ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Причем касается это только двоих. Меня, — Эмрик усмехнулся, — и видевший неоднократно человек не сразу признает. А вот Мгал своей фигурой и ты цветом кожи — сразу привлечете внимание. Хотя чернокожие тут, верно, не редкость и тебе достаточно просто вырядиться женщиной… Скажи-ка, может быть, ты сможешь глаза стражников от Мгала отвести?

Гиль покачал головой. С тех пор как у него все заметнее стали проявляться колдовские способности, друзья начали относиться к нему с повышенным вниманием, чуть ли не с опаской, отчего юноша испытывал некоторую неловкость, а подобного рода вопросы и вовсе заставляли его чувствовать себя обманщиком, который прикидывается не тем, кто он есть на самом деле.

— Нет, Эмрик, отвести взрослому человеку, тем более двум-трем, глаза не так-то просто. Особенно если они точно знают, что должны увидеть. Но, — Гиль оживился, — мы можем превратить Мгала в старика. Грязного, скверно пахнущего, противного, — он причмокнул губами, — бельмастого старика.

— Что-о?! — грозно рыкнул северянин, сдвигая брови. — Ты эти свои ведовские штучки брось! На ком-нибудь другом чары испытывай!

— Старик — это хорошо, — поддержал юношу Эмрик. — Только почему же бельмастый? Может, лучше вовсе слепой?

— Слепец привлечет внимание, а бельмастый, да ещё и скрюченный болезнью, — вещь обычная. На любом исфатейском базаре таких полдюжины сыщется. А если…

— Нет уж, я лучше лодку в какой-нибудь деревне угоню и на ней в Сагру отправлюсь!

— Не бойся, мы просто тебя загримируем. Шрамы, морщины и бельма из воска сделаем, у меня в сумке есть. Голову золой посыплем, горб подложим…

— Почему вы так уверены, что нас здесь кто-то поджидает и меня должны узнать? Что за вздор! Клянусь Солнечным Диском, никто тут о нас и думать не думает! Не хадасы, не унгиры, не жрецы, не маги мы, даже не разбойники…

— А ведь насчет лодки это верно придумано, — неожиданно вмешался в разговор Тофур. — Украсть её тут, пожалуй, не украдешь, народ в деревеньке, мимо которой мы давеча проплывали, тертый, привык, что близ города всякий сброд шатается, а сговориться с кем-нибудь, за нож скажем, чтобы за городскую стену свез, — можно.

— Отличная мысль! Подгримируемся и попытаемся отыскать перевозчика, — подвел итог спору Эмрик, несмотря на недовольное ворчание Мгала. — Осталось решить, как нам быть с Тофуром и принцессами.

— Все мы в лодку все равно не влезем, и, чтобы вам спокойнее было, я готов провести ночь в той же деревне. За пару этих вот шкурок нас с принцессами в любой хлев, а то и куда получше пустят. — Тофур потряс небольшим свертком шкур, снятых с убитых им во время путешествия зверей. Как истинный охотник, он не мог пройти мимо добычи и знал цену своим трофеям. К тому же он прекрасно понимал, что до того, как ему удастся наняться в какой-нибудь попутный караван, надо будет какое-то время перебиваться в Чиларе. Да и мелочь всякая может в городе приглянуться, сторговать захочется, а шкурки, считай, те же деньги.

Эмрик вопросительно посмотрел на сестер. При слове «хлев» Батигар надула губки, а Чаг поморщилась, нетерпеливо притоптывая ногой и поглядывая на распахнутые ворота. Люди свободно входили в город, выходили из него. Где-то там, за стеной, жили их земляки, исфатейские унги-ры, которые, конечно же, не только с распростертыми объятиями примут в свой дом дочерей Бергола, но и помогут отобрать у этих наглецов столь желанный отцу кристалл.

— Я не собираюсь ночевать в деревне, — произнесла наконец Чаг. — Мы с сестрой идем в город прямо сейчас.

Батигар склонила голову, поковыряла носком изодранного сапога землю и, не поднимая глаз, тихо, но твердо сказала:

— Я буду ночевать в деревне.

— Ты?! В одном доме с этим вонючим кобелем, этим порождением глега, помесью Геньгу с пиявкой-переростком? — Чаг едва не задохнулась от возмущения.

— Вот именно. И чтобы со мной не случилось ничего худого, прошу тебя составить мне компанию. Пожалуйста. — Батигар осторожно взяла сестру за руку, и лицо Чаг внезапно исказила гримаса.

— Ну ладно, ладно! Нечего стоять: раз решили идти в деревню, так пойдем, незачем зря жилы тянуть! — бросила она злобно, донельзя раздраженная собственной уступчивостью, и первая зашагала к деревеньке, поблизости от которой они оставили связанные плоты.

Мастер Урогаль считал, что человек, прошедший ради дел Братства через Чиларские топи, безусловно, заслуживает уважения. А если человек этот в схватке с мечезубом потерял глаз и все же дошел до Чилара и держал себя так, как Заруг, — уважение, которое испытывают к нему единомышленники, должно быть не просто выражено словами, но и подкреплено чем-то более весомым. И Урогаль, старавшийся по мере сил поступать так, как подсказывала ему совесть, хотя получалось это у него далеко не всегда, о чем свидетельствовало присвоенное ему Белыми Братьями звание мастера, не поскупился. Он вызвал к своему неожиданному гостю лучшего лекаря, лучших банщиков, цирюльника и танцовщиц. Подарил ему тяжелый кошелек, наполненный полновесными золотыми монетами, подобрал достойную одежду и оружие, напоил, накормил и уложил спать едва ли не с самой очаровательной и дорогой из продажных женщин Чилара. Однако все это было сделано только после того, как Заруг завершил портрет Мгала. Пока он рисовал, спешно посланный гонец отправился в гавань, чтобы на первом же попутном судне отплыть с написанным Уро-галем посланием в Сагру. К тому времени как послание было составлено, гонец отправлен, портрет закончен, Заруг обласкан и передан в руки умельцев, получивших наказ возродить его к жизни, секретарь доложил Урогалю, что с портрета северянина снята дюжина копий, а работа над следующими идет полным ходом. Ждавшие в приемной мастера командиры патрулей Белых Братьев получили листки с изображением человека, которого во что бы то ни стало надо схватить, и выслушали распоряжения Урогаля о порядке патрулирования. К пяти городским воротам отправили пять групп, которые в ночное время, когда ворота закрыты, должны были следить, чтобы никто не перелез через стены Чилара. Четыре группы отправились наблюдать за пристававшими в черте города лодками. Оставшиеся четыре группы патрульных должны были обойти подозрительные места: постоялые дворы, харчевни, кабаки, дома терпимости и прочие заведения, где могли сыскать приют не слишком богатые и не желающие привлекать к себе чьего-либо внимания чужеземцы.. Следующую партию портретов Мгала получили тайные осведомители Урогаля, которые в особых наставлениях не нуждались и исчезли из Дома Белых Братьев так же тихо и незаметно, как и появились.

Близился вечер, но солнце стояло ещё довольно высоко, когда мастер Урогаль, завершив все перечисленные дела, придвинул кресло к столу мореного дерева и взял в руки кубок обильно сдобренного пряностями густого, темного, как свернувшаяся кровь, вина. Ему предстояло ещё обдумать планы на завтрашний день и сочинить историю кровожадного убийцы, маньяка и садиста Мгала Исфатейского, которую он собирался изложить поутру Владыке Чилара с тем, чтобы городские стражники, вооружившись изготовленными за ночь портретами этого мерзавца, тоже приняли участие в его поимке. Урогаль никогда прежде не обращался к Мадану за помощью и потому не сомневался, что просьба его отказа не встретит. Более того, если бы не этот случай, ему пришлось бы нарочно придумывать причину, чтобы обратиться к Мадану за помощью: необходимо было дать ему почувствовать, что он — истинный Владыка Чилара и что даже Белые Братья порой испытывают в нем острейшую нужду. После визита к Мадану Урогаль планировал обстоятельно побеседовать с Заругом, который мог рассказать много интересного об Исфатее, Владыка и жители которой едва ли отнеслись равнодушно к появлению в городе тысячи Белых Братьев — воинов, приведенных мастером Донгамом из Нортона. Кроме того, необходимо было хоть что-то разузнать о чиларских Черных Магах, пронюхавших уже, верно, о кристалле Калиместиара и способных одним движением изорвать сплетенную Урогалем паутину, в которую со дня на день должен был угодить северянин. Для завершения этой самой паутины ему ещё предстояло принять состоявших на жалованьи у Белого Братства контрабандистов, которых нечего было и думать разыскать днем, но, вероятно, удастся найти ночью. Судя по рассказу Заруга, Мгал этот далеко не глупец и ему не понадобится много времени, чтобы понять: самый верный способ незаметно покинуть Чилар — это отплыть на судне, везущем в Сагру контрабандные товары.

75
{"b":"19960","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Квартирант с приданым
Книга о вкусной жизни. Небольшая советская энциклопедия
Всё, что должен знать образованный человек
Жуй, глотай
Мужчины, женщины и отношения. Как достигнуть мира и гармонии с противоположным полом
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Ты изменил мою жизнь
Далекое близкое
Мертвые не умеют смеяться