ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, бедная Лиза, блистательная королева эльфов не придет тебя спасать... Что ж, может, это и к лучшему. Теперь Лиза знала, что останется с Цирценом и, возможно, смирится с тем, что будет постепенно стареть у него на глазах.

Она вновь почувствовала беспокойство Цирцена и на тот раз ответила волной любви и заверениями, что не покинет его.

– Так что ты хотела, смертная? – раздался у нее за спиной хрустально-ледяной голос, холодный, как все снега мира.

Глава 25

–Ты так смотришь на луну. Может, ты хочешь слетать туда? Или потрогать звезды? Если, конечно, у тебя нет более... земного желания.

Лиза замерла. Такой голос не мог принадлежать никому из смертных. Его нечеловеческая бесстрастность наверняка пробуждала страх в душе каждого, кто его слышал.

Лиза медленно повернулась и едва не задохнулась от охватившего ее чувства восторга перед ослепительно прекрасным обликом этого создания.

– Господи, – прошептала она. – Какое совершенство! Видение царственно кивнуло.

– Да. Мы совершенства. Но не боги, хотя многие называют нас детьми богини Дану.

Лиза облизнула пересохшие губы, не отрывая взгляд от изумительного создания. У королевы эльфов были серебристые волосы, и ночной воздух мерцал и переливался вокруг нее в лунном свете. Глаза необычного разреза были неописуемого цвета, словно поблескивающий на солнце хвост русалки. Высокие точеные скулы, пухлые губки с чуть приподнятыми, словно в полуулыбке, уголками. Золотистая кожа и совершенно прозрачное платье, не скрывающее ничего, заставили Лизу почувствовать себя двенадцатилетней девчонкой.

Совершенство.

– Так что же ты хотела? – в бесстрастных глазах королевы мелькнула искра любопытства. – Ты приоткрыла эти врата своей кровью, так давай, загадывай желание, пока я не устала от тебя.

Лиза сглотнула. Вот он, ее шанс! Все, что нужно сделать, – это сказать, что она хочет домой к маме. Но могла ли она бросить Цирцена? Да и жива ли еще ее мама?

– Да, – кивнула королева эльфов.

– Что? – ахнула Лиза.

– Твоя мать жива. Если ты называешь это жизнью. Тело – это проклятие смертных. Она умирает.

– Откуда ты знаешь, о чем я думаю? – прошептала Лиза.

Королева засмеялась, и Лиза на секунду позабыла и о больной матери, и о своей любви к Цирцену, и о том, что она человек. Ей хотелось только одного – остаться рядом с королевой, прикасаться к ней, дышать воздухом, который выдыхает она, танцевать босиком при лунном свете. Смех королевы на секунду околдовал ее.

– Я одна из Туата-Де Данаан. Нам известно все. Так чего же ты хочешь? Отправиться домой умирать вместе с матерью? Это так важно для тебя? Ради этого ты оставишь лорда, который тебя любит?

– Мне надо подумать, – слабым голосом сказала Лиза.

– Но ты вызвала меня сейчас.

– Я не думала, что у меня получится, и не успела придумать желание.

– Если тебе надо подумать, то не следовало звать меня. – Королева эльфов нахмурилась, и тут же порыв ветра взметнул опавшие листья вокруг шиана.

– Мы и есть Шотландия, – объявила королева. – Когда-то эта земля рыдала, когда плакали мы, и расцветала, когда мы танцевали. А теперь все идет своим чередом...

– Это потому что вы отрешились от земных забот, – вырвалось у Лизы. – Это время сделало вас такими?

Королева подняла бровь, словно запрещая смертной говорить на недозволенные темы.

– Я имею в виду, – торопливо заговорила Лиза, – будет ли мама жива, когда я вернусь?

– Какое-то время.

Лиза закрыла глаза. Она ведь не верила, что королева появится, но вот она перед ней, и может вернуть ее к маме.

Так что же ей выбрать? Остаться в Шотландии и стареть на глазах у любимого и вечно молодого мужа или вернуться в свой век и смотреть, как умирает мать?

Не слишком богатый выбор.

– Может быть, вы можете перенести сюда мою маму? Или вылечить ее? – с надеждой спросила Лиза. – Или сможете сделать меня бессмертной?

– У тебя только два варианта. Остаться или уйти... Может, мне самой угадать, чего ты хочешь больше? Вы, смертные, считаете, что жизнь – это вечная борьба разума и сердца. Что же... чем бы дитя ни тешилось... Но чувство долга – не от сердца, а от разума... Ну, так что, мне заглянуть в твое сердце?

– Нет, нет. – Лиза даже положила руку на грудь, словно защищая свое сердце от непрошеного вторжения. – Я выберу сама.

– Мне надоело ждать. Ты хочешь вернуться к матери? – Королева эльфов нетерпеливо взмахнула точеной ручкой, и на поверхности пруда, словно на экране, появилось изображение.

Лиза вскрикнула. Ее мать лежала у себя в спальне с молитвенником в руках. Она сильно похудела и осунулась с тех пор, как Лиза видела ее последний раз, но она была жива!

Это был роковой удар. За все эти месяцы Лиза начала привыкать к мысли, что никогда не увидит маму, но теперь...

Если же она останется с Цирценом, то состарится у него на глазах, и он будет смотреть на нее так, как она смотрит сейчас на маму, и будет так же страдать. Сколько любимых и близких он потерял за пять сотен лет? Не будет ли лучше уйти сейчас, чтобы он потом не страдал десять, тридцать, пятьдесят лет?

Где-то в глубине души Лиза почувствовала, как вдалеке запаниковал Цирцен, уловивший ее состояние.

Лиза повернулась и бросила прощальный взгляд на замок, на красоту шотландских гор.

«Я люблю тебя, Цирцен, – мысленно крикнула она, – люблю всем сердцем, но годы убьют меня!»

– Н-ну? – спросила Королева. – Говори.

– Я... гм... – Губы Лизы стали непослушными. – Я хочу домой...

– А как насчет лорда? Не хочешь попрощаться?

– Он уехал, – слезы покатились у Лизы по щекам. – Отправился в Баннокберн.

– Баннокберн? – Королева выглядела почти встревоженной.

Она сказала несколько слов на незнакомом языке, и ночь превратилась в хаос. Шиан озарился светом, и из него начали вылетать эльфы на могучих конях и, вздымая пыль, кружиться вокруг Лизы и королевы.

– На Баннокберн! – кричали они.

Лиза понятия не имела, сколько это продолжалось. Земля дрожала от грохота копыт, и даже деревья неподалеку от шиана, казалось, в ужасе отпрянули от него. Лиза не могла выдержать этого зрелища и закрыла глаза.

Когда все стихло, она осторожно взглянула на шиан.

Высокий, могучего сложения мужчина стоял там, глядя на нее.

– Они забыли, что скоро битва, – сухо сказал он. – Войска Эдуарда более чем втрое превосходят шотландские, а у моего народа есть свой интерес в том, чтобы войско Брюса победило в этом сражении. Цирцен и его люди прибудут как раз вовремя. Мой народ любит наблюдать за триумфами и поражениями смертных.

– Кто вы? – ахнула Лиза, надеясь, что мужчина не рассмеется, потому что он притягивал ее, как магнит, и если он смеется так же, как королева, то устоять будет практически невозможно.

– Отправляй ее, – последовал приказ невидимой королевы, – а потом можешь быть свободен.

—А как насчет моих возможностей путешествовать во времени и сплетать миры? – поинтересовался Адам.

– Я сама решу, когда вернуть их тебе.

Адам раздраженно махнул рукой и посмотрел на Лизу.

– Похоже, твое желание исполнится, – сказал он и горько усмехнулся. – И они называют меня шутом!

«Почему он смотрит на меня с таким разочарованием? – недоумевала Лиза. – Так, словно ему небезразлична моя судьба? Словно я совершаю ужасную ошибку». И тут она вспомнила имя.

– Подождите! Вы Адам Блэк?! – крикнула Лиза, но было слишком поздно.

Она снова падала...

В бездну...

Неподалеку от Фер Бог Цирцен со стоном схватился за грудь, пошатнулся в седле и с ужасом поднял взгляд к небесам. Галан и Дункан тут же оказались рядом с ним.

– Что случилось? Что с тобой, Син? Не молчи! – тревожно спрашивал Дункан. Он еще никогда не видел такого страдания на лице лорда Броуди.

– Она ушла, – прошептал Цирцен. – Я больше не чувствую ее.

46
{"b":"19971","o":1}