ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из-за него, проклятого желтоглазого, она вынуждена была рассказать Нганье и Дадават байку, будто бы ей не удалось пробраться к храму Балаала сквозь стену тростника, и, хотя подруги не оспаривали ее рассказ, спор их признан был разрешившимся не в пользу Ильяс.

В довершение всего она, сама того не желая, стала сравнивать с желтоглазым увивавшихся за ней юношей, одного из коих должна была через полгода назвать своим мужем, и выглядели они на его фоне весьма бледно. Чумдаг — спесив, Бокко — наивен и мягкосердечен, как девица из провинции, Дунгу — слишком нахален и самоуверен, а Ридрок — самый старший из них и самый представительный — стал вдруг казаться невыносимо пресным и правильным. Настолько пресным, что, приняв приглашение его составить с ним пару для участия в празднике Цветущих Деревьев, она, по зрелом размышлении, решила сбежать от нудного партнера при первой же возможности.

Имелась, впрочем, и еще одна причина, побуждавшая Ильяс покинуть Ридрока после общения с Древом Исполнения Желаний. Называть ее главной девушке не хотелось, однако лукавить перед собой не было никакого смысла, и она таки призналась себе, что намерена отыскать среди гостей императорских садов не дававшего ей покоя человека из клана Огня. Зачем ей было видеть его и что она собиралась ему сказать, Ильяс не имела пока ни малейшего представления и не слишком над этим задумывалась. Главным было отыскать его в толпе Небожителей.

Желание разузнать что-нибудь о желтоглазом возникло у нее, как только она вернулась от Мельника, но сделать это, как выяснилось, оказалось не так-то просто. Газахлар, прекрасно ориентировавшийся в родословных и отношениях между ныне здравствующими представителями знатных семейств Мавуно, отделался от нее несколькими туманными фразами, из коих следовало, что последние отпрыски одного из древнейших родов империи сгинули сразу же после прихода к власти Димдиго. Учитывая, что Газахлар мог сутки напролет разглагольствовать об исчезновении старых кланов, правах наследования родовых знаков, появлении старших, средних и младших ветвей, которые образовали потомки первых семей империи, имевших, как ведомо всем, божественное происхождение, ответ этот не мог не навести Ильяс на кое-какие размышления. Тем паче что отец, вместо того чтобы в очередной раз, как делал он это обычно к месту и не к месту, начать толковать о древности их рода, оставшегося — увы и ах! — самым старым и, следовательно, самым почитаемым в империи, мрачно осведомился у дочери, с каких это пор ее стала занимать судьба клана Огня и чем вызван этот более чем странный интерес.

«Вай-ваг! Папочка встревожился не на шутку, стало быть, что-то с этим кланом произошло неладное!» — мысленно поздравила себя форани с прикосновением к еще одной тайне и вдохновенно наврала отцу, что Дадават была наказана учителем за одно только упоминание о клане Огня.

— Н-да-а-а… Говорил я Димдиго, чтобы не пренебрегал клановым родством! А теперь, извольте видеть, прорастают даже те семена, что брошены были на базальтовую скалу… — невнятно пробурчал Газахлар и, оставив нетронутой чашу с излюбленным кишмишем, не глядя на дочь, прошествовал в свой кабинет.

Наученная опытом общения с отцом, в библиотеке Ильяс поинтересовалась историей нескольких старинных кланов, в списке которых клан Огня стоял на предпоследнем месте. И естественно, как раз он не упоминался ни в одном трактате, ни в одном манускрипте, выданном ей для прочтения в полутемном и совершенно пустом зале. Дальнейшие изыскания девушка сочла за лучшее на время прекратить, возложив все надежды на приближающийся праздник Цветущих Деревьев, приуроченный в Мавуно ко времени цветению хасы — священного дерева огня, высоко чтимого по всему Южному континенту.

Древесина хасы горит долго, чистым и ясным пламенем, почти не давая копоти. Из нее испокон веков делали факелы, щипали лучину для светцов, а в качестве дров она использовалась лишь в храмовых поварнях для приготовления шагачгани — очищающей пищи. Из семян хасы делают бусы, оберегающие от сглаза, морока и прочих происков колдунов. Чаши, выточенные из нее, считаются целительными, а угольки хасы кидают в корабельные бочки для очищения воды. Потому-то маронг — дерево с невероятно прочной древесиной темно-красного цвета, за которую щедро платят купцы из Аррантиады и Саккарема, — высоко ценится воинами, скульпторами и состоятельными людьми, а хаса, хотя и считается деревом жрецов, священна для всех обитателей Мономатаны. Неудивительно, что обитатели Мавуно почитают хасу как легендарное Древо Исполнения Желаний, именуемое иными народами Древом Жизни или Древом Мироздания.

Не будучи в достаточной степени набожной, Ильяс не верила, что растущее на верхней террасе императорского сада Древо в состоянии и впрямь исполнить чье-либо желание, но в этот раз она и не собиралась его ни о чем просить В худшем случае она дождется, когда под Древом появится императорский летописец, и задаст ему несколько вопросов о клане Огня. С каждым годом старый Кальдука все реже выбирается из дому, все неохотнее принимает посетителей и отвечает на своекорыстные вопросы Небожителей, однако ей-то он не откажет, ибо не забывает при встречах помянуть, как качал ее некогда на ноге. В лучшем же случае она встретит у Древа самого желтоглазого, поскольку человек из клана Огня не может не прийти поклониться священному дереву огня, входящему не только в герб Мавуно, но и в его родовой герб..

— Последние дни ты сама на себя не похожа. А нынче так жалобно стонала во сне, будто тебя на куски режут, — испытующе глядя на Ильяс, сказала Дадават ранним утром, в канун праздника Цветущих Деревьев.

От особняка, принадлежащего родителям Дадават, было рукой подать до императорского дворца, и потому вот уже третий год Ильяс и Нганья съезжались к ней накануне праздника, чтобы поутру одними из первых попасть к Древу Исполнения Желаний. Кому охота толкаться в толпе перед входом в императорские сады в самое жаркое время дня или же прибыть туда, когда празднество будет в разгаре и Небожители начнут разбредаться по затененным террасам, дабы поболтать в относительном уединении, наслаждаясь изысканными яствами и напитками?

— Ночь была душной, как бы не разразилась гроза, — ляпнула Ильяс первое, что пришло в голову, припомнив давешние жалобы Мутамак на ломотье в костях.

Этой ночью ей опять снился человек из клана Огня, но говорить об этом подругам и тем более пересказывать свой сон она не собиралась. Нынешние грезы ее были столь ярки и откровенны, что, поведай она хотя бы малую их часть, закрепившаяся за ней слава скромницы и недотроги рухнула бы в одночасье. В снах ее, казалось, оживали фризы, украшавшие стены святилища Эрентаты — Богини наслаждений, и при одном только воспоминании о них девушка чувствовала, как твердеют ее груди и жаром наливается низ живота. Какое счастье, что Нганье и Дадават ничего не известно о посещающих ее сновидениях! Сумей они каким-нибудь чародейским способом подсмотреть их, то-то повеселились бы за ее счет! А может быть, позавидовали? Как знать..

— Тучи собираются. Как бы и впрямь не было грозы. И не к добру это, и веселье нам испортит, — озабоченно промолвила Нганья, глядя в высокое окно, из которого были отчетливо видны вздымавшиеся над зелеными террасами императорских садов купола дворца, кажущиеся ослепительно белыми на фоне темно-синего неба, сливавшегося где-то у горизонта с удивительно грозным в этот утренний час морем.

— Может, нам лучше и вовсе носу из дома не высовывать? Я могу пригласить молодых оксаров в гости, и мы славно проведем время, не рискуя промокнуть до нитки и испортить карнавальные костюмы, — предложила Дадават. — Для того чтобы исполнить мои скромные желания, мне вовсе не обязательно обращаться к Цветущему Древу.

— О Эрентата! Знаем мы твои желания! Выпить сладкого пальмового вина и потискаться с Чумдагом или Дунгу! — поражаясь собственному лицемерию, обличающим тоном промолвила Ильяс.

— Ух ты наша скромница! Послушать тебя, так ты воистину ходячая добродетель! — Высокая, плотнотелая Дадават звонко хлопнула себя ладонями по не по возрасту могучим бедрам. — А знаешь, Нганья, что она во сне бормотала? — обратилась Дадават к подруге, которая, несмотря на обилие украшений, призванных подчеркнуть ее женственность, все еще напоминала наряженного в девичьи одежды мальчишку.

16
{"b":"19965","o":1}