уголовник, сразу же занялся изготовлением фальшивых долларов, контрабандой бриллиантов из Южной Африки и различного рода мошенничествами, быстро найдя подступы к итальянской мафии и впоследствии успешно с ней сотрудничая.

Борис стремительно эволюционировал в незнакомой ему криминальной среде, переходя от примитивной уголовщины к хитросплетениям крупных экономических махинаций, и именно с Полом они обстряпали большую бензиновую аферу, чья суть сводилась к закупке и продаже горючего без уплаты налогов через цепочки подставных компаний. После отмывали деньги через рестораны и казино в Атлантик-Сити, вывозили в Германию редкоземельные металлы военными самолетами еще стоявшей там русской армии…

Ныне Борис, открыв совместно с компаньонами, своими бывшими дружками из уже развалившегося СССР, филиал крупного русского банка в Нью-Йорке, пребывал в статусе весьма состоятельного, респектабельного американца и в сомнительных мероприятиях не участвовал, твердо обосновавшись в крупном легальном бизнесе.

За ужином в японском ресторанчике в Манхэттене, поддевая мельхиоровой вилочкой рулончик сырого мяса тунца, туго обернутый нежной пленочкой рыбьей кожицы и увенчанный горкой зернистой черной икры, Пол, искоса посматривая на Бориса, неторопливо пригублявшего пиво с опрокинутой в высокий бокал мензуркой с горячим саке, говорил:

11
{"b":"19953","o":1}