ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прости меня, Джиллиан, но меня злит, когда он так ведет себя за моей спиной.

— Я не согласилась, Куин, так что это неважно.

— Как он к этому отнесся?

Джиллиан вздохнула. Горец плохо воспринял отказ: у нее даже возникло ощущение, что ей едва удалось избежать опасного проявления его дурного нрава.

— Не думаю, чтобы Рэмси Логан привык получать отказы. Мне показалось, что он рассвирепел.

Куин рассматривал ее какое-то время, затем сказал:

— Джиллиан, девочка, я не собирался тебе этого говорить, но, полагаю, ты должна знать это, чтобы принять мудрое решение. У Логанов много земли, но мало золота. Логану нужно жениться, и жениться хорошо. Ты была бы подарком судьбы для его обедневшего клана.

Джиллиан бросила на него удивленный взгляд.

— Куин! Не могу поверить, что ты пытаешься опорочить моих женихов. Господи! Рэмси утром потратил четверть часа, пытаясь опорочить тебя и Гримма. Что это с вами, мужчины?

Куин напрягся:

— Я не пытаюсь опорочить твоих женихов, я говорю тебе правду. Логану нужно золото. Его клан умирает с голоду, и так продолжается уже много лет. Последнее время им едва удается сохранить за собой свои земли. В прошлом Логаны за звонкую монету шли в наемники, но в последние годы было так мало войн, что работы наемнику нигде не найти. Земля требует денег, а деньги — это то, чего у Логанов никогда не было. Ты была бы ответом на каждую их молитву. Прости меня за грубость, но если Логану удастся заполучить богатую невесту Сент-Клэр, его клан провозгласит его своим спасителем.

Джиллиан задумчиво покусывала губу.

— А ты, Куин де Монкрейф, почему ты желаешь обвенчаться со мной?

— Потому, что ты мне глубоко небезразлична, девушка, — просто ответил Куин.

— Возможно, мне следует спросить Гримма о тебе?

Куин закрыл глаза и вздохнул.

— Что же, собственно, не так с Гриммом в качестве кандидата в мужья? — наседала она, решив все выведать.

Взгляд Куина стал сочувственным.

— Мне бы не хотелось быть жестоким, но он никогда на тебе не женится, Джиллиан. Всем известно, что Гримм Родерик поклялся никогда не жениться.

Джиллиан не позволила Куину увидеть, как сильно его последние слова подействовали на нее, и прикусила губу, чтобы с ее уст не сорвались никакие опрометчивые слова. Она уже почти набралась смелости спросить его, почему это так, и действительно ли Гримм заявлял такое, когда ужасный взрыв потряс замок.

Стекла в рамах задребезжали, стены содрогнулись, и Джиллиан и Куин вскочили на ноги.

— Что это было? — ахнула она.

Куин подлетел к окну и выглянул во двор.

— О Боже! — закричал он. — Конюшни горят!

Глава 21

Джиллиан помчалась вслед за Куином, снова и снова выкрикивая имя Гримма, не обращая внимания на удивленные глаза прислуги и потрясенные взгляды Кейли и Хэтчарда. Взрыв поднял весь замок. Хэтчард стоял во дворе и выкрикивал распоряжения, организуя борьбу с враждебным пламенем, пожиравшим конюшни и пробиравшимся на восток, к замку.

Осень была достаточно сухой, чтобы огонь быстро вырвался из-под контроля, и теперь он уничтожал здания и урожай. Многолюдная деревушка из мазаных глиной соломенных хижин вспыхнула бы, как сухая трава, если бы пожар добрался до нее. Несколько подхваченных ветром искр могли уничтожить всю долину. Джиллиан постаралась вытолкнуть тревогу на задворки своего сознания; ей надо было найти Гримма.

— Где Гримм? Кто-нибудь видел Гримма?

Джиллиан проталкивалась сквозь толпу людей, заглядывая в лица, отчаянно стремясь увидеть горделивую осанку, проницательные голубые глаза, везде высматривая очертания большого серого жеребца.

— Не геройствуй, не геройствуй, — бормотала она себе под нос. — Хоть раз побудь просто человеком, Гримм Родерик! Побудь в безопасности.

Она не понимала, что произносила эти слова вслух, пока Куин, внезапно появившийся в толпе рядом, не посмотрел на нее внимательно и не покачал головой.

— Ох, девушка, ты его любишь, да?

Джиллиан закивала, и глаза ее наполнились слезами.

— Найди его, Куин! Спаси его!

Куин вздохнул и кивнул головой.

— Оставайся здесь, девочка. Я найду его для тебя. Обещаю.

Воздух прорезал жуткий крик попавшей в ловушку лошади, и Джиллиан резко повернулась к конюшням, ее душу пронзила ужасная догадка.

— Он ведь не может быть там, так ведь, Куин?

Выражение лица Куина словно вторило ее страхам. Ну, конечно же, мог, и наверняка он находится там. Гримм не мог стоять в стороне и наблюдать за тем, как гибнет его конь. Джиллиан точно знала это; он сам рассказал ей это в тот день, в Дурркеше. Для него крик ни в чем не повинного животного был столь же невыносимым, как и крик раненого ребенка или напуганной женщины.

— Ни один человек не смог бы выжить в этом аду.

Джиллиан не отрывала глаз от адского огня. Языки пламени взлетали вверх — высокие, как замок, ярко-оранжевые на фоне черного неба. Огненная стена дышала таким жаром, что почти невозможно было на нее смотреть. Джиллиан прищурилась, в отчаянной попытке разглядеть прямоугольное очертание конюшни, но тщетно. Ничего не было видно — лишь огонь.

— Ты права, Джиллиан, — медленно произнес Куин. — Человек не смог бы.

Словно во сне, девушка увидела, как в пламени выросла какая-то фигура. Как в каком-то кошмарном видении, бело-оранжевые языки пламени замерцали, за ними зарябил расплывчатый темный силуэт, из пламени вырвался всадник, помчался к озеру и вместе с лошадью ринулся в его прохладные воды. Послышалось шипение. Джиллиан затаила дыхание и выдохнула, лишь когда конь и седок вновь появились на поверхности.

Ободряюще кивнув, Куин понесся прочь, чтобы присоединиться к сражению против огненного ада, угрожавшего Кейтнессу. А Джиллиан, спотыкаясь, помчалась к озеру, к своему возлюбленному.

Когда Гримм стал выводить Оккама на каменистый берег, она бросилась к нему, упала в его объятия и спрятала лицо на его мокрой груди. Гримм прижал ее к себе, пока та не перестала дрожать, затем отстранил и нежно утер ей слезы.

— Джиллиан, — проговорил он грустно.

— Гримм, я думала, что потеряла тебя!

Она покрыла неистовыми поцелуями его лицо, ощупывая руками его тело, чтобы убедиться, что он не пострадал.

— О Боже, да у тебя даже нет ожогов, — озадаченно заметила она.

Хотя одежда висела на нем обуглившимися лохмотьями, а кожа немного порозовела, на гладком теле не было ни единого волдыря. Джиллиан посмотрела на Оккама — его, похоже, тоже пощадил огонь.

— Как такое возможно? — удивилась она.

— Ему опалило шкуру, но в целом с ним все в порядке. Мы быстро мчались, — сказал Гримм.

— Я думала, что потеряла тебя, — повторила Джиллиан.

Заглянув ему в глаза, она была поражена неожиданной и ужасной мыслью: хотя он и вырвался из пламени чудесно невредимым, ее слова отражали истину. Она действительно потеряла его. Как и почему, она не имела ни малейшего представления, но его сверкающий взгляд был полон сдержанной грусти. Он собирался уйти.

— Нет! — закричала Джиллиан. — Нет! Я не позволю тебе уйти! Ты не оставишь меня!

Гримм потупил взгляд в землю.

— Ну нет же! — настаивала она. — Посмотри на меня.

Его взгляд помрачнел.

— Я должен уйти, девочка. Я больше не навлеку на это место новых бед.

— Почему ты думаешь, что этот пожар из-за тебя? — спросила Джиллиан, борясь со своим собственным инстинктом, подсказывавшим, что пожар действительно был связан с ним. Она не знала причины, но тем не менее была уверена, что это правда.

— О! Ты такой самонадеянный, — смело напустилась она на Гримма, решив убедить его в том, что правда не была правдой — она была готова всеми правдами и неправдами удержать его.

— Джиллиан, — с досадой вздохнул он и потянулся к ней.

Джиллиан стала отбиваться от него кулаками.

— Нет! Не прикасайся ко мне, не обнимай меня, если это означает прощание!

— Я должен, девочка. Я пытался рассказать тебе — Господи, я пытался сказать это самому себе! Мне нечего предложить тебе. Ты не понимаешь, что все это невозможно. Как бы сильно я этого ни желал, я не могу предложить тебе той жизни, которую ты заслуживаешь. Такое, как этот пожар, случается со мной постоянно, Джиллиан. Быть рядом со мной опасно. За мной охотятся!

46
{"b":"19970","o":1}