ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда мы говорим об одном и том же, — вмешался в разговор неслышно подошедший к установленному на палубе ложу северянина Эмрик. — Если бы люди, например, обрели способность читать мысли друг друга, перед ними встал бы выбор: перебить близких и далеких, дабы не захлебнуться в море грязи, ненависти и похоти, либо научиться мыслить так, чтобы не приходилось стыдиться своих помыслов…

— А ты не боишься, что они выберут первый путь и уничтожат друг друга? — поинтересовался Бемс, подходя к друзьям, рассевшимся вокруг ложа северянина.

— Ну-у… С этого может начаться, но кончится все, я думаю, тем, что распри будут забыты. Убивать себе подобных — противно человеческой природе. Вспомни хотя бы двух стражников, притащивших Мгала в деревню.

— Вчера, как ты знаешь, они сбежали. И запоздалое раскаяние… — начал было Гиль, но Бемс не дал ему договорить:

— Им просто неохота попадать в руки восставших! Кроме нас дураков нет! Ни одного купца на реке не видать, одни рыбаки!

— Постойте, какие восставшие? О чем это вы толкуете? — Мгал, кривясь от боли, сел на своем ложе и нетерпеливо отмахнулся от гневно зашипевшего на него Гиля. — А ну-ка, выкладываейте, что тут происходит!

— Э-э-э… Мы не хотели тебя тревожить, но в прибрежных деревеньках поговаривают, будто все южные провинции охвачены мятежом. И купцы, понятное дело, убрались с реки и товары свои попрятали по подвалам и клетям, неуверенно начал Бемс, виновато косясь на донельзя раздосадованного его болтливостью Гиля.

— Ясно. А Эмрик, значит, измыслил какой-то хитрый план, призванный спасти нас от расправы восставших? — предположил Мгал.

— Мятежникам мы скажем, что удираем от проклятых имперцев, и нгайи это подтвердят, потому как именно это они и делают. На случай же, если нас остановят преданные Баржурмалу воины, у Гиля имеется тамга — «крылатое око», полученная им от самого Вокама. Помнишь, он подсказал яр-дану про цвет Холодного огня?…

Лагашир отошел от оживленно беседующих друзей и остановился на носу «Шау-Майса», глядя на убегающую вдаль Энану, действительно, как это ни странно, похожую в этот момент на синюю дорогу. Он был доволен, что ему удалось расшевелить северянина и высказать свое отношение к бредням Эмрика о пресловутой Дороге Дорог.

Каждый человек, хочет он того или нет, бросает какую-то крупицу на чашу вселенских весов, отклоняет своими деяниями или бездействием маятник мира в ту или иную сторону. И каждому сознающему это, естественно, кажется, что брошенная им крупица самая весомая. Хотя в чем-то Эмрик, видимо, все же прав и некоторым людям на роду написано оказываться в нужное время в нужном месте — оспорить это трудно. Если же группу подобных людей объединяет некая значительная цель и идут они к ней с завидным упорством, то совершить могут многое. Во всяком случае, судя по тому, что произошло в Ул-Патаре, путь Мгала и его друзей вполне может быть назван Дорогой Дорог, хотя звучит это до омерзения высокопарно и, будь его, Лагашира, воля, он подыскал бы ему какое-нибудь иное название. Впрочем, не в названии суть…

109
{"b":"19959","o":1}