ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потолковать с северянином страстно желал и мастер Урогаль, так много сделавший для этого, и все же больше всех в Чиларе хотел встретиться с похитителем кристалла Калимес-тиара Заруг. Он грезил об этой встрече днем и ночью и в конце концов решил, что если ей не суждено произойти в Чиларе, то уж в Сагре-то она обязательно состоится. Мастеру Урогалю тоже хотелось верить в это. Он подыскал для Заруга место на корабле, снабдил его всем необходимым для путешествия и вручил письмо, которое тот должен был передать в руки мастеру Белых Братьев Сагры. Письмо это, написанное от имени двух мастеров Братства — Донгама и Урога-ля, — содержало в себе категорическое требование любой ценой задержать северянина и завладеть ключом к сокровищнице Маронды.

Часть вторая. ГЛЕГОВА ОТМЕЛЬ

Глава первая

СЕСТРЫ

Почтительно кланяясь, Кенгар проводил принцесс из Амаргеев до дверей трапезной и сделал знак рабыне, чтобы та отвела гостей в их комнаты, где бы они могли отдохнуть до визита к Смотрителю городских фонтанов. Когда девушки, успевшие помыться и привести в порядок волосы, переодеться в подаренные Кенгаром роскошные одежды и отобедать с гостеприимным исфатейским унгиром, вышли из зала, более чем радушно принявший их земляк подошел к замаскированной красочной драпировкой нише и отодвинул занавес:

— Приветствую тебя, уважаемый Мор-Галаб. Надеюсь, ты пришел вовремя и успел разглядеть моих знатных посетительниц? — Кенгар жестом пригласил смуглого желтоглазого мужчину, внешность которого неопровержимо свидетельствовала, что родиной его был Шим, пройти к столу.

— Я видел их, — коротко отозвался Мор-Галаб и опустился на предложенный ему унгиром стул с высокой спинкой. — Это дочери Бергола, принцессы Исфатеи, с которыми мечтает встретиться Смотритель фонтанов.

— Рад, что тебе доводилось видеть их и ты не усомнился, что перед тобой действительно дочери покойного Бергола, бывшие принцессы Исфатеи, которых хочет лицезреть и скорее всего приберет к рукам Нарм, состоящий на службе у Черного Магистрата. — Кенгар обаятельно улыбнулся и придвинул гостю блюдо с фруктами.

Этот высокий, пышущий здоровьем, уверенный в себе мужчина средних лет являл собой полную противоположность маленькому и сухонькому, с лицом сморщенным, словно печеное яблоко, уроженцу Шима. Широкая добродушная улыбка Кенгара часто вводила людей в заблуждение, — казалось, улыбаться так открыто мог лишь человек с чистой совестью, простодушный, не ведающий лукавства и не способный к двурушничеству. Однако Мор-Галаб, Торговец людьми, поставлявший невольников для двора самого Гор-Багана — солнцеподобного властителя Магарасы, — заключивший с Кенгаром немало разнообразнейших сделок, знал, что бескорыстие, честность, великодушие и широта души не относятся к тем качествам, которыми Грозноглазый, Змееру-кий и Змееногий Горалус одарил его при появлении на свет.

— Я бывал в Исфатее и сразу узнал принцесс, — подтвердил Мор-Галаб, пригубив из бокала, который собственноручно наполнил ему Кенгар, предусмотрительно отославший из трапезной слуг и рабов. — Но не из-за них же ты посылал за мной? Твой человек сказал, что у тебя есть хороший товар…

— Товар есть, и ты его видел. Одну из принцесс я готов уступить тебе, причем не дорого…

— Ты хочешь объявить войну Черному Магистрату? Это дело твое, но не впутывай в него меня, — сухо сказал Мор-Галаб и взял с блюда ломтик засахаренной ваньги.

— Разве Гор-Баган — друг Шима и Черных Магов? Не думаю, чтобы он отказался пополнить свой гарем исфатей-ской принцессой. Северянки, я слышал, высоко ценятся в Магарасе. — Кенгар повертел массивный перстень, украшавший безымянный палец его правой руки, и посмотрел на собеседника из-под полуприкрытых век. Мор-Галаб, бежавший из Шима после того, как Владыкой города стал племянник магистра Эрзама, не питал любви к Черным Магам. Кроме того, он был не трус и как нельзя больше подходил для задуманного унгиром дела.

— Гор-Баган находится под защитой крепостных стен и отборного войска и, разумеется, согласится пополнить свой гарем такой смазливой девчонкой, как Батигар, даже если на него ополчится весь Черный Магистрат. Однако я, в отличие от него, не имею ни крепостных стен, ни войска, и, если Смотритель фонтанов узнает, что его добыча, попав ко мне, вопреки договоренности не доставлена к нему, жизнь моя сильно изменится к худшему, а может и вовсе прерваться, что было бы крайне досадно. — Интересно, кого еще, кроме Торговцев людьми, успел обработать Нарм? — задумчиво пробормотал Кенгар, а вслух спросил: — Почему ты назвал Батигар?

— В гаремы Магарасы не берут женщин, а женщин-воинов — тем паче. Ты ведь не слепой и должен видеть: Чаг можно сбыть разве что на каменоломни, да и там с ней будет слишком много хлопот.

— Хорошо, бери Батигар. Тридцать золотых и полная тайна. Никто ничего не узнает. Твои люди могут захватить её сегодня вечером, когда мы отправимся к Смотрителю фонтанов.

— Грозноглазый лишил тебя разума? — В тихом голосе Мор-Галаба послышалась неприкрытая злоба. — И ради того, чтобы предложить мне это, ты оторвал меня от дел? Я не дам за неё и полугана, если ты не объяснишь, ради чего все это затеваешь. Ты не нищий, чтобы из-за пригоршни солов нарываться на ссору с Нармом.

Кенгар кисло усмехнулся:

— Я сделаю все, чтобы он об этой сделке не узнал. Ты, я думаю, тоже. Насколько мне известно, Черные Маги причинили тебе немало зла, а куш за принцессу из рода Амаргеев ты сможешь отхватить изрядный.

— Зачем тебе нужно продавать Батигар? — упрямо повторил вопрос Мор-Галаб. — Это месть Берголу за то, что тот выслал тебя из Исфатеи? Ты и там ухитрялся приторговывать людьми?

Лицо Кенгара на мгновение потемнело, а потом на устах его вновь засияла улыбка.

— Приятно иметь дело с умным человеком, особенно если учесть, что последнее время мне везет в основном на полудурков. Нет, в Исфатее я не торговал людьми — на севере, как ты знаешь, к рабству относятся с большим неодобрением, не то что в Чиларе, не говоря уже о Сагре, Шиме, Манагаре или Магарасе. Продавать там рабов некому, а отправлять на юг — хлопотно и накладно, прибыль можно получить, только если по уши в этом деле увязнешь. Так что торговля тут ни при чем.

— Значит, женщина; больше ты, кажется, ничем не интересуешься, — предположил заинтригованный внезапной откровенностью унгира Мор-Галаб.

— Вот это в точку. Имел я глупость увлечься женой Бергола, но была эта любовь без взаимности. Более того, всеми доступными ей способами супруга Владыки Исфатеи давала мне понять, что я ей не пара, что считает она меня недостойным своего внимания и даже презирает. Я бы воспринял это как должное, если бы как раз тогда во дворце не разразился скандал. Бергол уличил свою жену в любовной связи с хорошеньким унгиром из Рагира. Скандал кое-как замяли, унгиру, от связи с которым родилась Батигар, удалось избежать расправы, супругу свою Владыка Исфатеи отправил в изгнание и, продолжая испытывать желание ещё на ком-нибудь сорвать зло, обвинил меня в том, что именно я, увиваясь вокруг его жены, служил посредником между ней и её возлюбленным. Объяснять ему, что увивался я за ней совсем с другими намерениями, было бесполезно и неблагоразумно, и мне, чтобы избежать больших неприятностей, пришлось срочно покинуть Серебряный город.

— Ага! — удовлетворенно буркнул Мор-Галаб. — Стало быть, все же запоздалая месть.

— Мм-м… — Кенгар снова принялся крутить перстень. — До сегодняшнего дня я не думал о мести, но Батигар очень похожа на свою мать и вела себя столь же вызывающе, хотя, право, имеет для этого значительно меньше оснований.

— Но ведь она ещё не знает о гибели Бергола?

— Нет, я не стал торопить события, и, полагаю, это вряд ли хоть как-то повлияло бы на её поведение. — Кенгар отвел взгляд от сиявших алым пламенем граней рубина и поднял глаза на торговца людьми: — Теперь ты понимаешь, почему я не собираюсь отдавать Батигар Смотрителю фонтанов? Во-первых, я не знаю планов Черного Магистрата, которому, быть может, выгодно посадить её на исфатейский престол, во-вторых, я намереваюсь сам извлечь хоть что-то из столь удачно сложившейся ситуации, а в-третьих, Нарм, получив Чаг, должен быть благодарен мне уже и за это. Одна принцесса лучше, чем ничего.

78
{"b":"19960","o":1}