ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Видимо, Макфейн уже завершил занятия: со стороны замка не доносилось привычных звуков, сопровождающих учебные сражения. Во дворе она увидела людей, что-то вполголоса обсуждающих. Судя по всему, они были встревожены затянувшимися родами. Кеннет поспешил навстречу Ариэлле. За ним последовали Дункан, Эндрю, Энгус и Дугалд.

— У тебя мальчик, Кеннет! — радостно воскликнула она. — Чудесный здоровый малыш. Глинис утомлена, но с ней все в порядке. Ты можешь пойти к жене.

Он с облегчением перевел дух.

— Вот спасибо! — Счастливый папаша пулей вылетел из ворот.

Ариэлла оглядела взволнованные лица:

— Почему вы все такие мрачные? Завтра отпразднуем рождение нового Маккендрика.

— Ариэлла, Макфейн ранен, — сообщил Дункан.

Ее улыбка померкла.

— Что произошло?

— Он свалился с лошади.

Девушка удивленно уставилась на Дункана:

— Свалился?!

— Вернее, конь сам его сбросил, — уточнил Дугалд.

— Кто-то подложил Каину под седло шпору. Стоило Макфейну на него сесть — и…

— Где он?

— Ушел к себе, — ответил Дункан. — Гэвин понес ему три кувшина вина. Макфейн вино оставил, а Гэвина прогнал. Элпин хочет предложить ему снадобья, но Макфейн не пускает его к себе. Элпин попытался было войти, но Макфейн швырнул в дверь кувшином. С тех пор прошло два часа. — Дункан замялся. — Он не может выпрямиться.

Ариэлла бросилась в замок.

— Я пришибу любого, кто посмеет открыть дверь!

Ариэлла заглянула в щель: Малькольм, скрючившись, лежал на кровати, рядом на полу стояли два пустых кувшина. Услышав скрип, он схватил кувшин, собираясь метнуть его в нарушившего запрет. Но, увидев, кто пожаловал к нему, Малькольм опустил кувшин.

— Уйди, — пробормотал он еле слышно.

— Не уйду.

Ариэлла закрыла дверь и поставила на стол корзинку. Малькольм с трудом поднял отяжелевшие веки. Хмельные синие глаза были затуманены болью.

— Раз пришла, принеси мне еще вина. Живо!

— Ты и так уже пьян, Макфейн. Я знаю, что тебе больно, но вином не исцелишься.

— Разве ты знаешь, что такое боль? — горько усмехнулся Малькольм.

— Да, мне не случалось так мучиться, — согласилась девушка, вынимая из корзины какие-то сосуды, — зато я умею облегчать страдания.

— Господи! — беспомощно простонал он. — Никак она собирается приготовить мне новую ванну!

— Вряд ли ты сейчас способен подняться с кровати и дойти до лохани, — заметила Ариэлла, приближаясь к нему. — Думаешь, ты что-то сломал?

— Думаю, у меня не осталось ни одной целой косточки!

— Сейчас поглядим. Он нахмурился:

— Не прикасайся ко мне!

— А ведь, когда у меня в руке торчала стрела, я говорила тебе то же самое.

— Это не одно и то же.

— Почему?

— Потому что я сейчас тебя убью.

— Вечно ты угрожаешь!

Она нежно коснулась его изувеченной правой руки и пощупала ее. Несмотря на угрозы, больной лежал смирно. Девушка осторожно потрогала каждый его палец, проверяя, не поморщится ли Макфейн. Потом осмотрела его левую руку.

— Некоторые кости все же целы, — сказала она. — Перевернись-ка на спину. Я займусь твоими ногами.

— Ноги целы.

— Ты уверен?

— Иначе мне не удалось бы добраться сюда.

— Значит, все дело в спине?

Малькольм попытался кивнуть, но его пронзила боль в позвоночнике. Поняв, что он не в силах пошевелиться, Ариэлла приподняла его рубашку. Больной напрягся.

— Я осторожно, — пообещала она. — Расслабься, Макфейн.

— Не могу! Не могу выпрямить спину, черт бы ее побрал! — Голос его звучал нарочито грубо, но в нем прорывались нотки отчаяния.

— Знаю, — ласково сказала Ариэлла. — Но я не сумею помочь тебе, если ты не позволишь мне выяснить, что с тобой.

Она прикоснулась к нижним позвонкам. Малькольм дернулся: здесь было самое болезненное место.

— Ничего, — уверенно проговорила девушка. — Я не заставлю тебя страдать.

Он перевел дух. Ариэлла продолжила осмотр, ощупывая ребро за ребром. Все мышцы спины были сведены судорогой, отчего тело казалось каменным. Стоило ей дотронуться до болезненного узелка, как Макфейн тяжело вздыхал. Она понимала, что эти вздохи помогают ему сдержать крик. Ариэлла прикасалась к больному осторожно, но твердо. Ощупав ему всю спину, плечи и бока, она сказала:

— Сломано не меньше двух ребер. Из-за сильного ушиба мышцы спины свело судорогой, поэтому ты испытываешь такую боль, пытаясь выпрямиться. Позвонки смещены, это тоже причиняет страдания.

— Замечательно! — простонал он. — Теперь, когда истязание позади, принеси мне еще вина.

— Ты должен подавлять боль другими способами, — заметила Ариэлла. — Воину не пристало напиваться до бесчувствия всякий раз, когда ему плохо.

— Я больше не воин, — с горечью напомнил он. — Потому и могу вытворять все, что мне заблагорассудится.

— Пока ты здесь, тебе придется держать себя в руках. Мой клан верит, что ты — Черный Волк, прославленный лэрд клана Макфейнов. Тебе не подобает напиваться и швырять чем попало в тех, кто старается тебе помочь. — Она направилась к двери. — Отдыхай. Я вернусь через несколько минут.

— Ну, цела? — озабоченно осведомился Дункан, поджидавший ее в коридоре.

— Конечно! Что со мной сделается?

— А он?

— Мучается от боли, — тихо ответила девушка. — Спина и раньше не давала ему покоя, а теперь…

— Он поправится? — спросил Гэвин, бледный от волнения.

Только сейчас Ариэлла поняла, как он предан Малькольму. Конечно, тот был прежде его лэрдом, и Гэвин не считал себя вправе покинуть его. Однако он последовал за ним и тогда, когда Малькольма лишили власти и изгнали. Он разделил с ним одиночество и нищету. Ничто не разорвало их дружеских уз.

— Поправится, — заверила она Гэвина. — Но мне нужна твоя помощь. Войди к нему и разведи огонь. В тебя он вряд ли чем-нибудь швырнет. А ты, Дункан, принеси мне два свиных пузыря с горячей водой и маслом, а также кувшин с холодной питьевой водой. Хватит с него вина на сегодня! Эндрю, пусть Элпин пришлет мне мазь для снятия боли. Принеси ее в котелке. Мазь придется разогреть на огне. Еще мне понадобятся длинные полосы ткани, чтобы перевязать Макфейна.

— Ты будешь делать кровопускание? — спросил Гэвин. — Лекарь клана Макфейнов всегда отворял ему кровь, когда боль становилась невыносимой.

— И как, помогало? — осведомилась Ариэлла. Гэвин пожал плечами:

— Спустя несколько дней он испытывал облегчение. Не знаю уж, благодаря кровопусканию или по иным причинам.

— Моя мать считала это бесполезным. Раз ты не уверен, что кровопускание помогало, я не стану к нему прибегать. Идем! — Она распахнула дверь. — Пора согреть комнату.

Вскоре в очаге запылал яркий огонь. Дункан и Эндрю принесли все необходимое.

— Выпей это! — Ариэлла подала Макфейну кубок. — До дна!

Малькольм с усилием приподнялся на локте.

— Что это?

— Вода с болеутоляющим порошком. Ты так захмелел, что теперь тебя будет клонить в сон.

Малькольм запрокинул голову, выпил снадобье и скорчился от боли.

— Скоро подействует? — спросил он, отдав ей пустой кубок.

— Скоро, — пообещала она. — А пока я сниму с тебя рубашку. Поможешь мне?

Страдая от своей беспомощности, он снова приподнялся. Ариэлла быстро стащила с него рубаху.

— Сначала я натру тебе спину вот этой мазью. — Она сняла с огня котелок. — Полежи на боку. Вот-вот тебе полегчает, и ты перевернешься на живот.

— Сомневаюсь.

Она не осуждала его за сомнения. Засучив рукав платья, она вылила растопленную мазь себе на ладонь и начала легонько растирать его изувеченную спину. Сначала Ариэлла чуть касалась ее, позволяя ему привыкнуть к процедуре. Когда Малькольм перестал постанывать, она усилила нажим. Ее пальцы двигались медленно, подолгу задерживаясь на сведенных мышцах. Девушка знала, что горячая мазь проникает сквозь кожу и приносит облегчение. Она работала молча, прислушиваясь к его дыханию и определяя по нему, где боль осталась, а где начинает угасать. Его бронзовая кожа стала скользкой, и это облегчало Ариэлле работу. Ей нравилось, что мышцы набухают и опадают от ее умелых прикосновений. Прошло много времени, прежде чем он со вздохом облегчения распрямил спину.

34
{"b":"19975","o":1}