ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они успели отойти от костра всего на десять шагов, когда девушки, потеряв терпение, обрушились на северянина. Их руки, губы, груди стиснули его со всех сторон, запах натертых травяными составами тел стал густым и едва переносимым, маски, в которых больше не было нужды и которые только мешали, полетели в сторону, с шелестом упали плетеные юбки. Мгал почувствовал, как ладони наполняются трепещущей женской плотью, губы захватывают разгоряченную танцами и желанием кожу, и его тело, оплетенное множеством жарких тел, начинает любовный танец, который доставит краткое удовольствие участникам и долгую радость народу батракалов, в жилы которого вольет новую силу, новую кровь, новую жизнь.

Зеленоватый туман висел над Чиларскими топями, подобно пологу, скрывая дальние острова, протоки и часть поселка батракалов. Мгал лениво подкинул в единственный уцелевший после ночной оргии костер пучок сухих водорослей и обратился к Эмрику:

— Му-Хао не ошибся, предсказывая туман. По его словам, он продержится трое суток. Придется нам искать проводника, я в этом зеленом киселе даже стороны света определить не могу.

— Судя по тому, как жадно батракалы разглядывали наше вооружение, недостатка в желающих проводить нас до южного края топей не будет, — отозвался Эмрик, прихлебывая из высокого кувшина. — Впрочем, приняли нас душевно, и я готов задержаться тут, пока не выглянет солнце.

— Если здешние женщины и в обычные дни так рьяно заботятся о продолжении рода, то надолго тебя не хватит, — усмехнулся северянин. — Однако мы должны спешить, чтобы не встретить в Чиларе посланцев Бергола и прочих охотников за кристаллом Калиместиара.

— О, вот вы где! А я вас по всему поселку ищу! И спросить не у кого, будто повымерли все — приветствовал друзей Гиль.

— Тебе тоже не спится? Мы думали, сегодня ты будешь отсыпаться до вечера. Присаживайся, подкрепляйся, — предложил Эмрик.

Гиль смущенно улыбнулся:

— Я бы и проспал до вечера, если бы не обнаружил, что потерял где-то Жезл Силы.

— Потерял Жезл Силы? — эхом отозвался Мгал, не веря собственным ушам. — Как же тебе это удалось?

— Девчонки набросились на меня, словно бешеные, и, когда мы отошли от костра, мне было не до Жезла, а потом я заснул…

Вид у юноши был такой виноватый, что северянин смолчал.

— Почему ты думаешь, что потерял Жезл Силы? — поинтересовался Эмрик.

Гиль смутился ещё больше:

— Проснувшись среди ночи, я едва сумел отыскать свою одежду…

— Но плащ, куртку, сапоги и штаны ты нашел. Нож тоже… — Эмрик стремительно обернулся к Мгалу: — При тебе ли кристалл Калиместиара?

Северянин, которому передалась тревога товарища, торопливо ощупал пояс:

— Кристалл тут. Я не расстаюсь с ним ни днем ни ночью. Во всяком случае он со мной, — добавил Мгал, поймав насмешливый взгляд Эмрика. — Ты полагаешь, что Жезл Силы украден?

— Я уверен в этом. Девчонки, избравшие Гиля отцом своих детей, не посмели бы прикоснуться к Жезлу без прямого указания старейшин. Жезл Силы — вещь могущественная и потому в их глазах священная, случайно или на память о приятно проведенной ночи её не прихватишь. А вот и Му-Хао, он-то нам все и разъяснит.

Маленький охотник, успевший надеть новую юбку И смыть с тела ритуальную раскраску, подсел к костру.

— Народ мой отдыхает, исполнив священный долг перед погибшими. Отчего сон покинул вас? Вы оправдали наши надежды, и от лица охотников, сидящих в Кругу Совета, я приглашаю вас оставаться в нашем поселке так долго, как, вы сможете. Если же вы решите остаться у нас насовсем, мй будем безмерно рады и постараемся исполнить все ваши желания. Поверьте, вы ни в чем не будете нуждаться.

Друзья переглянулись.

— Спасибо за приглашение. К сожалению, уже сегодня мы должны продолжить путь. Мы благодарим вас за сердечный прием и просим послать с нами охотника, который помог бы нам добраться до конца топей. — Мгал натянуто улыбнулся. — В этом тумане немудрено заблудиться, а времени у нас мало. Проводник, рискнувший пойти с нами, выберет из нашего вооружения то, что покажется ему наиболее ценным.

— 0-хой! Я готов проводить вас до границы джунглей, хотя предпочел бы, чтобы вы пожили в нашем поселке подольше. Что же касается благодарности за приют и проводника, то мы уже выбрали из вашего снаряжения вещь, которая нам более всего необходима. — Му-Хао указал на Гиля, за широким кушаком которого ещё вчера красовался Жезл Силы.

— Мне кажется, — скрежещущим голосом начал Мгал, — что ты и твои соплеменники несколько поторопились, сами назначив цену за проводника и гостеприимство…

— Погоди! — Эмрик, поднявшись, опустил руку на плечо товарища и подмигнул Му-Хао: — Мой друг ещё не вполне очнулся от грез, навеянных вашими великолепными женщинами. Позволь нам обсудить создавшееся положение и позаботься пока о том, чтобы мы могли выступить в путь не мешкая.

Маленький охотник сделал едва заметное движение плечами и, отойдя от костра, скрылся в одном из подземных помещений поселка.

— Что это значит? — хмуро спросил. Мгал, вперяя в Эмрика тяжелый взгляд. — Без Жезла Силы нам до Чилара не дойти, неужели это непонятно?

— Раз уж он оказался у батракалов, нам остается лишь примириться с этим. Причем понять их можно, более того, этот не вполне дружелюбный поступок наших хозяев способен сослужить нам добрую службу.

— Вот как? Поясни.

— Понять побудительные причины не трудно. — Эмрик подпер рукой голову и устремил задумчивый взгляд на костер. — Во-первых, батракалы — пигмеи и из-за своего маленького роста не могут жить среди нормальных людей. Детские луки, легкие копья, крохотные стрелы, летящие на короткие расстояния, ставят их в крайне невыгодное положение. Жезл Силы может компенсировать все эти недостатки и заставить двуногих и четвероногих соседей батракалов считаться с ними. Во-вторых, теперь мы связаны с нашими хозяевами кровными узами и племя вправе требовать от нас поддержки и лучшее из того, чем мы владеем… В-третьих, потеря Жезла Силы не должна тебя печалить, поскольку, по скромному моему разумению, скоро он станет столь же бесполезен, как лук, лишенный стрел. Он мечет огненные стрелы, это верно, но, чтобы метать их, кто-то должен постоянно пополнять их запас, не так ли? Мы, во всяком случае, этого делать не умеем.

— Ты прав, однако запаса упрятанных в него огненных стрел хватит, возможно, на то, чтобы мы смогли выбраться из Чиларских топей?

— Вероятно. И все же это не делает обладателей Жезла всесильными. Слухи о его сокрушительной мощи рано или поздно выведут на нас соглядатаев Белых Братьев и Черных Магов. А искусный удар копья или меча порой бывает столь же смертоносен, как и огненная стрела Жезла. И наконец, последнее, — продолжал Эмрик, воспользовавшись молчанием Мгала. — Если мы сумеем остаться друзьями батракалов, они, я уверен, будут считать себя врагами наших врагов и остановят преследователей, если те объявятся поблизости. С Жезлом Силы они сделают это без труда. Позволь мне поговорить с Му-Хао, и его соплеменники обеспечат нам безопасный тыл, а это не так уж мало.

Мгал посмотрел на заметно воспрянувшего Гиля, потом на Эмрика, который, казалось, нисколько не сомневался в своей правоте, и неохотно кивнул:

— Попробуй выжать из Му-Хао обещание разделаться с нашими преследователями, если они забредут в здешние места, и кто знает, быть может, впоследствии окажется, что этой ночью мы приобрели больше, чем потеряли.

Глава четвертая

ДВЕ СВАДЬБЫ

Мертвый город обступал их со всех сторон, и Батигар почти физически ощущала угрозу, таившуюся за поросшими лишайником стенами. Ей мерещились наблюдающие за ними из увитых лианами арок отвратительные морды глегов, о которых девушка, правда, знала лишь понаслышке; каждое мгновение она ожидала, что из затянутых зеленоватой паутиной оконных проемов бросится на них с визгливым хохотом зубастая, шипастая, перепончатокрылая нечисть. Принцесса ежилась, вздрагивала при каждом шорохе, передергивала плечами, с отвращением чувствуя, как мурашки бегут по спине и влажной становится ладонь, судорожно сжимающая рукоять меча. Немного утешало Батигар лишь то, что те же самые чувства испытывали, похоже, и её спутники. Арбалетчики держали пальцы на спусковых крючках, гвардейцы, сбившись в кучу, предусмотрительно обнажили мечи, воины Заруга ощетинились копьями. Витавший в воздухе страх оттеснил недоверие, сблизил оба отряда, сплотил их, — по крайней мере, на время прохождения сквозь остов громадного, красивого и некогда богатого, а ныне бесконечно чуждого и враждебного людям города.

63
{"b":"19960","o":1}