ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Быть может, мы ещё успеем ускользнуть? Я не вижу лодок на озере. — Эмрик прищурился и после недолгого молчания уверенно повторил: — Нет, не вижу.

Чика грустно улыбнулась, снизу вверх глядя на статных юношей.

— Вы смотрите не туда. Монапуа придут из леса. Их лодки не посмеют коснуться воды, пока они не убедятся, что Озерный Отец принял жертву. Посланный им Червь Погубитель утопил недавно две лодки, и страх перед ним слишком велик. Потому-то и решили они принести в дар Озерному Отцу не зверя, как обычно, а человека.

— Если монапуа придут лесом и не надо опасаться погони на лодках, что мешает нам пересечь озеро на плоту? Сумеешь ты отыскать дорогу к своему селению?

Девушка напряженно вслушивалась в речь Мгала — она не долго жила в деревне охотников и не успела хорошо выучить язык Лесных людей. Сначала ей показалось, что она ослышалась, но, уверившись, что смысл сказанного северянином понят ею верно, вскочила и, с искаженным ужасом лицом, начала что-то быстро и взволнованно говорить на своем родном языке.

Мгал нахмурился. Он плохо знал наречия южан и понял одно: мысль о путешествии через озеро страшит девушку, твердо убежденную в том, что, пока гнев Озерного Отца не утолен, нечего и думать благополучно переправиться на противоположный берег по воде.

Заметив затруднение Мгала, Эмрик пришел ему на помощь:

— Чика говорит, что мы не ведаем страха и, конечно же, отважные воины. Мускулы наши похожи на корни дерева берро, и нам ничего не стоит убить дюжину монапуа, однако справиться с Червем Погубителем, стерегущим водный путь, не под силу всему племени охотников. Она говорит, что вера монапуа вовсе не вздор и если мы сомневаемся в её словах, то можем сами убедиться в существовании Червя Погубителя. Он приплывет сюда с первыми лучами солн-Ца. Клянусь Усатой змеей, похоже, мы попали в скверную историю. В лесу нас без труда изловят охотники, а на озере пожрет этот самый Червь.

— Ерунда! — Мгал нетерпеливо передернул плечами. — Никакие черви не помешали нам плыть вчера, не помешают и сегодня! Солнце, впрочем, уже взошло, пошли на берег и посмотрим, что за тварь служит здешнему Озерному Отцу.

Поверхность озера была подернута легкой рябью и совершенно пустынна. Не было видно птиц, не плескала рыба. Некоторое время все трое стояли неподвижно, любуясь вызолоченным зарей небом, наслаждаясь глубокой тишиной, в которой зарождался новый день.

— Ну, где же твой Червь? — обернулся Мгал к Чике. Зябко ежась, девушка молча вглядывалась в озерную гладь.

— Когда охотники монапуа приносят жертвы Духам леса, их обычно разрывают дикие звери или заживо сжирают красные муравьи. Обычай мерзкий, спору нет, но…

— Вон он, Червь Погубитель, глядите! — торжественно провозгласила девушка, прервав Мгала на полуслове.

Что-то белое на мгновение показалось на поверхности озера. Вода на расстоянии полета стрелы от оконечности мыса вспучилась, опала, пестрое длинное тело тускло блеснуло в солнечных лучах и исчезло. Эмрик попятился, Мгал издал негромкое восклицание, на лице его застыло выражение крайнего изумления.

Пятнистое тело вновь показалось над водой: словно полдюжины горбов одновременно выросли на поверхности и стремительно двинулись к берегу. Потом ближайший из них начал подниматься, превратился в чудовищную петлю, ушел под воду, снова вынырнул, распрямился, и юноши увидели мерзкую безглазую морду с круглым воронкообразным ртом.

— Ведьмин сок! Значит, все это истинная правда! — прошептал Мгал, отступая от воды. — Длина, гадины не меньше сорока шагов, и при этом она вдвое толще меня! Такой действительно ничего не стоит перевернуть лодку!

— Он обгонит самую быструю лодку, перевернет самый тяжелый плот! — лязгая зубами от страха, добавила Чика.

Пятнистый Червь между тем приближался к мысу. То исчезая под водой, то снова появляясь на поверхности, он, казалось, демонстрировал свое величие и мощь. Сбирал и распускал гигантские петли, поднимал фонтаны брызг или беззвучно, без единого всплеска, вкручивался в глубь озерного изумруда.

Мгал, Эмрик и Чика пятились все дальше от берега, не в силах отвести глаз от приближающейся твари.

Гигантский Червь достиг земли и извиваясь начал выползать на берег. Теперь можно было уже хорошо разглядеть его испятнанное бурыми кляксами белесое тело, покрытое густым слоем полупрозрачной слизи; узкие жаберные щели и короткие плавники у основания головы; длинный и низкий спинной гребень, придававший ему сходство с колоссальным угрем.

— Не червь, не рыба и не змея! — бормотал Мгал себе под нос. — Скверно должны себя чувствовать охотники монапуа, живя по соседству с таким гадом!

Выбравшись на берег, Червь Погубитель подполз к жертвенным столбам, застыл перед ними на несколько мгновений и двинулся к священному столбу. Обвил его кольцами и замер, подняв ужасную голову к небу.

— Он молится! Молится!… — простонала Чика и в изнеможении начала оседать на землю.

Червь же, будто и правда совершив какой-то обряд, развернул свои кольца и быстро заскользил к воде. И тут от дальнего, уходящего в лес конца мыса послышался тихий рокот барабанов.

Затравленно оглянувшись по сторонам, Мгал вцепился в рукояти мечей, торчащих над его плечами. Еще раз окинул взглядом узкий полуостров, далеко вдававшийся в пустынную гладь озера, н заскрежетал зубами.

— Охотники монапуа — это беда почище Червя Погубителя, — бледнея, промолвил Эмрик. Поднял острогу, сделанную из подаренного Мгалом ножа, подержал в руках и со вздохом отбросил в сторону. — Нет, силой тут ничего не добьешься…

Некоторое время он стоял в задумчивости, покусывая губу и наблюдая за тем, как смуглокожие охотники выходят из леса, потом повернулся к Мгалу:

— Я попробую спасти наши головы, но для этого ты должен оставить мечи в покое и попытаться припомнить две-три фразы на языке юргов.

Мгал кивнул, мрачно наблюдая за приближающимися охотниками. Растянувшись во всю ширину мыса, потрясая копьями и луками, подбадриваемые барабанным боем, они медленно надвигались на вторгшихся в их владения чужеземцев. Человек сорок—пятьдесят мужчин, а под прикрытием деревьев затаились женщины, не менее кровожадные, чем их мужья и братья…

Приказав Чике спрятаться, Эмрик сделал несколько шагов навстречу монапуа и, подняв над головой руки, зычно крикнул:

— О-хой! О-хэви ва хой! Мир великому народу охотников, живущему под покровительством Озерного Отца!

В рядах наступающих произошла заминка, однако барабаны продолжали вести свою зловещую перекличку.

— Большой колдун племени юргов и его младший брат пришли с молениями к Озерному Отцу монапуа!

— О-хой! — рявкнул Мгал во всю глотку.

— Что привело колдунов юргов на землю монапуа? — выкрикнул один из охотников, боевая раскраска которого была несколько ярче, чем у его соплеменников.

— Желтая смерть пришла в селения юргов, и нет от неё спасения ни старым, ни малым.

Остановились, смешались ряды охотников. Замолкли барабаны. «Желтая смерть, Желтая смерть, Желтая смерть…» — эхом прокатился над мысом многоголосый шепот. Страшная смерть, беспощадный бич, поражавший деревни и селения, стиравший с лица земли племена и целые пароды, вновь обрушился на мир.

— Что ищет Большой колдун юргов на земле монапуа? Разве не знает он и его младший брат, что смерть ожидает здесь всех чужаков? — снова вопросил все тот же охотник, но не было на этот раз уверенности в его голосе.

— Боги юргов бессильны против Желтой смерти. Они велели Большому колдуну просить помощи у Озерного Отца монапуа.

— О-хой! О вари та зи верги! Гарр! Гарр! Гарр!.. — прокаркал, пророкотал Мгал. Завыл волком-одиночкой, заклекотал, подражая зову фарби — божественной птицы юргов.

— Степями и лесами шел Большой колдун к Озерному Отцу, выполняя волю своих богов, — продолжал Эмрик размеренно и чуть напевно. — По реке и озеру лежал его путь к священному мысу монапуа. Червь Погубитель, сын Озерного Отца, не тронул Большого колдуна, признав его право вознести молитву. Почему же звучат боевые барабаны охотников? Или перестали они чтить Озерного Отца, или знают тайное слово, отведущее Желтую смерть от их деревни?

3
{"b":"19960","o":1}