ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В погоню за ними бросилось не менее дюжины сторожей, причем большая часть была убеждена, что преследует воров. Вскоре, считая, что порученное им дело — отпугивать лихих людей от дома хозяина — выполнено, они с чистой совестью повернули обратно. Остальные, посвященные в тайны Старшего караванщика, преследовали беглецов несколько дольше, но и они вскоре прекратили это опасное занятие — северяне слыли хорошими бойцами, и, настигнув их, сторожа рисковали заплатить за непомерное усердие головой.

Совершив множество хитрых поворотов и убедившись, что топот преследователей затих, Кубег перешел с бега на шаг.

— Теперь им не догнать нас, и мы можем поговорить о ваших дальнейших планах. Если у вас нет дел в Уртаке, то лучше вам покинуть наш город как можно скорее. Старший караванщик — хитрая бестия, и от него можно ждать любой пакости.

— Пожалуй, ты прав. И если бы кто-нибудь проводил нас до крепостной стены…

— Именно это я и хочу сделать.

— А сам-то ты не боишься, что старик проведает о том, кто нас освободил? — поинтересовался Эмрик.

— Нет. Мои товарищи отправились сегодня утром за зубами, костями и броней щитоносца. Если понадобится, они подтвердят, что я был с ними.

— Ну, раз тебе ничто не угрожает…

Кубег заверил спутников, что опасаться за него нечего, и принялся рассказывать о деревнях и селениях, расположенных вокруг Уртака, о ближайших городах, в которых пришлось ему бывать с торговыми караванами. Однако вскоре его красноречие иссякло, а крепостной стены все ещё не было видно. Беглецы шли, шли и шли по безлюдным улицам и переулкам, и лишь звук их шагов да ворчание собак за дувалами нарушали тишину спящего города. Уртак начал казаться им бесконечным, и они глазам своим не поверили, когда после очередного поворота перед ними возникли смутные очертания долгожданной стены.

— Вот мы и пришли. Идите вперед, пока хватит сил, днем отдохнете. Никакие предосторожности не будут лишними, если имеешь дело с нашим Старшим караванщиком. — Кубег отвязал ножны и вместе с мечом подал Эмрику: — На память и на бой. — Расстегнул куртку из потрескавшейся кожи, снял с шеи цепочку, на которую была прицеплена большая золотая монета, и протянул её Мгалу: — Это велел передать тебе Хог.

— Нет, нет, я не могу принять такой дар! Это же талисман.

— Хогу жаль было с ним расставаться, но раз уж решился… Он хотел, чтобы я отдал его тебе, если вы надумаете покинуть Уртак, не дождавшись его возвращения.

Мгал принял монету и, низко поклонившись воину, надел цепочку на свою могучую шею.

— Спасибо, друг. Небесный Отец послал тебе прозорливого начальника. От всего сердца благодарю тебя и его за все, что вы для нас сделали.

— Прощайте. Доброго пути.

— Да хранит вас Солнечный Диск!

Три фигуры двинулись к крепостной стене, миновали пролом и скрылись в предрассветном сумраке. Некоторое время Кубег смотрел им вслед, затем, услышав первый петушиный крик, запахнул поплотнее куртку и зашагал назад, в город.

— Из первого «дивного» города ноги нам унести удалось, посмотрим, как-то повезет в других… — пробормотал Эмрик, устраиваясь под деревом рядом с Гилем.

В словах его не было ни вопроса, ни упрека — так, ворчание усталого человека, которому приходится ложиться спать голодным, но случай показался Мгалу подходящим, и он сказал то, что давно уже собирался сказать:

— Не знаю, как нас встретят другие города, да, честно говоря, меня это и не особенно волнует. Удача нужна мне лишь в одном из них — в Исфатее. — Мгал присел в ногах Эмрика и продолжал, тщательно подбирая слова: — Я, вероятно, должен был сказать об этом раньше, но до недавнего времени у меня у самого не было твердой уверенности… В общем, я покинул родное селение не только ради Дивных городов, но и для того, чтобы исполнить волю моего учителя и друга. Он, быть может, единственный из людей сумел разобраться в манускриптах, уцелевших после гибели древних держав, и узнать, где хранится кристалл Калиместиара. Тот самый кристалл, который, по словам Хога, разыскивают Черные Маги. Кристалл, служащий ключом к сокровищнице Маронды — Последнего Верховного Владыки великого государства Уберту.

— Ты?.. — Эмрик приподнялся на локте, и глаза его вспыхнули зеленоватым светом. — Ты знаешь, где находится ключ к Сокровищнице Знаний?

— О чем вы говорите? Кто такой Маронда, что за кристалл разыскивают Черные Маги? — вмешался было в разговор Гиль, но тут же затих под взглядом Эмрика. Лицо его приняло испуганное и виноватое выражение, он даже поднес ко рту ладонь, стремясь удержать рвущиеся с языка вопросы. — Я больше ни слова не скажу, клянусь таинствами Самаата!

— Нет, отчего же? Тебе тоже предстоит решить, пойдешь ли ты со мной или выберешь свой путь. Юг велик, и в любой деревне, я думаю, найдется человек, готовый принять тебя в свой род, — промолвил Мгал и обернулся к Эмрику: — Менгер, мой учитель, открыл мне, где находится ключ от Сокровищницы Знаний, которые могут неузнаваемо изменить наш мир. Более того, он завещал мне отыскать кристалл, и я намерен выполнить его поручение.

— То есть завладеть кристаллом? — уточнил Эмрик, переводя взгляд с лица Мгала на равнину, расстилавшуюся за его спиной.

— .Да. Быть может, это окажется мне не по плечу, но… рискнуть можно и должно! Конечно, если у вас другие планы… Э-э, да что я кручусь и верчусь вокруг да около! — Мгал яростно впечатал кулак в землю. — Втроем мы сумеем сделать то, что не под силу одному. И главное, я успел привязаться к вам обоим…

— Иду! — взвизгнул Гиль и, совершенно забывшись, издал пронзительный кошачий вопль и прыгнул на плечи Мгала. — И-йо! Плевать на ключ и сокровища! Хоть под землю, хоть под воду — иду с тобой!

— Вот спутничка-то Небесный Отец послал, а! — Северянин захохотал, ухватил мальчишку под ребра и, легко оторвав от себя, бросил в кучу сухих листьев.

— Погоди, придет час, будешь ещё Самаата за меня благодарить! — пообещал Гиль, выбираясь из листьев и тщетно силясь согнать ослепительную улыбку с угольно-черного лица.

— Ну а ты что скажешь? — обратился Мгал к Эмрику.

— Позволь, я прежде спрошу. Зачем тебе ключ от сокровищницы Маронды? Ведь сам по себе, как я слыхал, кристалл ценности не представляет. Или ты считаешь, что если тебе завещан ключ, то завещание это распространяется и на все то, к чему он открывает доступ? Тогда ключ лишь ступень к сокровищнице, но зачем он тебе — ради хранящихся в ней драгоценностей или ради мудрости древних?

— Хм-м… Говорить об этом преждевременно, поскольку до ключа ещё надо добраться, да и сокровищница находится на другом конце материка, и все же я не буду делать вид, что вопрос этот не приходил мне в голову. — Мгал задумчиво посмотрел на Эмрика, потер покрытый щетиной подбородок. — Менгер не успел сказать, как надобно распорядиться содержимым сокровищницы. Не сказал даже, надо ли её открывать, но если имеется ключ, то… Сами по себе драгоценности, хранящиеся в сокровищнице, меня не слишком прельщают — цену им знают южане, не мы. Однако, мне кажется, именно они могут превратить мудрость древних в реальную силу. А я… — На суровом лице северянина появилась какая-то детская, светлая улыбка. — Я все ещё мечтаю увидеть Дивные города, о которых пела песни и рассказывала сказки моя мать, а после и Менгер. Даже если мне самому придется возводить их.

— Мечтатель… — чуть слышно прошептал Эмрик и после недолгого молчания сказал: — Я иду с тобой. По мне, так лучше бы не трогать этот кристалл, пусть себе лежит где лежал. Но раз ты все равно пойдешь за ним, да ещё Черные Маги взялись за его розыски… В их руках и хлеб обращается во всепожирающий пламень, а уж во что превратится мудрость древних, и представить трудно. Да, я иду с тобой в Исфатею.

— Я рад. — Мгал растянулся на траве, закинул за голову руки. — В Исфатею… Вы слышите? Как волшебный напев это имя, похожее на имя прекрасной женщины.

— Исфатея… Исфатея… — бормотал он засыпая. Снился ему, однако, не город со странным, волнующим названием, а гибкая бронзовокожая девушка. Его жена. Мать его сына, которого ему вряд ли доведется когда-либо ещё увидеть.

19
{"b":"19960","o":1}