ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я приняла еще одну таблетку от морской болезни и решила вернуться в кровать. Но почему-то снова выглянула наружу. Прямо на нас шли два судна примерно такого же размера, как наше. За счет скорости казалось, что они скользят по гребням волн. Я не понимала, что происходит, пока не узнала одного из членов команды — это был Артур.

— Нас берут на абордаж, — закричала я. — Это Артур!

Кузены отреагировали вяло, а те, другие, стремительно приближались. Они сделали ловкий маневр, и судно Артура слегка ударилось о нашу корму.

Поняв, что происходит, Ориоль вскочил, схватил багор и, поднявшись на палубу использовал его для того, чтобы воспрепятствовать абордажу. Одному человеку он угодил по голове, да так удачно, что тот упал в воду. Но, находясь на корме, Ориоль не мог помешать двум другим людям со второго судна высадиться у нас на носу. Мы пропали.

— Вызывайте полицию! — крикнул Ориоль.

Я поспешила к радиопередатчику, но Луис, бросивший кузена в потасовке, потянул меня за руку и спустил с мостика.

— Не делай этого, — сказал он мне. — Если появится полиция, мы останемся без сокровища. Лучше договориться с ними.

— Договориться? — удивилась я. — Как ты можешь…

Я не успела закончить фразу. Один из головорезов Артура обошел каюту по правому борту и напал на Ориоля со спины.

— Обернись! — крикнула я ему. Быстро обернувшись, он замахнулся багром, однако тот тип навалился сверху и отвел удар. Артур и еще один человек спрыгнули позади Ориоля. Тот, увидев своего врага, ударил его в зубы. Это удивило меня. «Захватчик пустующих домов», похоже, был знаком с боевыми искусствами. Несмотря на свой пацифизм, Ориоль проделал это весьма ловко. Два других типа, почти такого же роста, как и он, но более мощного сложения, крепко держали его и предлагали успокоиться. Удар, нанесенный антиквару, был не очень сильным, но Артур поднес руку к губам, желая убедиться, что они не кровоточат. Губы не кровоточили, и Артур, вспомнив о светских манерах, одарил меня улыбкой.

— Коста-Брава находится значительно севернее. Разве вы этого не знали, дорогая?

— Знала, дорогой, — ответила я, — но планы изменились.

Артур слегка склонил голову.

— Сеньор Касахоана, — обратился он к Луису. — Как вижу, вы человек слова и свои обязательства выполняете.

Луис! — подумала я. — Луиса с Артуром связывают какие-то обязательства. Как это случилось?

— Соглашения следует исполнять, — отозвался Луис. — Теперь дело за вами, и вы должны начать переговоры с моими друзьями и прийти к соглашению, которое устроит всех.

— Я уже пытался сделать это раньше, но безуспешно. Полагаете, что теперь они проявят сговорчивость? — Артур издевательски улыбался, явно наслаждаясь победой.

— Уверен, они выслушают вас. — Луис умоляюще взглянул на меня.

— Как ты пошел на это? — воскликнула я. — Почему предал нас?

— Я считаю, что сеньор Буа имеет право на часть сокровища. — Луис вздернул подбородок.

— Так ты согласен с этим? — осведомилась я.

— Да, и кроме того, он продал мне свою часть, — пояснил Артур. — Несколько месяцев назад ваш приятель вложил большие средства в предприятия, связанные с Интернетом. Потеряв много денег, и не только своих, он оказался в крайне стесненных обстоятельствах. Мы заключили сделку, и я купил у Луиса его часть сокровища. Сегодня он выполнил свое обещание.

— Но как ты мог?..

— Мне пришлось сделать это! — Луис начал злиться. — Он угрожал убить меня!

— А теперь он убьет нас всех, — вступил в разговор Ориоль. — Неужели ты не отдаешь себе в этом отчета, придурок? Не понимаешь, что, даже если мы придем к какому-то соглашению, у него никогда не будет возможности перепродать сокровище по частям, поскольку три свидетеля могут разоблачить его?

— Думаешь, ты очень умный? — Артур повернулся к Ориолю, которого держали за руки те два уголовных типа. — Надеялся провести меня. Считал, что преступление, совершенное твоим отцом-дегенератом, останется неотомщенным и ты завладеешь всем… И ты еще имел наглость ударить меня…

Артур поднял руку и ударил Ориоля кулаком в зубы. Я ринулась вперед и встала между ними, но Артур оттолкнул меня.

— Не суйтесь! — рявкнул он. — Это наше с ним дело…

Как адвокат, я никогда и никому не посоветовала бы попадать в подобную ситуацию, тем более провоцировать ее, но если женщине предстоит сделать выбор между двумя мужчинами, нет лучшего способа разобраться в своих чувствах, чем увидеть обоих претендентов в схватке… Сердце само и тотчас же сделает выбор. Видеть Ориоля, которого держат двое громил, видеть, как кровоточат его губы, видеть, как Артур бьет беззащитного человека, пусть даже затеявшего драку, вполне достаточно для того, чтобы проникнуться нежностью к парню с широко раскрытыми глазами и ненавистью к его противнику. Поэтому мое сердце, как этого и следовало ожидать, предпочло Ориоля, и как бы походя я вспомнила изученные когда-то приемы самообороны. Не имея противника, я никогда не пользовалась ими, но подчинилась инстинкту. Я нанесла удар между ног, самый точный из всех возможных. За этим жестким ударом последовали хрип и долгий гортанный крик Артура. Он упал и скорчился на полу.

Воспользовавшись замешательством, Ориоль вырвал правую руку, которую удерживал один из головорезов, и ударил его локтем в лицо. Тот упал навзничь, а мой друг тем временем нанес удар кулаком второму головорезу. Пытаясь уклониться от удара, тот выпустил его. После чего Ориоль, не раздумывая ни минуты, прыгнул за борт. Я сразу же поняла, что он задумал, и меня охватила паника. Ориоль поплыл без снаряжения и подстраховки к входу в пещеру, о который бились волны. Это было самоубийство. Мы не знали, что происходит по другую сторону. Пещера могла быть завалена обвалом или затоплена. Ориолю, изнуренному борьбой и плаванием по бурному морю, либо не удастся преодолеть сифон, либо волны разобьют его о каменную стену. С ним могло случиться все, что угодно. Выжить в подобной ситуации — чудо.

После ночного разговора с ним в поселке я думала об обете тамплиеров. Тогда Ориоль предложил мне принести такой обет вместе с ним, но нас прервал его кузен. Обет священного легиона Фив, рыцарей храма, которые клялись не покидать товарища и жертвовать ради него жизнью. Обет, заставивший Энрика убить четырех человек, чтобы отомстить за убийство возлюбленного.

Я испытывала то же чувство и прилив сил, что побудило меня броситься на защиту друга и ударить между ног Артура, не заботясь о последствиях. И в тот момент, видя, как борется с волнами Ориоль, тот, кто впервые поцеловал меня, я воскликнула:

— Клянусь тебе!

Предыдущей ночью я свалилась от усталости, не выполнив основного правила обращения с водолазным оборудованием, то есть не разобрала и не почистила его. Где-то лежали мой костюм из синтетического каучука и шерстяные носки, а также жилет с баллоном и регулирующим устройством. Я только перекрыла воздушный вентиль. Воспользовавшись замешательством и тем, что все сосредоточили внимание на Ориоле, я поспешила к снаряжению и, открыв вентиль, убедилась: давление в баллоне оставалось на уровне ста атмосфер. Достаточно для того, чтобы спасти нас обоих. Я надела носки, жилет и баллон, повесила очки и трубку на шею. Времени на то, чтобы натянуть костюм, не оставалось. В этот момент послышались выстрелы. Я затрепетала. Они собираются убить его! Мерзкие подонки! Они стреляли по беззащитному человеку, боровшемуся с волнами.

— Остановитесь, дурачье! — крикнул Артур, и я порадовалась, что не поддала ему еще сильнее. — Не шумите! Черт бы вас побрал! Не видите, что ему не уйти? На острове полно людей.

Меня смутила его уверенность в том, что мы попали в ловушку. Оказывается, Артур распорядился не стрелять только из-за шума. Но это ничего не меняло. Мой обет оставался в силе. Перед тем как прыгнуть, я посмотрела в сторону берега и увидела, что там в самом деле толпятся люди и наблюдают за происходящим.

Тут я заметила, что кто-то держит меня сзади. Прозвучал ехидный вопрос:

60
{"b":"19958","o":1}