ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дэв вопросительно приподнял брови:

— Убить?

Похоже, что для сэта это не представляло морально-этической проблемы.

— Нет, связать, — я сдернула с плеч кожаную сбрую, заменявшую ножны, и бросила ее Суоду. — Да покрепче, чтоб раньше времени не выпутался...

Старик вдруг расхохотался каркающим истеричным смехом:

— Зря! Зря стараешься! Уж он все знает! Все! — на последнем выкрике голос подвел библиотекаря и сорвался.

— И рот ему заткните, а то он своими воплями весь замок на уши поставит.

Суод попытался накинуть на корчившегося от смеха хранителя ременную петлю, но тот, с неожиданной для своего возраста прытью, увернулся, сильно пнув сэта в голень. Вместо того, чтобы бежать по освободившемуся проходу к двери, он с глухим рыком бросился прямо на нас с Дэвом, крепко сжимая в руке тонкий нож — такими обычно вскрывают письма. Когда и где он успел его взять, времени сообразить не было.

Сэт попытался дернуть меня за ворот, чтобы отшвырнуть в сторону от обезумевшего библиотекаря, но не успел. Старик со всего маху напоролся на рефлекторно выставленный мною вперед клинок.

Несколько мгновений я видела только блеклые глаза, из которых быстро, словно вода через брешь в плотине, уходила жизнь. Потом хранитель обмяк, нож, звякнув о каменный пол, выпал из разжавшейся руки. Я рванула клинок на себя, и тело неудачливого воителя последовало за своим нелепым оружием. Залитое кровью лезвие меча при тусклом свете ламп отливало багряным. Он был доволен, насколько может быть довольна переполненная ненавистью железяка.

— И что теперь? — вопрос Дэва поглотила навалившаяся тишина.

Я проглотила комок, застрявший в горле. Сейчас не было времени на сожаления и муки совести, и все-таки от вида расплывающейся по полу лужи крови меня бил озноб. От понимания того, что получись у старика уйти отсюда живым — я не прожила бы и до вечера, легче не становилось.

— Черт, я не хотела...

— Хотела, не хотела — какая разница? Сабиры чуют чужую смерть. Скоро сбежится половина замка, — Суод поднял с пола нож и засунул его за голенище сапога, затем снял плащ, чтобы тот не помешал в предстоящей драке.

— Не сбежится. Ничего они не почувствуют, над нами тонны камня, который не испытывает к сабирам симпатии. Да и оборванец экранирует замок не хуже свинца.

— С чего ты взяла?

— Просто знаю. Но все равно, нужно торопиться. В любую минуту сюда может спуститься командор, возжелавший вечернего чтива, а с ним так же легко справиться не получится.

Чтобы обернуть труп и вытереть пятна на полу, пришлось пожертвовать моим плащом. Коротко посовещавшись, решили оставить тело на лестнице, по которой пришли сюда — запечатанную дверь никто, кроме меня, открыть не мог.

Сэты спрятали тело у основания лестницы, там, где оставался незавершенным очередной виток ступеней. Потом Дэв возвратился в библиотеку, взял с полки светильник и вернулся обратно.

— Кровь есть кровь. Она нужна для обряда, так почему бы не воспользоваться тем, что имеется? — Дэв невозмутимо отвинтил пробку и вылил светящееся содержимое склянки прямо на ступени, отчего те засияли зеленым болотным свечением. — Правда, это уже мертвая кровь, но в пергаменте ничего не говорится насчет того, что она должна быть живой.

На процесс выцеживания крови из трупа я предпочла не смотреть. Сэты управились быстро.

— Что теперь? — Суод выглядел обеспокоенным, но довольным. Похоже, что сэтам, как и клинку, для счастья требовалось только одно — убивать людей.

— Надо сматываться из замка. Библиотекаря скоро хватятся. Вряд ли его найдут, но переполох поднимут.

— Ту девку никто не искал.

— Не искали, потому что ее убийство было лично санкционировано его превосходительством командором, и не догадаться об этом может лишь круглый идиот, — рявкнула я. — Ее выманили из замка. Скорее всего, запиской или письмом. Вам кинули подачку, чтобы вы убедились в силе оборванца. А остальным сабирам наверняка сообщили, что она уехала навестить престарелую бабушку.

— Зачем это командору? — спросил Суод.

— Затем, чтобы вы поверили этому бродяге. Поверили в то, что он Ворон. Как видите, у командора почти получилось — оборотни и ольт купились. Вы — нет, — я выдохнула и продолжила. — Только не спрашивайте, зачем командору это понадобилось. Я не знаю, но, возможно, узнаю, если смогу добраться до Аметистовых гор.

— В таком случае, нужно двигаться живее, — Дэв схватил меня за шкирятник, как котенка, и забросил к себе на спину. Сэты двигались с фантастической скоростью — не прошло и полминуты, как меня аккуратно стряхнули со спины у круглого люка выхода.

Скрестив пальцы, и мысленно прося замок, чтобы кочующая площадка оказалась как можно дальше от людных мест, я надавила на рычаг. В этот раз мозаика отъезжала медленно, словно сверху ее удерживало что-то тяжелое. Наконец плита, поднапрягшись, со скрежетом ушла в сторону, свалив нам на головы целый сугроб снега.

Выбравшись наружу, я поняла, что замок играет на нашей стороне, и выполнил мою просьбу по максимуму: тайный ход вывел прямо к полуразрушенной стене около башни нелюди. На землю уже опустились прозрачно-фиолетовые сумерки, и растрескавшиеся черные блоки стены выглядели на этом фоне, как картонная декорация в кукольном театре.

— У нас есть время, чтобы взять из башни все необходимое? — спросил Суод.

— Может и есть, только возвращаться в башню вам не стоит.

— Думаешь, они захотят нас задержать? — самодовольно хмыкнул Дэв. — Оборотням не осилить меня, даже если они навалятся всем скопом.

— Зато на выяснение отношений уйдет намного больше времени, чем на короткий визит за забытыми вещами. Да и вам дело придется иметь не только с оборотнями, но и с бродягой, а границы его способностей пока еще неизвестны.

— Ты замерзнешь без теплой одежды, — сказал Дэйв.

Он был прав. Лишившись мехового плаща, я осталась только в парчовой куртке, тонкой хлопковой рубашке и шелковых брюках — не лучшая экипировка для горной прогулки. Оставалось только надеяться, что мой организм успел адаптироваться к холоду: за короткое пребывание в этом мире я видела уже две зимы и всего лишь крохотный кусочек промозглой осени — понятие «тепло» отошло в разряд научной фантастики.

— Ерунда, — отмахнулась я.

— А серебряное блюдо? — напомнил Суод.

— Обойдемся без шика. Сдается мне, драконам глубоко начхать, в какой посудине им подадут кровь. Так что заканчиваем трепаться и начинаем действовать. Вы оба идете со мной?

Сэты синхронно кивнули.

— Вот и славно, — честно говоря, я панически боялась, что в последний момент нелюди передумают, и мне одной придется распутывать клубок мрачных тайн и жутковатых загадок. — Перебираемся через стену.

Легче сказать, чем выполнить. В отличие от сэтов, взлетевших на стену двумя белками, я навыками альпиниста не обладала. Пришлось, помогая себе ругательствами и используя меч вместо крюка, упорно карабкаться вверх добрый десяток минут. «Если ты сейчас такая быстрая, то что будет в горах? » — подбодрил скептически настроенный внутренний голос.

Наконец, последний раз подтянувшись, я шлепнулась на широкий гребень стены. И с этим движением что-то словно нарушилось в хрупком балансе замка — он содрогнулся до самых основ, раз, потом еще и еще. От сильных толчков старый раствор, сдерживающий камни стены, окончательно распался на молекулы, и огромные блоки стали медленно расползаться в разные стороны прямо у нас под ногами.

— Живее! Вниз! — сэты сориентировались первыми.

Суод рванул меня за куртку, буквально вздергивая на ноги. Дальше начался самый странный марафон в моей жизни. Стена падала, а мы, словно три безумных бурундука-спасателя, перепрыгивали с блока на блок, с каждым неверным движением рискуя остаться под завалами. Высота стены здесь была около десяти метров — чертовски высоко, если знаешь, что сейчас придется падать.

— Держись! — Дэв прыгнул куда-то влево, утягивая за собой меня и брата.

«С приземлением!» — пискнул внутренний голос, когда мы кубарем слетели в высокий сугроб, который успело намести у подножия.

47
{"b":"19966","o":1}